текущий игровой период
зима
флешбек
1-49 день после пробуждения
настоящее
50-64 день после пробуждения
события
Обнаружены две новые локации: автомастерская на востоке и мотель на юго-западе. По крайней мере уже семеро выживших стали свидетелями странных явлений, природу которых они не могут объяснить. Это не оставляет сомнений в том, что в городе обитает что-то или кто-то кроме вас. Вот только что или кто?

РОЛЕВАЯ ЗАКРЫТА.
Спасибо всем, что были с нами.



Palantir Рейтинг форумов Forum-top.ruВолшебный рейтинг игровых сайтов


сюжет faq карта календарь погоды список выживших разделение труда занятые внешности правила шаблон анкеты поисковая акция квесты и запись поиск соигрока

RIDDLETOWN

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » RIDDLETOWN » Архив эпизодов » [47 день] Не позволяй всякой ерунде портить тебе аппетит!


[47 день] Не позволяй всякой ерунде портить тебе аппетит!

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

На 47 день после пробуждения, примерно в 10 часов утра, Одетт Фримен нужно было приготовить обед для всех выживших. Все заняты своими делами и помощи было попросить не у кого. Иван Дегтярев предложил свою помощь, так как уже разобрался со своими обязанностями в бункере. Позже к ним присоединилась та, кого не ждали - только проснувшаяся Слава Воронцова.

Отредактировано Odett Freeman (2016-03-24 20:11:27)

0

2

Уже целый месяц жизни в бункере. Каждая новость о поверхности добывается с большим трудом и некоторыми потерями. Вон там, в супермаркете, кто-то в пол провалился, кто-то на себе опробовал дождь обновленной земли. Что не даёт ему сломаться после потери дочери, так это коллектив. Люди, которым тяжелее. А именно это перебивает всякое желание накладывать на себя руки, убиваться горем - желание помочь. Поддержать, подбодрить и поставить на ноги, показать, что есть надежда и тот, кто сможет помочь со всем этим справиться. Иван с вероятностью до одной сотой процента оставляет надежду на то, что мать с дочкой выжили, как-нибудь. Не пускает себя в подробности и в раздумья на эту тему по явной причине. Сейчас нельзя быть слабым, мысли о доме и родных слишком сильно выдергивают из реальности, где столько всего нужно сделать. С последней вылазки из торгового центра они принесли еды и русский доставил все на кухню. Его знакомая еще не пришла в себя, когда он уходил, а после прихода Иван к ней не заглядывал. Оди, отвечающая за приготовление еды в бункере, как специалист повар уже была во все оружии. Но приготовить еду для такого количества людей и распределить ее, действительно сложная задача для одного. Видя, как девушка старается, Иван предложил свою помощь по кухне.
- Я готов, Ода. - Тихо произнес мужчина, возвращаясь из уборной и засучивая рукава. Он вымыл руки, на сколько это позволяла чистота источника и снял рабочую одежду. - Тут фартуки есть? - Пришло время осмотреть кухоньку поближе. Мужчина остановился неподалеку, ожидая распоряжений молодой светловолосой девушки, и улыбнулся.

Отредактировано Ivan Degtyarev (2016-03-24 15:27:50)

+1

3

Одетт сегодня проснулась рано. В общем, как и всегда. Она добросовестно исполняла свои обязанности повара каждый день, который она провела в бункере, начиная с момента, как вызвалась быть хранительницей очага. Приготовление завтрака она исполнила на высоте. Раз в неделю она составляла меню, учитывая потребности, состояние здоровья людей и пожелания. Слишком шиковать они не могли. Хоть с припасами пока не возникало больших проблем, но она знала, что рано или поздно они подойдут к концу. Вот и следовало руководствоваться строгой экономией, извлекая при этом максимальную полезность пищи.
Завтрак был окончен. После небольшого перерыва и прогулки по бункеру, девушка отправилась обратно на кухню. Следовало начинать готовить обед. Да, вот такая не легкая судьба повара, особенно когда тебе никто не может помочь. Все заняты своими обязанностями. Кто-то уже отправился наружу на поиски припасов, годных для использования, кто-то занят приборкой и стиркой, кто-то заботится о стариках и детях, а кто-то уже отправился на разведку. И все они соберутся в бункере к обеду. Все будут голодны. И обязанность Оди утолить их голод чем-то питательным, сытным и вкусным.
Ждать помощи – значит обречь людей на не своевременный обед. В этом хаосе еще не хватало режим нарушить. Не дело это. Ода уже сходила на склад и кое-как притащила нужное количество овощей, крупы и консервы для приготовления. Надо было еще воды в кастрюлю набрать. Но ее она сама донести не сможет, а бегать с ковшом или с кастрюлей до крана и на кухню – трата времени. Девушка просила помощи, если кто-нибудь освободится. Старушка предложила помочь с очисткой картофеля и Одетт обещала позвать ее, когда подойдет до этого время. Женщина была слаба, и девушке не хотелось ее беспокоить. Поэтому она начала сама.
- Я готов, Ода, - Иван вошел в кухню, засучивая рукава. Помощь пришла вовремя. Он всегда был рад помочь. Хотя, возможно так казалось Одетт. Но, тем не менее, она так думала. - Тут фартуки есть?
- Спасибо, - улыбнулась девушка. - Набери, пожалуйста, чистой воды в эту кастрюлю и то ведро,- Одетт положила дочищенную картошку в чашку с водой и сполоснула там руки от крахмала. – А я тебе фартук пока достану.
Ну, это было трудно назвать фартуком как таковым. Но в качестве экспромта вещица годилась под эту роль. Раньше это был халат, что ли. Одетт выстирала несколько таких вещей, а потом с помощью иголки, нитки и кусочков ткани сотворила эти фартучки. Нельзя же готовить без них. Собственно, и косынки были когда-то ветошью, которые так же были немного перешиты или заштопаны.
- Еще нужно почистить Лук, - вздохнула Одетт. – Но если не любишь плакать, я могу это сделать сама, - снова добродушная улыбка.
- Кстати, давно выходил? Как там все? – она иногда расспрашивала тех, кто покидал бункер. Ей, правда, было интересно. Сама она пока не решалась на столь смелый поступок. Тем более, у нее всегда находились дела тут, в бункере. А снаружи, по описанию очевидцев, было страшно и опасно. Оди прекрасно понимала, что с таким расчетом ей там выжить и не попасть в какую-нибудь опасную для жизни ситуацию, шанс чертовски мал. Фитнес и велосипед – конечно делают твое тело подтянутым, но навыки выживания не добавляют.

Отредактировано Odett Freeman (2016-03-24 11:37:15)

+2

4

И, как говорится, ничто не предвещало беды.
- Да отвалите вы от меня! – а кто говорил, что будет легко? Утро уже не такое раннее, но для кого-то оно этим днем вообще выдалось первым в убежище. И хорошо, что больше половины разбрелось кто-куда по своим делам, а то и вовсе свалили в разведку, ибо один черт знает, что бы ожидало того несчастного, которому так не повезло столкнуться с очередной запоздалой пробужденной. Нет, как для человека, очнувшегося невесть где в окружении непонятных лиц, эта самая пробужденная еще создавала впечатление спокойного и адекватного человека. Ну, почти. Хотя, паре лиц на кухне, которые вполне могли слышать отчасти басистый голос, который никак не внушал слушателям уверенность в половой принадлежности его обладателя, где-то за дверью входа в помещение, так могло и не показаться. А уж после того, как дверцы были распахнуты – то и подавно.
Погоня за непослушным пациентом, собственно говоря, прекратилась. Двум отчаянным медикам и одному добровольцу все равно уже было не остановить проснувшуюся, как  бы они не старались удержать ту на месте до появления лиц, старших по званию. Ведь они все таки так и не выяснили, почему та провалялась еще полтора месяца в своего рода коме. И говорить то, что происходит, тоже не особо спешили. Наивные, думали, что эта особа их будет слушать. Да, конечно, ноги были поначалу ватными, да и до сих пор ее не покидает ощущение возможности где-нибудь грохнуться на ровном месте, но все же валяться еще сутки под наблюдением – нет уж, идите нахер. Да и кто знает,  чем они ее тут кормили, и уж тем более – как. Она же не врач, но зато фантазия у нее работает отменно и не всегда в здоровом направлении. Скажем так, кухня – не была ее первоначальным пунктом назначения.  Да и вообще, пока она пыталась оторваться от суетливых сиделок, не наткнулась ни на кого больше, потому голоса, донесшиеся из-за мимо проскользнувшей двери, вызвали некий интерес.
И вот она. Застыла в дверях, узрев мужчину и девушку, явно занимающихся приготовлениями обеда. Или завтрака. Или что у них там сейчас должно быть по расписанию? У нас будет завтрак, ибо когда проснулся – тогда и утро, где утро – там и завтрак. Нет, на логику пока никто не жаловался. Это было нечто бледное, с зелеными заспанными мутными глазами и яркими рыжими волосами. Последние были растрепаны, ибо над укладкой пока никто не задумывался, можно лишь только заметить, что длиной по пояс отличились лишь передние пряди, когда на затылке стрижка больше напоминала заросшую мужскую. Но пока это явно никого не волновало. Одежда незнакомки мало отличалась от той, что она обычно предпочитала носить в прежней жизни. Обтягивающие брюки, ботинки, вроде берцев, черная свободная кофта нараспашку и под ней – еще одна кофта, но уже из более легкой ткани.
-… да ладно, - вдруг уставившись на мужчину, явно прифигев от неожиданности встречи, произнесла Воронцва на своем любимом русском. Она, право, все еще не догоняла, что творится, но присутствие здесь знакомого человека внушает веру в лучшее. Если, конечно, все не наоборот, где друг окажется врагом. Но большинству свойственно сразу верить в хорошее, потому и на лице Славы явно норовила появиться улыбка, но все равно в основном ту выдавал только взгляд, а не мимика в общем. Это же ведь Дегтярев, собственной персоной, чего в нем сомневаться? Самый добрый человек, которого Слава только могла встретить когда-то в лесной чаще. Вот только сейчас вместо пистолета в одной руке она держала небольшую книгу страниц в 300-400 – практически все, что осталось от ее личных вещей. Ну или, по крайней мере, то, что она пока смогла обнаружить сразу по пробуждению.  Кроме книжки, еще пару сосательных конфет в кармане и эластичный бинт, который Каспер пока решила не пускать в его привычное применение, а оставить на потом.

Отредактировано Slava Vorontsova (2016-03-24 14:25:43)

+1

5

Иван активно принялся исполнять поручения. Почему бы и нет. Главный на кухне тот, кто лучше всех готовит. И стоило порадоваться тому, что ему не пришлось быть за кухню ответственным. Умеет он, отказаться не сможет, но это не хило ограничит время на изучение местности и тому подобное. Набрав воды в кастрюлю и ведро, как попросила Ода, Иван принес их на кухню.
- Еще нужно почистить Лук, но если не любишь плакать, я могу это сделать сама, – Чтобы лук не щипал глаза, надо смочить нож и луковицу в холодной воде. – Мягко кивнул Иван. Вопрос про слезы довольно риторический. Плакать никому не хочется. Однако Дегтярев возьмет всю тяжелую и неприятную работу на себя. Ну действительно, что, он лук не почистит что ли. Какие мелочи. Тем временем Одетт принесла самодельный фартук и шапочку.
– Ой, какая прелесть. – Улыбнулся Иван, завидев кухонную одежду. Вряд ли тут были предусмотрены фартуки, а посему означало, что их кто-то сделал вручную в бункере. – Откуда в бункере такие чудные фартуки? – Спросил мужчина, принимая и одевая одежду. Между тем он посматривал на девушку, несколько мягко. После того, как он оделся, пришло время браться за лук.
- Кстати, давно выходил? Как там все? – Как зомби апокалипсис, только без зомби. – Усмехнулся русский, быстро справляясь с луком. Наверно, не стоит так пугать девушку, у американцев это весьма реальная тема фильмов. – Про зомби я пошутил. Но здания в ужасном состоянии, некоторые развалились полностью, а некоторые частично. Природа погибла. Я подумывал, что можно будет в будущем устроить что-то вроде огорода, семена в бункере должны быть на такие случаи. Но земли хорошей мы не найдем. Кислотные осадки  – вряд ли положительно сказались на плодородности. Всевозможные магазинные запасы когда-нибудь иссякнут. Их еще мародеры подчищать будут регулярно. – Проблема воды и еды весьма серьезна. – Ты не знаешь, откуда в бункер поступает вода? Это должен быть какой-то источник... Надо будет посмотреть.  – И тут кто-то что-то сказал. Как бы не смешно это звучало, но выглядело на все пять баллов. Иван обернулся, увидев встрепанную и заспанную Мстиславу.
– Ты проснулась. – Широко улыбнувшись, произнес Дегтярев с ноткой удивления. Слава действительно очень долго спала. Этот феномен, должно быть, был связан с их попаданием в бункер. Люди просыпались по-разному. Да что там, он сам целую неделю дрых, а Славик проспала больше месяца. – Как ты себя чувствуешь, волчонок? Скоро обед будет, поможешь? – Иван старался не отвлекаться от своего задания, посматривая на рыжее существо.

Отредактировано Ivan Degtyarev (2016-03-24 16:49:02)

+2

6

Мужчина принес воды, как и попросила Оди. Вот что бы она без него делала? Нет, конечно же, она бы справилась, но на это потребовалось куда больше времени. Тем более, что в ее распоряжении было не так много посуды. Это уж не бабушкин ресторанчик. И даже не университетская столовая и уж тем более не французские апартаменты и не студия. Но, можно пользоваться тем что есть. И даже нужно. Кастрюля была поставлена на горячую конфорку, которую  Одетт включила, пока Иван ходил за водой. Электрическая печь в этом плане более вредная, чем газовая. Но девушка ею умеет пользоваться. Хотя, это и печью трудно назвать, как и любую вещь, находящуюся тут. А с другой стороны, ведь как-то выживали люди раньше? Когда не было сотовых телефонов, вай-фая, огнестрельного оружия, газа, электричества и водопровода. А что сейчас? Зажрались сволочи. Попривыкли к удобствам всяким. Одетт была одной из таких. Она все время себя успокаивала мыслями о том, что раньше люди справлялись и она сможет. Хотелось бы, конечно, инструкции для дальнейших действий, но их не было.
Ведро же она отставила в сторону. Вода должна была отстояться, чтобы осел осадок, а потом она несомненно пригодится. И не придется никого просить что бы ее принесли.
-Чтобы лук не щипал глаза, надо смочить нож и луковицу в холодной воде, - сказал Иван. Ода улыбнулась. На самом деле было много способов, что бы не плакать  при очистке и нарезании лука. Паршиво то, что и ножа-то тут не было. Разве что подобие его. Да и овощи явно не первой свежести. Ну что же, опять же, довольствуемся тем что имеем. Много гнили, много шелухи, но что-то полезное можно и оставить.
- Это было громкое преувеличение, - Одетт улыбнулась. - Ты, правда, думаешь, что от этого лука кто-то способен заплакать? - девушка вздохнула. Она пыталась шутить даже в такой обстановке. А что, если все время придаваться паники, грусти и сокрушению, то можно свихнуться. - Разве что из жалости к этим овощам, - она вздохнула. Паршиво осознавать, но каждая лучинка была более чем печальна. Если бы Одетт такое нашла в своем холодильнике, то непременно утилизировала бы. А сейчас возможности жить на широкую ногу не было. Хочешь есть - довольствуйся тем, что имеешь. А имели люди убежища в запасе не так много, что бы выкидывать овощи даже в таком виде.
– Ой, какая прелесть, - произнес мужчина, когда Одетт достала фартук, сшитый из того, что было. – Откуда в бункере такие чудные фартуки?
Судя по реакции Ивана, его порадовало наличие таких вещиц. А что, это элементарные вещи, которым учат еще родители дома. Вы хоть одного кулинара без спецодежды или фартука видели? А стали бы есть, если бы узнали, что на кухне ходят, в чем попало и с не убранными волосами? В общем, причины создания этих вещей были понятны. Их было всего лишь два. В принципе, больше не особо было нужно, да и мастерить не из чего. Одетт и так выбирала самые не особо пригодные материалы, которые не пригодились бы медикам или еще кому-то. А история с поиском швейной иглы вообще больше напоминало эпопею вселенского масштаба. Но об этом не сейчас.
- Ну, - девушка смутилась, протягивая вещицы мужчины. -А как без них тут? - она развела стороны руки, как бы показывая на всю кухню. И с таким удивлением взглянула на Ивана, словно иначе вообще даже вероятности не допускалось.
Рассказ о том, что творится наверху, Одетт  не порадовал. Природа была мертва. Припасов не много, а те, что добывались, были консервами в основном. А консервы - делали люди и их не может быть безмерно много. В общем, эту цепочку можно вести до бесконечности, опираясь на логику разных людей. Но суть от этого абсолютно не изменится.
-…да ладно, - раздался незнакомый женский голос. Одетт посмотрела на вход (оттуда донесся звук). Девушка и слова не разобрала. Разве что определила язык. На нем разговаривали русские, на своем родном. Одетт рассмотрела рыжеволосую девушку. Ее она среди бодрствующих людей не видела. Это могло значить либо у Оди провалы в памяти, что исключено, и то, что эта девушка недавно проснулась.
Иван видимо был знаком с рыжеволосой. Хотя, Ода не была в этом уверена. Он что-то сказал ей, не отрываясь от чистки лука. Одетт приветливо помахала девушке рукой и тепло улыбнулась. Это ведь хорошо, что еще кто-то пришел в себя. Конечно, как-то долго некоторые спали. Но и сама Одетт не была одной из первых проснувшихся.

+2

7

Что, вот так спокойно? Он это серьезно? Увы и ах, однако такие непринужденность и легкость в речи и поведении мужчины в данной ситуации ну никак не радовали тараканов в рыжей головушке, которые уже были готовы устроить кое-кому взбучку. Это он тут уже, так сказать, освоился, а вот Мстиславе сейчас очень захотелось взять того за шкирку и вытрясти из него разъяснения, что нахрен происходит. К тому же, она сама не знает еще, сколько точно она там расслаблялась без сознания; все, что ей сказали, так это - что она долго спала и… и все. Ну, максимум еще просили успокоиться. Ооо, да она всегда спокойна. С виду. Иногда даже попробуй догнать: начинать тебе заговаривать ей зубы или уже покупать билет на другой континент. Причем второй вариант обычно всегда срабатывает, ибо играть в догонялки Воронцовой явно не по вкусу, если в основе игры не лежит знатная награда.
Ну, так вот, о чем я. Все тонкие нотки радости во взгляде, что на мгновение даже подарили тому давний блеск и яркость, тут же сменились чем-то иным. И это что-то уже явно было не из самых приятных эмоций, по крайней мере, если посмотреть на это со стороны парочки, занятой приготовлениями. Да, конечно, почему бы и нет? Мы только проснулись, ничерта не понимаем, что вообще творится, но наплюем на внезапное пробуждение в какой-то дыре с высокой башни и сейчас вот так просто сядем кружочком вокруг огонька, будем готовить и говорить по душам и травить анекдоты про зомби.  Ребят, а покурить есть чего? А то как-то не хватает обезьянки с тарелками для полного счастья, чтобы уж вообще догнаться. Сказать, что рыжую слегка перекосило – ничего не сказать. Та неустанно уставилась на русского, то ли пытаясь осмыслить, прикалывается он или нет, то ли уже раздумывая, как на него наехать. А поскольку обычно свои наезды она не планирует и действует, не раздумывая, то ответ вполне очевиден. И нет, ее совсем не успокаивает то, что ее сейчас назвали ее некогда излюбленным прозвищем.  Скорее даже наоборот, еще сильнее доводит. Словно опять говорят «успокойтесь, все хорошо».  В ответ незнакомке, которую, как мы уже поняли, звали Одетт, на ее приветствующий жест рукой, Каспер лишь молча кивнула.
Да, и тут же перешла в наступление.
- А может, ты мне для начала объяснишь, что происходит? – да что ж ты делаешь, нетерпеливая женщина? Рыжая уже стояла рядом с Иваном, приблизившись к тому стремительными шагами и в завершение выхватив у того подобие ножа, которым тот резал лук. Кто-кто, а Слава умеет сделать так, чтобы все внимание было обращено на нее. Нет, можно, конечно, набросится и на какого-нибудь незнакомца в коридоре, но так же веселее. Да и Славу «не в себе» вот именно этому кадру еще лицезреть возможности не представлялось. Все бывает в этой жизни в первый раз. А Волчонок тем временем уставилась выжидающим пристальным и в какой-то мере напрягающим взглядом на егеря, чуть склонив голову к плечу. Одну руку, в которой теперь находилось орудие для лука, она использовала в качестве опоры, чуть навалившись на нее туловищем, а другую, с книжкой, поставила в бок.
- Обед подождет. Я хочу знать, какого хрена я здесь оказалась, - сейчас, - и ты тоже.

+2

8

Иван было хотел ответить, что этот лук готов сам себя оплакивать, но кажется он забыл, что кто-то здесь чего-то не понимает. Кажется, сказать, какие замечательные вышли фартуки придется позже. Однако бросать помощь ради светской беседы, когда в бункере около ста человек и все хотят есть – просто нехорошо. Рыжая забрала у него подобие ножа, о подвигах которого можно было слагать песни, и стала в позе а-ля «требую объяснений». Что это у нее в руке, книжка? Хотя и он проснулся с кем-то, мало полезным. Иван говорил на английском, ибо больше двух говорят в слух. Просто не прилично и даже обидно для окружающих. Если бы они были вдвоём – пожалуйста, другое дело.
- Слава, я тебе все расскажу. Только отдай мне тот обрубок, что так геройски притворяется ножом уже целый месяц. Еду ждем не только мы. – Ласково усмехнувшись Дегтярев протянул ладонь для предмета. – Познакомься, это Одетт, наш главный повар. Оди, это Слава. – Незачем терять время если можно совместить два полезных дела.
- Что произошло, до сих пор никто не знает. Тут люди оказались с разных городов, как я понял. Но все были на территории США в момент сирены. Что-нибудь помнишь после нее? – Если девушка вернет ему нож, русский продолжит свое дело.
- После сирены прошло 46 дней. А если быть точным, 46 дней как в убежище проснулся первый человек. Сегодня 47-й. Сейчас мы в бункере. Всего нас 85 человек, больных пока нет, никто не умер. Просыпаются все по-разному. Однако часть людей ушла и теперь они сами по себе. За пределами бункера у нас, эдакий, апокалипсис. Разрушенный город, дожди - прожигающие ткани и кожу каждой каплей. Больше ничего и никого. Связи нет. Рации работают еле-еле. Пока мы собираем то, что можно найти поблизости. Недалеко торговый центр, там осталась кое-какая еда. Ну, как бы, вот и вся картина происходящего. Не много ты проспала. – Мужчина в шапочке и фартуке продолжал помогать на своеобразной кухне. Собственно, больше ничего он нового ей не расскажет. А ведь у Славы тоже, наверняка, были дорогие ей люди там, родственники и друзья. Сейчас надо смотреть внимательно и не прогадать момент ее осознания. У каждого шок и у него самого был. До сих пор душу не отпустила тяжесть. Показывать незачем, если все будут с грустными рожами ходить, то кто будет поднимать настроение?
Правда, к концу разговора, Иван уже не улыбался и готов был уделить время только старой знакомой. Егерь посмотрел на недовольную заспанную рыжую.

Отредактировано Ivan Degtyarev (2016-03-25 23:21:49)

+2

9

Вид незнакомки был странный. Точнее не так. Скорее недовольный, может быть даже возмущенный. Ну, что на это подумать? Все люди по разному реагируют на произошедшее. Кто-то спокойно, кто-то недоумевает, кто-то истерит, а кто-то злится. Одетт уже приходилось наблюдать как просыпаются люди , узнают в какой они ситуации и... Дальше каждому свое. Оди плохо разбирается в психологии, так что выводы особые не делала. В любом случае каждый кто сейчас тут находится испытывает стресс.
По разговору Ивана и рыжеволосой девушки Одетт поняла, что они знакомы. К тому же, мужчина говорил на английском и Одетт все понимала. Трудности языков присутствовали в их небольшом социуме. Подборка людей разных стран всегда ведет к подобным сложностям. но, все-таки, как -то все понимали друг друга. Да даже общение теми же элементарными жестами.
– Познакомься, это Одетт, наш главный повар. Оди, это Слава, - представил девушек друг другу Иван. Одетт кивнула в знак приветливости. Ну, ту же реакцию она не ждала. Все и так понятно было. Славе сейчас не до этого. Ей бы разобраться с первоначальным.
Одетт лишь оставалось продолжать свое дело и стараться не мешать людям общаться. В общем, это она и делала. Когда рыжеволосая что-то требовательно сказала, а потом стремительно приблизилась к мужчине, отобрав у того то, что тут считалось ножом, Одетт замерла. Выглядело это весьма опасно. Еще не хватало, что бы девушка после пробуждения резню устроила. Пусть это был и не нож, но убить можно вообще чем угодно. Даже ложкой. Да даже зубочисткой, если знать, куда ее втыкать. Оди смотрела за этим странным общением. При этом, Иван казался абсолютно спокойным. Словно это поведение рыжеволосой нормально. Но для Одетт это не было нормальным. Зачем выхватывать кухонный прибор, который в данный момент используется для всеобщего блага? Мотивов и причин можно предположить массу. Но не похоже было, что девушка хочет помочь.
Иван рассказал Славе все что знал. Оди посматривала на них, продолжая готовить обед. Она чувствовала себя лишней тут. Но, уйти она не может. Ей надо закончить начатое.
- Если вы хотите поговорить, то держать не буду. Думаю, я сама справлюсь дальше. Спасибо, Иван, что ты мне помог, - Одетт улыбнулась. А чего держать тут людей? Ну немного позже будет обед. Оди не думала, что кто-то сильно будет возмущаться. А Славе сейчас не до этого. Люди эгоисты и вот оно это проявление. Она проснулась, ей не ясно и ей не до кого. Все они такие. И это не должно удивлять, расстраивать или радовать. Это должно нормально восприниматься. Возможно с пониманием. Так Одетт и решила отнестись к поведению рыжеволосой.  Но сама ода не может взять все и бросить. От нее зависит не только собственное благо, в данный момент. Дети, старики, мужчины и женщины - все хотят есть. Все кто имеет возможность - трудятся для всех. И очень здорово, что все понимают это разделение труда.
- Но, скорее всего, обед сегодня будет немного позже, - Оди закончила резать последнюю нужную картофелину . Вода в кастрюле уже скоро должна будет закипеть. Надо подготовить остальные ингредиенты, чем Одетт и занялась.

+1

10

Ну… ой. И это. Ну, упс. Она вам тут не из благотворительной службы, знаете ли, и не посланник с небес. Так что, если ее имя оказалось в списке смертников – да, она хочет об этом знать.
-…сколько? – бросив эпичный взгляд на нож, негромко, но таки перебив речь Дегтярева на моменте про сроки использования этой кракозябры, и даже не сообразив, что именно ее так удивило: что этим предметом вообще можно что-нибудь порезать, или  что месяц – это еще преуменьшение реальности. Степень ахреневания, видать, несколько сбила с толку не только саму рыжую, но и ее буйный настрой, что девчонка, даже нисколько не сопротивляясь,  передала нож обратно Ивану и продолжила внимать его словам.
- Ээ, - глубокомысленно изрекла она, на автомате оборачиваясь к девушке, на которую указал Иван, но думая явно не о ней. Да уж, она умеет произвести впечатление умной и начитанной девушки, - нет, после сирены вообще ничего… Да и неужели ты думаешь, что все ничего не помнят, а мне единственной с «О великого Веления», - демонстративный жест с поднятыми кверху руками, - будет послано озарение? Ха…
Ооо, как это однако странно, что двое человек, живущих в одной стране, оказались не только в нужное время в нужном месте, а еще и в последствии – упрятаны под одну…крышу. Если ту, конечно, можно назвать таковой. Нет, мы то верим в совпадения, но. Почему не пекарь из булочной возле станции метро? Почему не та милая стюардесса из ее рейса? Почему не кошка, на хвост которой Каспер так удачно наступила «вчера» утром? Почему он?! Ныне единственный человек на земле, с которым у Воронцовой когда-то завязались приятные дружеские отношения, и тот здесь? Жизнь, подъеб засчитан, ты классно шутканула.
- Но, скорее всего, обед сегодня будет немного позже…
- Ничего страшного, хуже уже не будет, - довольно спокойным тоном произнесла рыжая, обращаясь непосредственно к Оде. Да, она уже, как и Иван, сама давно перешла на английский. И хоть Каспер родом из России, акцента у нее, как такового, нет. Итого осмысливаем, обдумываем, ходим кругами вокруг наших кулинаров,  «чешем репу», пока эти двое вновь принялись за прежнее дело, и выдаем:
- Ага, то есть вы тут уже торчите полтора месяца.. а так и не выяснили, что происходит? – ну, можем считать, добила. Она. Или ее добили. Второй вариант, как нам кажется, более точно сейчас характеризует данную картину, - вы хотя бы местность на сколько процентов тут обследовали?
Ой, что-то это она еще в треть силы. Нет, конечно, вынос мозга всем окружающим вообще не входит в базовую комплектацию поведения сего существа, однако, коли здесь хорошо знакомая физиономия… Да и в основном все речи Славика, не взирая на их содержание, были выданы в весьма спокойном тоне. Спокойном.. даже угнетающем. При таком обычно слушатели начинают задумываться о смысле бытия.
- И почему ушли остальные? Хотя не отвечайте, я догадываюсь, почему.

+2

11

– Будет послано озарение? Ха… – А почему бы и нет? Будь оптимистом. – Последнее было сказано весьма поникшим голосом, как будто с пониманием всего происходящего.
– Если вы хотите поговорить, то держать не буду. Думаю, я сама справлюсь дальше. Спасибо, Иван, что ты мне помог, – Беседу можно вести и будучи при деле. - Иван, дочистив лук, вручил Славе нож и подвел к мешку картошки. – Помогай. Если мы можем подождать, то остальным, восьмидесяти двум, придется объяснить, что еды они не получат просто потому, что на кухне есть с кем поговорить. Припасов и так не много, не шикует никто и каждый прием пищи большая радость. – Вообще сложно верится в то, что у них присутствует на столе картошка и лук. Такое возможно только при постоянном поддержании температуры около нуля и отсутствии влаги. Обычно в бункер завозят много консервации, в числе всего овощи, фрукты, мясо, супы и всё подобное. Сам же русский в это время занялся консервацией. Быстро сбегал на склад принес несколько банок с овощами и принялся открывать.
- Вы хотя бы местность на сколько процентов тут обследовали? – Процентов? – Удивленно спросил мужчина, поднимая глаза на рыжую. – Процентов чего? Улицы? Города? Страны или планеты? Где заканчиваются твои проценты? Скажи мне, и я тебе скажу сколько мы исследовали. – По его мнению весьма глупо изменять количество территории, которую надо обследовать. Тем более в процентах и в том городе, которого ты не знаешь. Да и кому, сейчас, какая разница. О чем-то странном думает эта девушка, когда осознала о происходящем. Интересно, это её действительно волнует или все на показ, чтобы не показывать эмоции.
– Хотя не отвечайте, я догадываюсь, почему. – Мне интересно. Поделишься своими догадками? – Вот так сразу выдвигать такие сильные предположения… Хотя, может в ответ последует какая-нибудь шутка. Вроде: «– Потому, что меня тут все облапали пока я спала!» Выбор мародеров он сам не сильно одобрял. Не лежала его душа к такому наплевательскому отношению. Все для себя – предел эгоистов. Одному мало чего удастся достичь, несмотря на то, какой ты умный или на сколько сильный. После вскрытия банок, мужчина принялся помогать с картошкой, а за одно принес еще воды, показывая, что бросать помогать он не собирается.

Отредактировано Ivan Degtyarev (2016-03-28 15:36:29)

+2

12

Слава была удивлена. По крайней мере, так показалось Одетт. Ну да, они много времени все провели в отключке. Кто чуть больше, кто чуть меньше. И бог знает сколько еще до того, как проснулся первый из тех, кто находился в бункере. Всем было интересно, что произошло и как они тут оказались. Но никто вспомнить ничего не мог. Сама Одетт старалась не зацикливаться по поводу этих мыслей. И тем более не накручивать. Так и свихнуться можно. А в ситуации, в которой они все оказались необходимо сохранять спокойствие и здравомыслие. Панику надо стараться пересиливать и не поддаваться ей.
Слава хоть и говорила по-английски, Оди старалась не мешать диалогу знакомых между собой людей. Да и что она может ей сказать? Она даже бункер не покидала. Она хлопотала тут, внутри. По крайней мере, тут она могла быть полезной. А там, снаружи, скорее всего, была бы обузой.
- Ничего страшного, хуже уже не будет, - прокомментировала Слава слова Одетт по поводу задержки подачи питания. И как вам это нравится? Как это хуже не будет? Все не так уж и плохо. И хуже ожжет быть и на много. Например, когда пища вообще кончится. Когда не будет воды. Когда начнется какая-нибудь эпидемия. Да даже отсутствие здравомыслия у половины выживших это уже намного хуже. А тут с таким спокойствием сообщают, что хуже некуда. Одетт лишь с жалостью взглянула на девушку и вздохнула. То ей сейчас сказать? Она только проснулась и ничего не понимает. Им всем нужно время, что бы прийти в себя, освоиться, познакомиться и хоть немного привыкнуть.
- Я думаю, нам хватит овощей. От них все равно больше отходов, чем годного к еде. Но, последние витамины – тоже польза, хоть какая, - Одетт улыбнулась, когда Иван предложил Славе помочь с картошкой. Воды тоже было достаточно. Осталось нарезать то, что осталось от лука. К тому же, уже закипела вода.
Консервы мужчина открыл. Все обещало быть нормально. Из того что есть. Всем понемногу, по потребности, по порции.
-Нам бы воду поэкономить, - улыбнулась Одетт, когда Иван принес еще. – Еще не выяснили, откуда к нам вода приходит? И как долго мы не обделены этим благом? – Одетт спросила у Ивана. Все-таки, вода нужна была не только для приготовления пищи, но и для медиков, для питья. Те сейчас пользовались водой с кег, которую раздобыли в супермаркете или еще где-то.
Закинув подготовленные овощи и консервы в кипяток, девушка все тщательно перемешала. Да, сейчас Одетт была похожа больше на какую-то ведьму, чем на повара. Перемешивать приходилось толстой деревяшкой, которая была когда-то ручкой чего-то из посудной утвари. Жаль среди проснувшихся не было того, кто мог бы из чего-нибудь изготовить посуду. А может и был, да занимался другим делом. В любом случае, это в этих условиях было бы уже роскошью.
Иван продолжал помогать и привлекал к этому же дел свою подругу. Так выходило намного быстрее. И если бы этих двоих не было на кухне, то Одетт только закончила бы с очисткой овощей. А уже все кипело. Оставалось дождаться готовности, добавить соли и готово.
-Я вам так благодарна за помощь, - Оди добродушно улыбнулась, посмотрев сначала на Славу, а потом на Ивана.

+2

13

Удивлена? Да она вообще охуела. А тем временем вместе с мешком картошки Иван довел Славу еще и до той стадии ахреневания, когда у той даже язык отказался выдавать что-нибудь такое этакое отрицающее в силу уже полной бессмысленности спорить по чем зря. Причем, должна заметить, далеко не каждому существу с не только ментальным, но и физически существующим половым органом удается добиться от Воронцовой хоть чего-то. Особенно(!) на кухне. Однако сами виноваты, нефиг было давать понять этому мужику раньше, какие подходы к этой рыжей действеннее. Ну, кто ж знал, кто ж знал?
Тем временем, взявшая в свою руку нож Каспер, сопроводив афигевающим взглядом двух хмурых блюдечек Дергятева, принялась за картошку. Обычно же с внедрением в кухонные ящички специальных ножей для тонкого срезания кожуры, большая часть представителей рода человеческого позабыла, как обычный нож и держать то при чистке, не то, что вообще себе не отрезать палец нафиг, но эта девушка очень даже ловко и быстро справилась с еще несколькими картошинами, пока Одетт не сказала, что этого хватит, после чего промыла их и отправила к остальным. Что там, лук еще надо было нарезать? Уж если Слава взялась, то пока ее вообще не выпнешь за дверь кухни, лезть с помощью она не перестань. Ну, вы же просили? Получайте.
-Нам бы воду по-экономить, - переводим взгляд на девушку.
– Еще не выяснили, откуда к нам вода приходит? И как долго мы не обделены этим благом?
- За полтора месяца… можно было бы и выяснить, - между делом не смогла не вставить свои пять копеек рыжая, как бы напоминая, что ее недовольство еще никуда не выветрилось и не начало вытекать со слезами от лука. Да-да, тут кое-кто таки расплакался, но пока виду не подавал, поскольку и стоял к парочке спиной, а слезы тем временем либо щекотали нос и капали на нож с луком, либо стекали по щекам и шее.
- Процентов чего? Улицы? Города? Страны или планеты? Где заканчиваются твои проценты? Скажи мне, и я тебе скажу сколько мы исследовали.
-..(секунды тишины).. Улицы? То есть вы еще даже улицу не до конца исследовали, - мы спокойны, мы – танк, мы – трепетная лань, - и чего вы ждете? Пока рак на горе свистнет? Когда вода вдруг перестанет поступать? Когда еда закончится? Тс… Так, либо идеи для выноса мозга закончились, либо кто-то уже не в силах терпеть слезопробиваемое свойство лука. Воронцова довольно резко остановилась с его нарезкой, вдруг оперевшись на одну руку, склонив голову и прижав тыльную сторону кисти руки, держащей нож, к мокрым глазам. В общем, понять, что именно с ней сейчас произошло, понять сразу не получится. Да и взглянув на нее повнимательнее, можно уже нафантазировать, что это внезапные порывы ее души вырвались наружу через слезы. Так что последнее, что там произнес мужчина, уже попросту пролетело мимо ее ушей обычным очередным шумом, и тот не то, что сарказма, и серьезного то ответа не получил.
-Я вам так благодарна за помощь.
- Не за что, - снисходительно ответила Мстислава Оде, уже взяв себя в руки и определенно над чем-то задумавшись. И даже не знаю, начинать ли кому-то переживать, или наоборот. Ибо от истеричной бабы хотя бы больше знаешь, чего ожидать, и готов к неожиданным поворотам, когда от холодно-мыслящей – и где она выдаст эти свои сюрпризы – та еще засада.

+2

14

Оди действительно выглядела немного комично с большой кастрюлей и поварешкой. - Давай помогу? - Русский подошел к Одетт и, подождав пока на него отреагируют, чтобы не пугать. За тем поднял девушку за пояс, носком подвинув под ноги повара деревянную коробку, опуская на нее. С большой кастрюлей так будет немного легче. - Только в суп не упади, а то тут от нежного мяска никто не откажется! - Посмеявшись немного, мужчина оставил светловолосую в покое.
- Пожалуй, стоит выбраться за столовыми принадлежностями, посудой и прочими инструментами. Неправильно так усложнять себе жизнь, да и времени больше занимает. - Если вдруг что-то сломается, придется бежать сломя голову и искать все, и инструменты и запчасти. Имея хотя бы первое - станет по легче. Заглянуть взять пару ножей для кухни и еще чего-нибудь, он считал необходимым. Возможно даже принести теплых вещей стоит.
- Бункер должен иметь свою систему подпитки, не зависимую от окружающего мира. Что-то вроде подземного источника, на который устанавливаются насосы и очистители. Если так, то воды вдоволь. Одна проблема, вода не очень чистая. А это значит, что либо тут такие очистители, либо какой-то фильтр пришел в непригодность. - Иван не спеша начал убирать место готовки. Уже практически все было в чане. Стоп, что с волчонком? Она стоит над луком? А ведь не хотела помогать. Улыбнувшись, Дегтярев подошел сзади и мягко взял руками за плечи рыжую, заглядывая через плечо на ее работу.
- Не говори "не за что", когда тебя благодарят. - Мужчина посмотрел на поваренка, на случай если ей вдруг тоже будет интересно. Даже при том, что на английском "спасибо" звучит немного иначе. - "Спасибо", - произнес слово на русском Иван, продолжив на английском - произошло от "спаси бог". И когда человек говорите тебе "спасибо", он желает чтобы тебя спас бог. Пусть это разные языки, но происходят все от славянского. И отвечать "не за что" тут не к месту. - Возможно, Одетт, как англоговорящей, будет интересно. А знаете как приятно когда иностранцам интересен твой язык, да и к тому же русский язык богат не только на маты, но и на духовную культуру. Конечно сейчас он мог получить от обиженной, с глазками-блюдичками куда угодно и чем угодно. Однако не попытался никак сковать или держать этот дерзкий огонек. Просто отодвинул от ее лица лук. Заглянуть в лицо, посмотреть что с ней очень хотелось. Но знает как это бывает неприятно? А особенно, когда ты вообще не в курсе злятся на тебя или ты сейчас крошка хлеба для ее тараканов в мозгу. По этому Иван не стал вторгаться ее маленький личный мирок, спрятанный под волосами и, просто погладив по плечу, одной рукой ссыпал нарезанный лук в чан бронзовой ведьмочки. Спрашивать в порядке ли она просто не нужно. Сейчас конечно она не будет в порядке.
- Ни кто не горит желанием пройтись со мной по свежему воздуху? - Озвучил он, между прочим, посматривая сначала на Славу, а после на Одетт. Правда ладонь так же останется на руке рыжей.

Отредактировано Ivan Degtyarev (2016-03-30 03:15:32)

+2

15

Никто не ждал, а рыжеволосая все-таки помогла. Вот что творит мотивация. Одетт знала, что такие люди, которые знают слабинки других людей, которые способны мотивировать, одни из самых опасных. Она и сама когда-то так делала для своего мужа. И он не редко шутил над ней в этой области. Вот и сейчас Иван стал таким вот человеком для Славы.
Хоть лук был печален, сморщен, подгнивший и в нем было больше шелухи, но он отыгрался. Он смог, даже после столь неизвестно-долгого времени вызвать слезу человека, который его резал и чистил. Оди, почему-то, именно так для себя объяснила слезы Славы. Ну, а какой еще повод нужен? Хотя, мало ли. Но сейчас объяснение было лишь это. Остальное не важно. По крайней мере, для нее, как человека, который только познакомился с рыжеволосой.
- Давай помогу? – снова спрашивает Иван. Оди отвлеклась от помешивания супа и посмотрела на мужчину. Вопросительный взгляд на Ивана. Она не успела отказаться или даже спросить чем он хочет помочь. Как он просто взял и поднял ее.
- Ой, - лишь произнесла Одетт. Мужчина подвинул деревянный ящик, а сверху поставил Одетт. Теперь она была как он в высоту, вместе с ящиком. А может даже немного выше. В принципе, это было незачем делать, но так стало намного удобнее.
-Только в суп не упади, а то тут от нежного мяска никто не откажется! – пошутил мужчина. Одетт хихикнула в ответ, представив, как радовался бы люд мясу в супе не консервированному.
- Благодарю, - еще раз улыбнулась девушка.
Кстати, а ведь когда еда кончится, может наступить и сумасшествие. Одетт в каком-то журнале читала, что люди от голода могут, и друг друга поедать. По сути, они же тоже животные. Просто выползли своей эволюцией наверх пищевой цепи. Хотя, возможно так же думают и другие виды животных. Кто же знает.
- Пожалуй, стоит выбраться за столовыми принадлежностями, посудой и прочими инструментами. Неправильно так усложнять себе жизнь, да и времени больше занимает.
- Ну, не мешало бы, конечно. Но думаю, есть более нужные вещи, чем кухонная утварь. Например, пища или одежда. Медикаменты. Может быть земля, что бы ее исследовать и возможно тут что-то выращивать. Семена, может быть, найдутся? В бункерах должны же быть семена... – Одетт рассуждала, не отрываясь от своего поварского дела. Она и в самом деле так считала. Если все на самом деле так, как говорят и описывают те, кто выбирался из бункера, то что бы выжить им надо многое сделать. И возможно, вернуться в те времена, когда люди только начинали заниматься земледелием, исследованиями элементарного и знакомиться с миром снова.
- Не говори "не за что", когда тебя благодарят, - произнес мужчина Славе. Он посмотрел при этом на Одетт. Девушка же отвлеклась от своего дела. Ей, правда, было интересно. А что, она с интересом изучала когда-то французский, потом японский. Ей и русский язык был интересен. Еще более интересна ей была кухня. Почему бы и нет. Оди весьма любознательная девушка. Только вот, наверное, не те условия, что бы просить ее научить русскому языку и кухне, этой великолепной, многогранной страны и живущих там народов. Пусть ее сородичи часто и шутили о России, девушка не всегда разделяла их мнение. Ну не только же медведь, играющий на балалайке, Ленин и Сталин там есть. Тем более, что последние два уже давно мертвы, хоть и сделали когда-то свой в клад в становление страны. А медведя не так уж легко научить играть на балалайке. Да куда там, игра на этом инструменте для самой Оди было, на первый взгляд, не легким занятием.
-"Спасибо", - произнес слово на русском Иван, продолжив на английском - произошло от "спаси бог". И когда человек говорите тебе "спасибо", он желает чтобы тебя спас бог. Пусть это разные языки, но происходят все от славянского. И отвечать "не за что" тут не к месту.
Небольшая справка о слове, вызвала улыбку на лице Одетт. Она несколько раз произнесла это слово в уме. Потом беззвучно губами. Все это было, пока Иван рассказывал значение слова.
- Спа – си – бо,- по слогам произнесла Одетт, а потом вопросительно посмотрела на мужчину. Следом взглянула на Славу. Она ждала реакции. Правильно ли она сказала. Получилось ли у нее это сделать. Не дождавшись ответа, она более медленно, словно пробуя каждый слог на вкус, сказала еще раз: - спа-си-бо, - так маленькие дети учатся читать, наверное. И снова она ждет, когда ее поправят и скажут как правильно.
После маленького урока русского языка, Оди достала небольшое ведрышко, которое поставила на вторую конфорку. Тут будет готовиться компот. Она недавно нашла сухофрукты на продуктовом складе. Одетт не знала, то ли их нашли в магазине, то ли они там и были. Вот в таких вопросах идея о переписи запасов и списках того, что потрачено – принесено казался весьма актуальным. Оди серьезно подумывала с кем-нибудь все же сделать инвентаризацию склада.
- Ни кто не горит желанием пройтись со мной по свежему воздуху? – предложил Иван. Оди посмотрела на своих помощников. Ей надо было сначала закончить дела на кухне, а потом уже заниматься еще чем-то. Да и она до сих пор боится покидать убежище. Даже выглядывать из дверей бункера. Она не знает, как сама отреагирует на разрушенный, печальный, выжженный кислотными дождями мир, который она помнит иным.
- Мне нужно закончить, - сказала девушка. Она не стала озвучивать, что боится выходить. Оди предпочла спрятать эту главную причину за делами первоочередными, нежели прогулки. Тем более, что это ее прямые обязанности перед всеми выжившими. – А вы можете пройтись. Думаю, вам найдется, о чем поговорить без лишних ушей, - и снова добродушная улыбка.
- Спа-си-бо, - вновь она сказала на русском, - вам за помощь, - продолжила на своем родном языке.

Отредактировано Odett Freeman (2016-03-31 09:21:55)

+2

16

Как ни странно, а вот руки Ивана со своих плеч рыжая не стряхнула, как вполне могла бы, будь на месте того кто-нибудь другой. Что поделать? Не любит она играть обиженных гордых дамочек, которых «не трогайте – и все будет хорошо». Хотя нет, это, конечно, к Славе относится, но не в плане женской истерии, а скорее в плане чьего-то физического здоровья. Сейчас же явно не тот случай,да и люди не те. А стоило тут Дегтяреву завести свою пластинку о том, что правильно, а что – нет, как Воронцова отвела глаза от подставленной к ним руки и повернула голову в бок. Покрасневшие глаза, на ресницах которых яро поблескивала влага, так же оставляющая свои следы и на щеках, устремили свой взгляд прямо в лицо мужчины. Она слушала, даже с каким-то интересом вникала. Хотя выражение ее лица нисколько не походило на понимающее и внимающие. Скорее, в нем читалось «что ты от меня хочешь?». Этот хмурый, несколько пустой взгляд, бегающий по чертам мужской физиономии, линия губ, не выражающая ровным счетом ничего. К слову о правильности, Егерь еще не знает, каким ремеслом управляется эта барышня. Иметь при себе оружие в лесу – это одно. Мало ли, на охоту потянуло с друзьями или навык молодого стрелка отрабатывать. Но не с профессиональным уровнем и настроем, а чисто любительским. И в итоге… Да, пап!
- Знаешь, по-моему я не из тех, кого Бог должен спасать, -  наконец подала признаки сознательного состояния Каспер уже после попыток Одетт заговорить на русском. Иногда же так забавно наблюдать за иностранцами, пытающимися говорить на языке, который в тебя просто был словно заложен при рождении. Если же у кого-то Ода и вызвала сейчас одобрительную улыбку, так точно не у рыжей. Девушка все еще задумчиво гуляла взглядом уже мимо лица Дегтярева. Что она имела в виду под этими словами? Если же, пребывай они на ее индивидуальной волне, слова вполне вписывались бы в знания того же Ивана о Славе, то поскольку самого главного он не знает, то и ее речь вполне сейчас завела его в тупик. И да, давайте поговорим о религии. Самое подходящее время. Не сказать, что девушке это вовсе чуждо и неинтересно, нет. Просто, если уж Бог существует, зачем он сохранял ей жизнь так долго и сделал ее такой? Странный, этот ваш Бог.
- Никто не горит желанием пройтись со мной по свежему воздуху?
На этой неожиданной ноте девушка вдруг оживилась. Ну, как оживилась.. Это читалось по ее глазам. Слезы Мстислава уже успела вытереть вообще, хотя не мешало бы и вообще водой омыть. Однако-однако. Все равно настрой ее был не такой уж и радостный, а особым рвением сейчас бежать стремглав на выход она нисколько не отличилась от Фримен.
- Разве можно выходить на поверхность без РАЗРЕШЕНИЯ? Меня с койки то ваши медики-сиделки отпускать не хотели до осмотра главного… - теперь же отходит от места готовки, направляется к первому попавшемуся стулу, ну или хотя бы чему-то, на что можно усесться, и плюхается на него, лицом повернувшись к Ивану, - к тому же я только проснулась. Понятия не имею, как и чем вы меня тут кормили, но есть я хочу ужасно.

+2

17

Одет хорошая девушка, и пожалуй именно девушка, а не прочие непонятные исчадья ада, в которое превращается подрастающее поколение. Она хотя бы не похожа на них. Увы больше ничего точно Дегтярев сказать не мог ибо все женщины странные и непредсказуемые. Иван одобрительно кивнул на попытки Оды поблагодарить по русски и показал поднятый большой палец. - Хорошо! Молодец. - Похвалил мужчина, замечая странный взгляд мокрых глазок на месте Славы.
- Что случилось? - Уж чего он точно не понимает так это всяких женских взглядов, намеков и тому подобное. Однако стало весьма и весьма тревожно за рыжую. Да еще и говорит про себя такое. - Ну, если это чисто предположение, то оно не считается. Больше никто так не думает. - Логично, если учитывать, что ее больше никто тут не знает вообще и впервые видят. Тем не менее, руки с плеч рыжей любительницы волков не убрали, а только дополнительно погладили.
- Ода, я бы не приглашал тебя, если бы не хотел. По этому тоже предлагаю проветрится. Ты ведь еще не была на улице? - Да, возможно он будет не прав, вытаскивая повара под открытое небо, но кто не делает ошибок.
- Я же не тащу вас прямо сейчас из кухни. Да и против никто не будет. - Собственно все же им решать выходить или нет. А свежим воздухом подышать надо бы. А то так и позеленеть можно. На улице не рай конечно, но не первая вылазка и можно было бы просто выйти сначала возле бункера постоять.

+1


Вы здесь » RIDDLETOWN » Архив эпизодов » [47 день] Не позволяй всякой ерунде портить тебе аппетит!


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC