текущий игровой период
зима
флешбек
1-49 день после пробуждения
настоящее
50-64 день после пробуждения
события
Обнаружены две новые локации: автомастерская на востоке и мотель на юго-западе. По крайней мере уже семеро выживших стали свидетелями странных явлений, природу которых они не могут объяснить. Это не оставляет сомнений в том, что в городе обитает что-то или кто-то кроме вас. Вот только что или кто?

РОЛЕВАЯ ЗАКРЫТА.
Спасибо всем, что были с нами.



Palantir Рейтинг форумов Forum-top.ruВолшебный рейтинг игровых сайтов


сюжет faq карта календарь погоды список выживших разделение труда занятые внешности правила шаблон анкеты поисковая акция квесты и запись поиск соигрока

RIDDLETOWN

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » RIDDLETOWN » Архив эпизодов » [54 день] Как жить, когда жизни нет?


[54 день] Как жить, когда жизни нет?

Сообщений 1 страница 27 из 27

1

На 53 день после пробуждения, примерно в 16 часов дня, Слава Воронцова выбирается наружу в поисках смысла бытия и натыкается на Йена Эгвинна в районе автобусной остановки (не той, что рядом с метро - другой), который, ведомый чутьем торговца, ищет хоть что-то полезное в округе. И находит знатный источник информации в лице рыжей спящей красавицы.

0

2

Мужик сказал – мужик сделал. И плевать, что речь идет о женщине. Должен же здесь таки хоть кто-то брать ситуацию в свои руки? Сидеть и ждать, неизвестно чего, неизвестно откуда, может, кому-то было и по кайфу, чего нельзя сказать о рыжей барышне. Что с ней делать – великий совет «убеженцев» пока так и не смог решить. И большая часть шишек лишь потому, что она баба. Я вот не понял, она что, так смахивает на гостеприимную домохозяйку? Сказать то, кем она является, язык не поворачивается, потому тут даже и поспорить не получается толком. Весомых аргументов немного не хватает, знаете ли. А если отметить парочку аргументов на чьей-нибудь роже – можно и самой неплохо получить по тыкве, поэтому от греха подальше, своего или чужого, будем действовать самостоятельно. Слава, такая Слава. Еще ей тут не указывали, что ей делать и в какой руке ложку держать. Она ж не виновата, что ее с какой-то радости запихнули под землю вместе с остальными. Собственно, они тоже не виноваты, что на их головы свалилось такое «счастье», но коли уж свалилось – потерпят. И вообще, давайте искать во всем положительные моменты! Месяц вы спокойно(ну, относительно)пожили? - Хватит.
Итого, ну, несколько дней женщина выжидала себе с миром подходящего момента. Затишье перед бурей кого угодно собьет с толку, особенно если человек незнакомый и больно скрытный, какой себя и зарекомендовала эта рыжая, особо ни с кем не общаясь и вообще при любом контакте ясно давая понять: «отвали от меня, раздражаешь». И вот он. Момент истины. Очередной день, ничем не отличающийся от всех предыдущих. И так было целых полтора месяца? Похоже, создатели этой ситуации определенно хотели добиться вымирания всего рода человеческого. От скуки. Как обычно, находясь поодаль ото всех остальных, Мстислава дождалась времени обеда. Все головы в это время были заняты тем, что уминали очередное произведение местного кулинара, от чего Волчонок порой воздерживалась. И сейчас же это только сработало той на руку, поскольку отсутствие девушки со странностями сразу никого не удивило, а та, с наглым спокойствием прошмыгнув к выходу, поднялась по ступенькам и откинула дверцы люка-погреба.
Прохладный воздух сразу же врезался в бледное лицо, и то от дневного освещения стало казаться еще бледнее обычного. Ну, на сколько можно было назвать освещение в такое время дневным. Нет, когда дамочка выбралась наружу, там и впрямь еще было относительно светло. На долю секунды замерев, выглядывая из «люка» и окинув взглядом представшую перед ее взором местность, девица, словно уже далеко не первый раз вбиралась на поверхность, по-свойски вылезла из ямы, еще раз осмотрелась, теперь стоя на самой земле. Не забыв закрыть за собой дверь, Воронцова лишь встряхнула на себе свой плащ и пошагала исследовать местность самостоятельно. Да и неплохо было бы найти что-нибудь для самообороны. Кулаки – это, конечно, хорошо, но не всегда выгодно. Вон, тут еще полно любителей пошутить про новоприобретения местной кровожадной фауны, а-ля зомби. И хоть эти кровожадные няшки обнаружены еще не были, это еще не доказывает их полное отсутствие. А в случае встречи с ними в ближний бой лучше не ввязываться, ибо они ооооочень любят брызгаться слюной, кровью, ошметками… и вообще дерутся не по-честному: царапают-кусаются. А вы только представьте, сколько вообще заразы находится в всем, с чем они контактируют  телесно. Соприкоснулся с ними открытым участком кожи и все - пиши пропал.
Ладно-ладно, до зомби пока еще далековато, а сейчас же все, что мы видим – это здания, ну а точнее то, что от них осталось, подобия растительности, дорога. Нужно будет пошариться по некогда жилым застройкам, ну а пока - просто побродим. Думать долго не пришлось, женщина решила идти просто вдоль дороги. Вначале вниз, потом свернула, если рассуждать с ее стороны, направо, один поворот прошла, а на следующем опять свернула и пошла вверх. Пока ничего примечательного, пейзаж практически не менялся, вот только на очередном повороте она вдали увидела… автобусную остановку? Отлично. По добрым старым традициям на таких остановкам могли находится стенды с картами маршрутов если не на весь город,то хотя бы на район. Не забывая осматриваться по сторонам с целью, как бы смешно это сейчас не прозвучало, самосохранения(на этот счет у сей личности свои взгляды), рыжая таки дошла до назначенного места. Стоит заметить, что из верхней одежды на рыжей был длинный плащ светло-коричневого цвета, все те же узкие брюки, хотя их и не особо то видно, но все же, и берцы. Волосы же были перекинуты на один бок и завязаны в хвост, однако рассмотреть рыжие пряди какому-нибудь случайному встречному удастся лишь вблизи и спереди, поскольку девушка накинула на голову капюшон. Да и само лицо то было видно лишь наполовину. Где-то до горбинки на носу оно было обмотано шарфом, концы которого выглядывали из под ткани плаща и едва дотягивали до уровня груди.

+1

3

Тяжела участь торговца в постапокалипсис. И ладно, если бы были зомби или хотя бы крысы. Можно было бы построить свой бизнес на этом. Всякие извращенцы есть и среди, казалось бы, малого числа людей. Всего сотня. Но и эта сотня дала бы возможность слить кому-то дохлую чумную крысу или руку зомби, а может даже и образец его мозга. Если у зомби вообще есть мозг. Была бы хорошая плата - Йен и целого зомбаря притащил бы, не поленился. Но в округе - ничерта, ничего, ничегошеньки. И в этом есть своя прелесть.
Когда идешь на вылазку один - ты заключаешь договор с самим собой и тишиной. Этакий пакт о спокойствии и неприкосновенности. Когда ты идешь один, ты думаешь слишком громко. И скрежет деревьев и шорох пыли не в силах заглушить твое дыхание, твое сердцебиение.
Йен уединился, мысленно перечисляя все, что видит. Он играет в игру - видишь предмет - придумай кому его продать. Развитие мышления. Однако, вокруг только бетон, тишина и эхо умершего мира. Если бы можно было продать камни - он бы продал. Но даже при текущем состоянии дел камни никто не возьмет.
Выломать арматуру? Уже так делал. Полезно, но в обмен никто годного ничего не даст.
Стекло? То же что и с арматурой.
Потёртая дорожная разметка? Лол, как отодрать?
Дерево? На костер собрать да, но продать не выйдет.

Прогулка была долгой. От склада - в сторону торгового центра до ближайшего поворота направо. Там тоже почти сразу направо - обогнуть жилой "комплекс" по проезжей части. Теперь то машины - самое последнее, чего стоит бояться, переходя улицу. Далее - до "дерева" у дороги и до поворота прямо перед ним. Если, конечно, деревом можно назвать соединение нескольких гиблых концов веток в один ствол. На повороте налево и прямо до следующего перекрестка.
Когда на горизонте появилась автобусная остановка, Йен заулыбался. Не то, чтобы её можно было взять, унести и продать. Как минимум можно посмотреть что на ней есть. Может какой-то гений прятался от чего-бы-то-ни-было прямо на остановке? И сейчас там лежит его труп с кучей полезных вещей? Мечты.
Какой мир такие и мечты.
С твердой мыслью, что если Йен хотя бы не посмотрит, то разочаруется сам в себе, он перешел через дорогу.
На остановке он увидел не то, чего ожидал.
Сначала силуэт. Подбор знакомых силуэтов, сравнение его с ними. Есть несколько похожих, но одежда не та.
Йен приложил усилие, чтоб припомнить хоть кого-то из знакомой ему сотни, похожего на человека, стоящего на остановке.
Пока британец приближался, он уже допустил мысль о том, что это 101-й человек. И не слабо так подсел на очко. Что если этот 101-й не дружелюбен? Или у него ничего нет, что можно было бы снять с трупа?
Уже рядом, Йен демонстративно вгляделся в даль дороги.
- Автобусы сегодня задерживаются, да? - решил не расстраивать незнакомца фактом того, что последний автобус в своей жизни Йен видел 54 дня назад. И этот автобус был даже не тут. Нет гарантий того, что здесь вообще и до сирены ездил транспорт.
Внимательно рассмотрев человека, Йен улыбнулся, как улыбается отец своему ребенку, который наконец смог запихать квадрат в квадратное отверстие. Это успех.
- Ты спящая красавица. - констатировал он, уверенный в том, что знает всего одного человека с такими глазами. И этот человек ему совсем не знаком. Но, конечно, дотошный до информации торговец все же знал, что перед ним девушка.
Мгновенно понял, что нужно представиться.
- Я чудовище. - во все зубы улыбаясь своей гениальной шутке, Эгвинн протянул руку для рукопожатия. Рука была без перчатки, но перчатки при себе парень, тем не менее, имел. Высокие шнурованные ботинки заглатывали штанины джинс, длинная куртка с высоким воротом и капюшоном служили защитой от холода и кислотного дождя, респиратор, любезно висящий на шее на случай непредвиденных обстоятельств - вот внешний вид белобрысого англичанина.
Стоило отметить, что на остановке все же не было ничего полезного. Даже банальное расписание движения автобусов было убито дождями.

+2

4

А вот с собой же Славушка не брала ничего. Да, собственно, у нее ничего и нет того, что было бы полезно в таких случаях. Нет, можно, конечно, применить навык рукопашного боя на уровне испуганной девочки с кучей внезапно взявшихся предметов под рукой, но это же потом ходить, все обратно собирать… Оно нам надо? И, думаю, книжка не очень обрадуется, отметься она корешком на лбу какого-нибудь проходимца. А помните, мы что-то там говорили про внезапно выскакивающих существ с глупыми улыбочками? Так вот! Это не про Йена.
Рыжуха же осматривала стенки остановки, вначале изучив ту снаружи, обойдя кругом, а уже после решила попытать удачу изнутри. Но дождю, видимо, тоже была очень интересна сия постройка, раз он ее облюбовал изнутри с таким же усердием, как и снаружи. И все таки интересно, что же здесь произошло. Такое ощущение, что здесь было поле сражения, а не обжитый город. Собственно, не удивительно, что, если там чего и было из вывесок, все поддалось уничтожению беспощадного дождика. Остекление то было где-то даже насквозь побито. Но в нем все еще проскальзывало кое-какое отражение. Вот благодаря ему Мстислава и смогла заранее увидеть приближающуюся к ней сзади фигуру. Какие там были предположения? Недружелюбный стопервый? Хах, тут и среди этой сотни недружелюбных хватает. Слава хоть и не стопервая, но чуток дружелюбия ей вот явно не помешает.
Вернемся же к нашим баранам насущным, ну а точнее к одному не-барану, стремительно идущему по направлению к Воронцовой. Тааак, из стороны в сторону вроде не заносит, не шатается, да и движения вполне скоординированы. Степень опасности уменьшается до половины. В остальном - кажется чуть выше Славы, на сколько можно судить по отражению в замызганном стекле и с учетом того, что неизвестный сутулится, и не особо превышает весовую категорию оной. Волчонок старалась не подавать виду, что она заметила некое шевеление за своей спиной, но уже была готова в любой момент переходить к активным действиям. Однако. Таковых не последовало по простой(или не очень) причине того, что незнакомец не только не стал трогать женщину, но даже и не приблизился к той на столько, сколько хватило уже бы для того, чтобы неплохо заехать локтем куда-нибудь, куда повезет. А после его речи Слава и вовсе перевела на того взгляд. Что сказать? Оригинально. А еще подставляем к его фразе пазл с нынешними обстоятельствами и получаем эпик фейл. А уж когда белобрысый еще и заулыбался, не понятно от чего, Каспер вообще провалилась в недоумение. И без того хмурые рыжеватые брови, или, то есть, одна так и подпрыгнула выше другой. Реакция на лицо же. Ну, "хлопчик трохи не сповна розуму", - ты спящая красавица, - короче, конченый какой-то.
Ооо, да он еще и мысли читает. После того, как сие творение озвучило свою неожиданную(да уж, с чего бы это?) догадку про «спящую красавицу», последняя как раз хотела что-нибудь сморозить про чудовищ, но один из их представителей ей тотчас опередил.
- Ага, - пробежались оценивающим взглядом торговца по представшему пред нами существу, под конец вернув свой взор на его лицо, - чет я его здесь раньше не видела, - я вижу. Да, она сама доброта. Можете ей не говорить, она это знает.
- Извини, уже не спящая и не красавица, - а руку для приветственного рукопожатия рыжая так и не дала, - сказки в руках вообще когда-нибудь держал? – ну как тут не бросить булыжником в чужой забор. Это создание же, как-никак, переплело две абсолютно разные истории. Так низяяяяя. А тем временем Воронцова уже переметнула свое драгоценное внимание с «Чудовища» обратно на изучение остановки. Да ее и изучать-то уже не было никакого толку, к тому же небо начинало все быстрее и быстрее затягиваться сумерками. Нет, сию даму темнотой вы вряд ли напугаете, просто тут же надо будет еще умудриться как-то без карманного освещения - фонарика, например, - не поцеловаться с фонарем побольше. Вот девушка и вышла к дороге, думая, куда теперь ей двигать дальше.

Отредактировано Slava Vorontsova (2016-03-27 10:33:10)

+1

5

- Ага. - зеленые глаза дамы оценили Йена целиком и полностью. Не то, чтобы Мыши это понравилось, но стоять как придурок с протянутой рукой было уже как минимум неудобно.
- Я вижу. - добивает надежду Эгвинна на счастливое будущее с ней. Ну, она права. Любой при отсутствии регулярного душа будет похож на чудовище. Некоторым не хватает таланта видеть в людях только лучшее.
Ну, кто не пытается, тот остается в дураках. - с этой мыслью Йен убрал свою приветственную руку в карман. - И кто пытается, видимо, тоже.
Отношения - слишком ценная валюта, чтобы её раздаривать кому ни попадя. И только Мышь старается наладить отношения со всеми, независимо от их пола, расы и мировоззрения. Слоновий труд.
- Извини, уже не спящая и не красавица. - продолжает, но она в корне не права. Йен аж нахмурился от возмущения.  - сказки в руках вообще когда-нибудь держал?
У этой девочки явно проблемы.
- Зачем держать сказки? - недоумевал белобрысый. Серьезно, сказки вообще нельзя держать. - Можно читать или смотреть. Вернее нужно читать. И при том лет после тридцати их читать уже нельзя. Опасно для душевного здоровья как себя так и окружающих.
На счет красоты Эгвинн, конечно, не решился судить. Бывали девы и красивее. Но чтоб сама дама высказывалась против того, что она красивая? Это что же ей тогда нужно? Бальное платье и хрустальные туфельки? Или у нее просто огроменный комплекс, в котором она сравнивает себя по красоте только с тыквой? Так или иначе, Йен забил. Впрочем, он был бы очень не против запереть эту не-красавицу в своем замке-тюрьме и периодически рычать на нее, указывая где её место. М.. Фантазии.
Йен подходит ближе к даме, со спины, не желая отпускать неизвестную раньше времени.
- Ты же из убежища, верно? - потуги к получению еще большей информации о неизвестном объекте. Мышь уже многое для себя отметил про неё, но... знаете, тяга к знаниям.. она такая... липкая.
Расстояние не такое близкое, чтобы можно было понюхать леди, но, тем не менее, уже можно было говорить приглушенно, чтобы слышать друг друга.
Эгвинн почувствовал такое тянучее притяжение, не в силах с которым совладать. Это любопытство и оно буквально пожирает его. Он не знает ни её имени, ни её возраста. Все, что ему известно о ней - голос, внешний вид и некоторые пункты характера. И больше ничего. Но, черт возьми, он хочет больше. Как её зовут? Сколько ей лет? Кто она? Что она сделает, если он подойдет ближе?
- Меня зовут Йен, но многие зовут меня Мышь. - он разговаривал по большей части с капюшоном собеседницы, поскольку только его было хорошо видно. Тем временем его ноги подступали ближе. Чем она пахнет? Крепким сном? Лавандой? Потом? Болью? Засохшими слюнями? Любой из вариантов подойдет.
Ждёт её ответа. Мол, я представился, теперь твоя очередь. И он уже максимально близко, стоит чуть позади и завороженно смотрит вдаль, вспоминая как она выглядела когда спала. Вдыхает носом.

+1

6

Сильно умный? – обойдясь даже без закатывания глаз, отметила про себя рыжая, пока Йен там распинался с разъяснениями «Что такое сказки и с чем их есть». Благо вовремя заткнулся, у Славы и без его лекций по лексикологии голова пухнет в свете последних событий, - а ты на должность Оле-Лукойе метишь, я смотрю? Ну, заткнулся-то он – заткнулся, но съязвить в ответ – это ж святое. Но и это оказалась вся реакция, которая последовала в адрес парня. Ни тебе взглядов в его сторону, ни какого-нибудь проявления недовольства присутствием оного. Даже тон голоса девушки, хоть тот и по природе своей и грубоват, от чего сразу и не понимаешь половую принадлежность его владельца, был вполне спокойным и ровным.
Что же до вопроса о самовосприятии, то тут не найдется определенного ответа. Вы что, никогда не видели девушку, которая не озабочена своим внешним видом? Которой плевать, сколько ногтей осталось под утро у нее на руках - она только с радостью отдерет остальные, или под каким забором она забыла туфли вчера вечером, когда решила пройтись босиком? Которая не брезгует напялить на себя мужскую одежду и только с радостью вернет своей груди первый размер? У которой сломан нос, но она все равно беззаботно выходит в магазин под домом? Так вот она. И комплексами тут и не пахнет, нет-нет. А платье – так еще надо умудриться то на нее напялить, чтоб оно еще хотя бы пол вечера на ней побыло. Чистая, опрятная – вот и хватит с вас.
- Да,- краткость – сестра таланта. Но мы все же без понятия, подходит ли сейчас сие выражение под наш случай, - а ты из мародеров, - признаться честно, Волчица сама пока оставалась неуверенна наверняка, но память на лица у девчонки хорошая: род деятельности все-таки обязывал, - а вот среди людей из убежища этого кадра она не видела, потому вывод один – белобрысый был одним из тех, кто покинул бункер. Все ж ведь просто, - зачем интересуешься, если по своей воле свалил оттуда?
Эта часть разговора уже пришлась именно на тот момент, когда рыжая уже направилась в сторону когда-то проезжей части, но она все так же оставалась предельно отстраненной в плане внимания к своему новому знакомому. Воронцову сейчас явно заботило скорее то, куда ей теперь идти дальше. По-хорошему, ей бы следовало уже возвращаться в бункер, однако тамошняя обстановка ей была совсем не по душе. Не сказать, что от темного разрушенного экстерьера улиц разило уютом, но все же здесь была полная свобода действий и этим хотелось еще насладиться. Но и не посадят же ее на цепь за самоволку-то? Хотя… кто их знает?
Вот же ж прицепился, блин. На пылкое желание Мыша(Мыши?) по-околачиваться рядом со Славой, та отвечала холодным безразличием, как когда тот приблизился к ней со спины на расстояние где-то вытянутой руки, так и когда решил по-наглеть еще больше и не приблизился к ней чуть ли не вплотную. Нет, тут же искать повод куда-нибудь свалить, на что-нибудь вдруг(!) обратить внимание и.. и вообще – под видом растерянной смущенной до безобразия девочки Каспер не стала. Ну вот еще. И как ему там дышится? Хорошо? Как вы думаете,чем может пахнуть от человека, который, во-первых, провалялся без сознания больше месяца, во-вторых, живет в месте, где толком помыться – большое счастье. Нет, Воронцова, конечно, личность очень даже чистоплотная, и не зря проторчала часа два в душе в первый день после своего пробуждения, к черту выдраивая себя с головы до пят. Но, в общем то, сейчас неприятным запашком от нее вовсе не разило, а запах был даже приятный, но все равно непонятный. Где-то присутствовали нотки корицы, где-то – шоколада или ванили. Кажется, подобными ароматами обычно до сирены у Мстиславы разили всякие банки-склянки для личной гигиены, вроде шампуня, мыла и ко. Но неужто все эти запахи на столько въелись,что до сих пор следуют за наемницей?
- Слава, -  спустя несколько секунд тишины, наконец, выдала та, - в прошлом больше была известна, как Каспер. Сейчас, по чьей-то милости, многие меня зовут Волчонком. Те, кому она еще успела не нагрубить, ок-да. В общем, не сказать, что эта дама имеет в нынешние времена что-то против знакомств. Просто поздно вспоминает, что сейчас некоторые старые принципы не плохо бы и задвинуть на дальнюю полку до лучших времен. Да и с «детьми подземелья» рыжая уже наобщалась, пора бы внести разнообразие в ее суровую недельку. По крайней мере, ей вот было интересно поговорить с человеком, отбившимся от первоначальной группы. Почему они отделились? Может им что-то не понравилось? Чем они занимаются? Может им удалось хоть немного прояснить ситуацию.
- Почему вы ушли? – наконец пошла на какой-то контакт девушка, уже определившись с маршрутом, но еще так и не сдвинувшись по нему с места, только сделала шаг вперед, при этом развернувшись к Мышу боком и повернув голову лицом в его сторону.

Отредактировано Slava Vorontsova (2016-03-27 17:41:40)

+1

7

- А ты на должность Оле-Лукойе метишь, я смотрю?
Йен не сразу смекнул что вопрос риторический, поэтому остановился на середине ответа:
- Метят коты... - оставлять фразу незаконченной нельзя. Заманчиво, конечно, забить. Вон, незнакомка уже забила. И ты забей, Йен. А я.. Все, Йен, заткнись.

- Да. - отвечает она и Эгвинн лишь подтверждает свои мысли. Да, она из убежища, он и так это знал. Вопрос для проверки прошел: она реагирует и отвечает. Интересная.
- А ты из мародеров. - Мышь машинально кивнул. - Зачем интересуешься, если по своей воле свалил оттуда?
- Всегда нужно знать от чего отказываешься. - ответ пришел в голову слишком быстро. Белобрысый даже толком не успел мысленно повозмущаться дебильностью заданного вопроса. Не связность формулировки зашкаливала и если бы спасительный остроумный ответ вовремя не подоспел, корчиться англичанину от боли в таком жизненно важном органе как логика.
Она игнорирует приближение Эгвинна. Это слишком щедро с её стороны. Ни капли возмущения, ни мизерного движения против. Женщина проста - делай, пока мне не мешаешь. Ну, это предварительная оценка. Что еще он может сделать в пределах её похуизма? Нетерпится проверить.
Шоколад, корица, ваниль, нотки... все это не имело значения. Йен даже не подозревает как пахнет корица или ваниль. Он учуял легкую сладость. Приятно. Но это не то, чего он ожидал. Ни хорошо, ни плохо. Лучше чем цветы или дикая смесь. Запах в целом приятный, общий. Под стать её цвету волос. Но запах ржавчины, по мнению Мыши, ей подошел бы больше. Да и в принципе металлический запах. Запах металла.
Тишина захватила пространство и названное Йеном имя повисло в воздухе. Он переводит взгляд от пустоты на девушку перед ним. Пристально смотрит, пытается угадать её выражение лица. Мысли бегают, тикают, шевелятся. Она вспоминает как её зовут? Думает как подъебать? Решает куда наконец она может уйти? Что успеет Йен еще узнать до того, как она двинется с места прочь? Потрогать её? Заглянуть в глаза? Думай, думай.
- Слава. - наконец говорит она. Сложное имя. - В прошлом больше была известна, как Каспер. Сейчас, по чьей-то милости, многие меня зовут Волчонком.
Эгвинн удовлетворенно покачал головой, вздернув один из уголков рта.
- Волчонком не пахнешь. - признался блондин. Просто так, для поддержания всего того, что только что между ними было. И это уже не мало.
- Почему вы ушли?
Слава чуть отдаляется и поворачивается боком. Как только она касается его своим взором, он отводит глаза, мол задумался.
- Потому что стать торговцем в условиях общака не представляется возможным. - хмыкнул сказанному и внимательно вгляделся в глаза Славы.
- Потому что я не готов ставить жизни других, неизвестных мне людей, превыше своих. - делает шаг вперед, равный тому, что совсем недавно сделала Каспер.
- Еще потому что если умрешь, то горевать будет всего 15 человек, а не все 85. - тоже весомый аргумент, который, возможно, трудно понять. Но он важен.
- Пойдем к нам? Ты крепкая, сладковатая и смышлёная. Получше половины тех, что гниют в подполье. - проявил невиданную смелость, сжав волю в кулак со всей силы. И, раз уж сказал это, то можно решиться и еще на кое-что: Поднял руку на уровень лица визави и легонько стянул с её носа шарф. Кивнул своим мыслям. Да, там именно то, что он уже видел. Челюсть не отпала, крови не видно, заячья губа отсутствует. Жива, цела, волчонок.
- Я бы с удовольствием тебя поизучал. - признался, возвращаясь в свою привычную ипостась, в свою своеобразную робкость и ненавязчивость.
Какая на вкус её кожа?
- Я умею творить фокусы. - улыбнулся, считая что это действительно переманит убеженку на склад.

+1

8

Ну, простите, человеком не пахнем. И железом тоже. Пахнем кондитерской. А хотя… нет, если у Йена получится понять, отделить и определить еле уловимый запах пороха, который тоже запутался в рыжих волосах и вообще по идее сбивается запахом одежды, то флаг ему в руки, если он сможет достигнуть самоудовлетворения. А так - пусть не высовывается и держит свое мнение при себе, ибо никого, извините, оно не ебет и ебать вряд ли будет в ближайшем будущем. В конце концов, не надеетесь же вы ее переделывать-перевоспитывать? Хотя выглядело бы это весьма забавно. Я б посмотрела. И на телепата она, раз уж речь зашла о том, что из себя представляет, или кем ее хочет видеть этот Аллах белокурый, она не тянет. Ибо чужие мысли она читать не умеет, а причин для ухода из одной группы в другую, как и всего прочего, что уже вполне успело познакомить Мышь со всеми прелестями женской логики, может быть даже много. Тараканы у всех разноцветные.
- Волчонком не пахнешь.
- Печалька, - даже изменив тональность голоса, произнесла рыжая, когда стоило бы вообще воззвать к голосу разума… послать, короче говоря. По крайней мере, Слава ответила с легкой наигранностью и в то же время это звучало непринужденно.
А что, между ними уже что-то было? А почему так быстро? А почему она не заметила? Слава ведь даже не успела дойти до того пика, когда бы ей захотелось познакомить костяшки своего кулачка с чьей-то физиономией. Хотя удар бы получился довольно мягкий в силу того, что на девушке были перчатки, напоминающие митенки, но только не в байкерском стиле, а что-то ближе к военному.
- Потому что стать торговцем в условиях общака не представляется возможным.
- Ты торговец? - моментально уточнила женщина, не выдавая своим тоном повышенной важности вопроса. Кому, как ни снайперу, лишившемуся радости пострелять не только из-за отсутствия годных мишеней, но и самого оружия, сейчас были очень кстати подобные связи? Некоторые сейчас готовы хвататься даже за нитку.
- Потому что я не готов ставить жизни других, неизвестных мне людей, превыше своих, - аргумент зачтен лично Воронцовой, ибо она не могла с ним не согласится, пусть даже отмечая то про себя мысленно, никоим образом не выдавая своей точки зрения. Однако, обычно, когда перед ней начинает стоять выбор спасения чьей-то шкуры, вместе с тем в ущерб своей, рыжая может действовать в зависимости от того, что за человек нуждается в помощи. Ну, а если ее об этой помощи еще и попросят, да именно попросят, а не потребуют, как должного, то вполне могут на нее рассчитывать.
- Еще потому что если умрешь, то горевать будет всего 15 человек, а не все 85, - а вот это странно. С одной стороны – умирать будет легче, если таки у тебя есть совесть, и ты понимаешь,что твоя смерть принесет многим горечь, с другой стороны -  чем плохо, что по тебе будут многие горевать? И как-то мало верится, что этому белобрысому свойственна такая простая вещь, как совесть. Не в таком свете, по крайней мере.
- Пойдем к нам? Ты крепкая, сладковатая и смышлёная. Получше половины тех, что гниют в подполье.
- Ты меня едва знаешь. Как опрометчиво, - тут же выдала Каспер, не отрывая взгляд от парня. У нее пока не было никаких мыслей по этому поводу, - я подумаю,-  так что это надолго.
- Но я все еще не понимаю, чт… - однако, дерзкий парень. Не дав женщине договорить, стянул с ее лица этакую защиту. Слава лишь поначалу смогла отстранить голову чисто по инерции от тянувшейся к ее лицу руки, заодно бросая на ту взгляд, но потом же вновь подняв тот на Йена. Ой, а что это у нас тут? Укоризна в зеленых глазах? Воронцовой и говорить-то ничего не надо было, чтобы Мышь понял, о чем та сейчас подумала. Ты ахренел?
- Я бы с удовольствием тебя по-изучал.
- А нарваться не боишься?
- Я умею творить фокусы.
- Я тоже. Но только моя волшебная палочка немного затерялась в прошлом. Альтернативных вариантов здесь, случаем, не видал? ОСВ-96,к примеру? – да, размечталась.Хранилось бы здесь где-нибудь оружие – вряд ли бы ему дали отдыхать дальше.
А тем временем планы Волчонка резко меняются. И вместо того, чтобы придерживаться намеченного маршрута, девчонка просто разворачивается и переходит дорогу по направлению к жилому дому напротив остановки. Неплохо бы там было найти что полезное.
- Ты идешь? – неожиданно так выдала барышня, не оборачиваясь, но обращаясь явно не к пакетику, что под легким дуновением ветра беззаботно себе пронесся над асфальтом

Отредактировано Slava Vorontsova (2016-03-29 16:00:24)

0

9

- Печалька. - говорит она и Йен уходит на секунду в мысли. Действительно ли печалька? Лучше пахнуть волком? Маленьким волком? Мокрой собакой? Фе.
Да, между ними что-то было. И еще будет. Слава не заметила этого, потому что плохо смотрела. Она слишком проста в своем понимании мира, вот и все. Слишком ограничена. Для неё это ничего не значит, или наоборот, значит многое, - то, что Мышь её понюхал - но для Йена это всегда значит гораздо больше. Он способен установить связь с человеком, который даже не подозревает о существовании Эгвинна. Хорошо это или плохо? Какая разница, если Йен в итоге получает то, чего хотел.
- Ты торговец?
- О, да. - не скрывая счастья быть таковым, - Ну, после сирены список товаров резко сократился... - тон грустящего мясника, у которого все мясо подпортилось, а живность, дающая его, заболела, - в плане предметов. Но в плане информации я все еще та же большая библиотека. - уже более живо и радостно, с азартом. - Или если я вдруг чего-то не знаю, то могу это узнать в кратчайшие сроки. За плату, конечно. - рекламная улыбка, - Все за плату.
Всегда важно уметь продать себя и свои услуги. Пожалуй, с этой задачей до сих пор Йен справлялся на ура.
Эгвинн аккуратно отследил реакцию Славы на ответ про смерть и горюющих по этому людей. Да, рыжая весьма проста в своих взглядах. Дело то не в совести, и не в самом факте горевания. Просто Йен, так любящий информацию о других людях и умеющий ею распоряжаться, мечтал умереть в безызвестности. Возможно это иронично, но торговец информации не хотел бы, чтобы после его смерти кто-то обладал информацией о нем. И если этого не избежать, - того, что умереть рано или поздно придется, тем более в
таких условиях - то лучше это сделать в кругу как можно меньшего числа людей. Просто... Социум! оставь Йена в покое после смерти. Пожалуйста.
- Ты меня едва знаешь. Как опрометчиво.
- О-о-о, - глаза англичанина загорелись искрой вдохновения, искрой художника, который вот-вот закончит свой очередной шедевр, - Ты в корне не права! - но объяснять почему не стал. Разве может обычная рыжая чевочка, не самого привлекательного и женственного вида, что-то понять в искусстве получения информации? Даже и пытаться не стоит. Если только попросит.
Она подумает. Сколько может думать по времени рыжеволосая девушка? День? Два? Год? Чем дольше, тем лучше. Пусть питается общаком убеженцев столько, сколько ей понадобится и только потом примкнет к мародёрам, если хватит смелости. С нас - эгоистов, покинувших "отчий дом" - не убудет. Наше дело предложить.
Взгляд "ты ахренел?" Йен тоже заценил. Да с большим удовольствием, демонстрируя, опять же, только свою улыбку и ничего больше. Извиняться за любопытство и смелость - удел идиотов.
- А нарваться не боишься?
- Боюсь, что даже наоборот. - задумчиво, пытаясь на ходу понять свою истинную мотивацию.
- Я тоже. Но только моя волшебная палочка немного затерялась в прошлом. Альтернативных вариантов здесь, случаем, не видал? ОСВ-96,к примеру?
Эти слова ввели Йена в ступор.
Волшебная палочка. Затерялась в прошлом. ОСВ-96. Слава. Каспер. Рыжий цвет волос.
Мышь вывел глаза на ближайшую орбиту и обеими руками попытался натянуть шарф Славы обратно на нос. Вышло не особенно успешно, но подержав немного шарф там, где он был до его вмешательства, парень засуетился. Бросил взгляд на грудь дамы, на глаза, обратно на грудь. Изогнулся, не сходя с места, дабы оценить деву со всех возможных сторон, придерживая за плечи. После чего отпустил несчастную и шлепнул ладонью по собственному лбу.
- Каспер. Винтовка... Ну конечно... - совершенно не замечая, что говорит это вслух, - Как я мог отвлечься на запах, что не заметил очевидного! - еще один удар по лбу, более твердый, ругающий. Йен зажмурился, мысленно выражая все, что о себе думает.
Твою мать... тубус?
- Тубус? - вторит своим мыслям. Вопрос не адекватный да, но если она ответит, значит все станет ясно. Вернее, нихуя не ясно! Она же женщина!
Она развернулась и пошла.
- Ты идешь? - Йен посчитал этот вопрос риторическим и просто последовал за ней. Ему было все равно, куда она идет и зачем он ей там нужен. Сейчас он в пассивном режиме восстанавливает в памяти всю информацию о Славе Воронцове.

0

10

И раз, и два, и три…
- Что ты сказал? – нет, домик напротив однозначно пока подождет. Внезапно так остановившись на месте, стоило только Мыши упомянуть о такой обыденной принадлежности творческих  людей, переспросила у него Мстислава.
Взгляд остановился на одной какой-то точке впереди, однако смотрел определенно в никуда. В мысли. Может ли быть так… Да что там, у женщины в голове уже и без того все перевернулось верх дном не меньше двух раз. Только сейчас картина странного поведения ее нового знакомого всего несколькими мгновениями ранее начала приобретать  четкость в красках. Если же все то, о чем говорил белобрысый ранее, Слава скорее пропускала все мимо ушей(со стороны это выглядело именно так, по крайней мере), то уже все остальное она игнорировать ну никак не могла. В те моменты Йен и впрямь выглядел еще страннее, чем за все те минут десять-двадцать их знакомства. Хоть Слава и стояла статуей, когда ее осматривали со всех сторон. И когда пытались напялить шарф обратно на ее офигевшую физиономию. К слову, он там оставаться все равно не захотел. И когда стали бить себя по лбу, неся какой-то невнятный бред. А хотя нет, врем. На последнем рыжая, все еще так же афигевая, нахмурив брови, обошла парнишку и двинулась через дорогу. Пока тот не упомянул о тубусе.
Выждав еще пару секунд, включив в своей голове повторную прокрутку всего ранее сказанного торговцем(таки она слушала!), Воронцова развернулась обратно к нему, теперь же со всем вниманием уставившись тому в глаза. Откуда он знает? Торговец? Нееет. Информатор. Но какой именно? Обычно услугами лиц с подобными навыками наемница не пользовалась, ибо, как правило, заказчики сами предоставляли всю необходимую информацию о цели, и потому прибегать к помощи «грязных» детективов-одиночек не было необходимости. Но выдавались и уникальные случаи личного характера. Собственно, для себя любимой Слава никого не искала, ибо ей бегать за кем-то к черту не сдалось, но вот бегать за кем-то для кого-то, особенно под давлением ну очень весомых аргументов, приходилось не один раз. Либо же убрать того, но я не знаю, кого именно, либо просто найти человека, о котором не ведают даже представители правоохранительных органов. Потому иногда приходилось быть не только убийцей, но и детективом, мать его. И почему она в агенты не подалась? Хоть сейчас в ФБР.
- Mouse-in-for? – уж кто-кто, а Волчонок именно из тех, кто любит расставлять точки над «i» сразу и без промедлений. Как она угадала? Ну, тех, с кем из «королей информации» ей доводилось иметь дело, было не так много и как-то уж из их небольшой массы только один сумел выделиться своим неординарным поведением. И он… сейчас оказался перед ней. Кто-то там недавно ныл про то, почему среди рож в бункере оказался не какой-то-там таксист, подвозивший нас  год назад до мотеля, а хорошо знакомый человек? А? Что? Вы еще хотите поговорить о совпадениях?
И вне зависимости от реакции нашего нового друга - промолчал ли тот, переваривая все полученные всего за минуту потоки информации, или опять что-то умное выдал - девушка уже поняла очевидное, - твою мать, - нервно дернула руками, едва не притопнув на месте, при том уже разворачиваясь и вновь последовав к дому. Ошеломленная? Ну, и сдержанная в то же время. Однако это прогресс. На лицо хоть какие-то эмоции. Осталось только понять, что именно ее взбесило: момент «ой, блять, где я спалилась?» или момент «ой, блять, откуда ты свалился на мою голову?».

+1

11

- Mouse-in-for? - как гром среди ясного неба.
MouseInFor. Да, это его никнейм. Под ним он жил, под ним существовал и под ним зарабатывал на жизнь информатором. Глубокий смысл написания этого никнейма всегда воодушевлял Йена. Но это не единственный его ник. Безопаснее работать с нескольких, совсем не похожих друг на друга. Один для работы в ублюдском агентстве, другой для личного пользования, третий для подозрительных сделок и так далее. Слава назвала один из основных. По этому нику он работал только с теми, кто ему нравится.
Мышь замер. Остановился вместе со Славой. Да, она тормознула по причине внезапных изменений в её планах, вызванных случайной встречей. А вот Йен тормознул по причине удивления. Еще большего, чем секунду назад.
Она его знает. Значит это с ней он связывался.
Выходит, перед ним не сестра-близнец Славы Воронцова, а сам Слава Воронцов.
- Ты женщина. - аргументировал в пустоту. Звучало больше как предъява, хотя ничего против женщин Эгвинн, конечно же не имел. Просто все данные о Славе были в мужском роде. И на фото был парень. Какой смысл скрывать свой пол, когда ты и так занимаешься убийственным делом?
- Твою мать, - многозначительно произносит она и продолжает путь вперед.
Йен остался наедине с собой и своими мыслями. В глазах его синий экран смерти, но он продолжает покорно следовать за рыжей.
Нестыковка. Перед ним не тот, на кого у него есть конкретная информация. Или тот? Является ли та информация правдивой теперь, когда Слава оказался женщиной?
Ну, что ж, придется обновлять информацию по мере её поступления.
- Почему ты скрываешь пол? - первый вопрос, который станет началом обновления, опровержения или подтверждения информации.
Йен обогнал старую знакомую, которой некогда помогал с информацией о её целях, и виновато улыбнулся.
- Можно я проверю твою грудь? - может показаться, что вопрос рискованный, но что поделать. Каждую крупицу информации необходимо подтверждать. Тем не менее Мышь всем своим телом приготовился получать удар. Если судить по публицистике, женщины не очень любят давать трогать свою грудь посторонним людям. Причины такого принципа Йену были не совсем понятны, но с данным экземпляром могло прокатить. Она же... мужчина?

+1

12

- Ты женщина.
Да вы что? Правда что ли? Или нет, блять, она трансвестит ходячий. Конечно же она женщина, хотя странно, почему Мышонка это ввело в такой ступор. Во-первых, с таким личиком и такой кожей, бледной, чистой, без единой веснушки, Мстиславу в образе парня нередко приписывали к личностям с нетрадиционной сексуальной ориентацией и даже осмеливались предполагать, кто обычно оказывается снизу до того самого момента, пока  объект их предположений не откроет рот. Конечно, подобные опровержения обычно настигали умы, которым повезло контактировать с пареньком, а не обычных смертных. Ну, то есть прохожих. А потому те, кто узнавал, что она, оказывается, дама, особо этому факту не удивлялись и порой даже наконец приводили в порядок свои домыслы по этому поводу. Но ведь ясное дело, что о Славе, как о киллере, знали не как о девушке, а как о парне даже ее «работодатели».
- Почему ты скрываешь пол?
- Да потому что! – да, это был ну очень весомый аргумент. А если точнее, то скорее явное проявление нежелания отвечать на подобные вопросы. Или на какие-либо вопросы вообще. Не успела Каспер пройти и двух метров, как перед ее носом вдруг опять возникает Йен, заставляя ту вновь затормозить на месте и недовольно на него уставиться, - потому что те дела, которыми я занимаюсь, заказчики более предпочитают доверять мужчинам, а не девочкам. Потому что, когда в предположительном месте преступления мелькнул парень – все ищут парня. А ты представляешь, сколько понадобится времени, чтобы найти какого-то парня, которого нет?
Мы спокойны. Мы спокойны. Мы не здесь. Мы сейчас не здесь. Нас здесь нет. Мы где-то далеко, на берегу безлюдного острова, под солнцем. На нашей коже играет легкий бриз. Мы слышим волны. И ветер. И волны. Еще чаек. Какая благодать, Слава уже хочет туда. Но нет же, обойдетесь шелестом пакетика под ногами и кислотным дождем. К слову, сумерки все сильнее сгущались над головами, окутывая город мрачной тенью, словно колпаком. С учетом здешней атмосферы в такое время суток все еще больше начинало смахивать на съемочную площадку какого-то очередного «шедевра» современного кинематографа. Но вернемся конкретно к этой парочке. Рыжая уже была спокойна, когда таки решила поделиться тайнами своего прошлого. Именно, ведь кто знает, сможет ли она еще когда-нибудь вернуться в дело, - сейчас это уже без разницы, как видишь.
А у нас чем дальше,тем все веселее становится…
- Можно я проверю твою грудь?
...что, простите? Вы не окажете нам услугу, мы тут где-то челюсть обронили. Хотя, если взглянуть сейчас на Воронцову, челюсть у той и впрямь начала немного отвисать в попытке что-нибудь сказать, но, судя по всему, кое-кто потерял дар речи.
- А так не видно? – даже повысив тон для пущего выражения степени своего ахреневания, но нисколько не в грубой манере, воскликнула рыжая, прежде еще даже опустив взгляд на свою грудь, словно убеждаясь в том, что та, вроде-как, не сбежала еще никуда, чтобы ее проверять. Да и к тому же Каспер сегодня решила обойтись без стягивания своих женских достопримечательностей бинтом, потому и второй с херчиком размер прекрасно сейчас мог выделяться даже под одеждой. А той было не так уж и много, к слову. Достаточно, чтобы и не мерзнуть, и чтобы было вполне комфортно активно двигаться при случае чего. Да и нижнее белье то Слава не носит, что сейчас бы очень порадовало одного наглого мальчика, доберись бы он таки до этой рыжей. По крайне мере, одно отсутствие бронежилета, который и давал когда-то скрывать под собой женскую фигуру, уже вполне дает понять, какого пола Мстислава, - пошли уже.
Только и сказала девка, тыльной стороной ладони хлопнув Йена по предплечью, обходя его и вновь двигаясь в сторону дома. Вход в него, кажется, со двора, придется обходить. Что же до Мыши – теперь Волчонку только больше резона узнать этого кадра. По крайне мере, он располагает некоторой информацией о ней. Акцент именно на слове «некоторой». Значит, еще не все так плохо, как показалось нам изначально, и от А до Я он Славу таки не знает.
- Лови, - в сторону белобрысого полетела, с расчетом на то, что тот таки не криворукий и словит, одна из конфет-барбарисок, которые Воронцова обнаружила у себя по пробуждению, но так и не съела, а просто таскала с собой. Они уже почти обошли это полуразрушенное здание и их взору предстал небольшой двор, ничем не отличающийся от всех остальных.

Отредактировано Slava Vorontsova (2016-03-31 13:11:01)

+1

13

- Потому что те дела, которыми я занимаюсь, заказчики более предпочитают доверять мужчинам, а не девочкам. Потому что, когда в предположительном месте преступления мелькнул парень – все ищут парня. А ты представляешь, сколько понадобится времени, чтобы найти какого-то парня, которого нет?
Ого! Вот это наплыв! Явно за живое зацепил. Это хорошо. Главное чтобы кровь не пошла. Или гной.
Будучи огорошенным внезапным словестным поносом, которого он ну никак не ожидал от дамы, которая способна производить от 2 до 4 слов в минуту, Йен часто поморгал. Просто так. Инфа интересная к размышлению и он её заполнил, чтобы позднее разобрать.
- А так не видно?
Йен внимательно вгляделся в грудь Славы, прогнув шею.
- Нет. - невозмутимо сказал он, глядя на прикольный второй размер. Он видал груди и побольше. И поменьше. Но второй размер это не то, что можно заметить под одеждой без бюстгальтера.
- Пошли уже.
Эгвинн решил взять несколько минут на размышление, демонстрируя весь свой задумчивый вид. Мужественно перенес шлепок тыльно стороной ладони по плечу и двинулся следом.
Этаким макаром у него на раздумья и расчеты оказались целых пять минут, может даже больше. Могло показаться что он завис, или ушел на перезагрузку, но нет. Все это время он думал и вспоминал. Сопоставлял и просчитывал.
- Лови - летит конфета и попадает не в руки парня. Она падает на землю рядом с ним, выводя его из подобия транса.
- Поймал. - на автомате отвечает он, остановившись и подняв барбариску с земли. Оная отправляется в карман: спасибо, с вами приятно иметь дело. Что еще у неё есть? Так и свою лавку не долго открыть, где-нибудь на подступе к ТЦ. "Подходи, налетай - хлам разберай. Лучше здесь, на свежем воздухе, чем внутри, среди пыли и гнили!" Уже и кричалка готова.
Итак, выйдя из своих чертогов разума, блондин шустро догнал неумолимо идущую вперед рыжую женщину. Как раз обошли здание. Можно и начать свои грязные делишки, никто не увидит (было бы кому смотреть!).
- Я мог и не спрашивать, цени это. - предупредительно, но грозно. И все еще про грудь.
Он вновь возник перед Мстиславой.
Щуп-щуп.
Обеими руками Эгвинн коснулся её грудей. Властно, по-хозяйски, стараясь охватить их полный объем. Словно доктор, пытающийся понять есть ли у пациентки рак груди.
Щуп-щуп. Жмяк-жмяк.
Улыбка растеклась по лицу англичанина, который смотрел отнюдь не на грудь испытуемой, а ей прямо в глаза. Изучающе, выпытывающе. Действительно ли она женщина? Или в его руках два кулёчка носков?
Щуп-щуп.
Похоже все же на грудь. Трудно понять, когда это твой первый раз щупания женской груди. Но на носки точно не похоже. Может быть поролон? Вата?
Жмяк-жмяк.
- Хм. Настоящая. - не с особой уверенностью, больше вопрошая, чем констатируя.
Если это настоящая грудь, значит перед ним действительно женщина, которая действительно прикидывалась парнем. Мотив её понятен. Один только вопрос. Как она их прячет?

+1

14

- Хм. Настоящая.
Стоп мотор. Итак, по-порядку. Что-то ляпнул отнюдь не веселое, но в тему? - Насрать. Продемонстрировал хуевые навыки ловца? - Насрать. Принялся лапать за грудь? -… ну а вот это уже перебор.
- ОТ! – кулак уже сжался, – Е! – замах,- БИСЬ! –и марш-бросок со всей накопившейся дури где-то в район челюсти белобрысому. Может чуток выше. Прошу заметить, все было горааааздо быстрее, чем может показаться по красиво расписанному сценарию. Нужно же запечатлеть и передать этот эпичный момент во всей его красе.
Теперь отмотаем пленку немножко назад, когда Слава и Йен только вот таки подошли к зданию с другой стороны. Первая была в каких-то там своих раздумьях, хотя обычно и трудно понять, о чем она там думает в своей рыжей головушке. На лице все равно выраженный ноль, так что можете смело считать, что у нее там обезьянка с тарелочками и слоники с радужными пони. И это она еще не пила… Ну так вот, какие бы гуманоиды там у нее по радуге не скакали, все же ее волновала ситуация, в которой она оказалась. Хотя нет, ее не волновала сама ситуация, ее волновал конкретно этот кадр с дырявыми руками, еще и растущими явно не из положенного нормальным людям места, идущий в данный момент за ее спиной. Нет? Уже не за спиной?
И вот, приплыли. Секунда первая – что он опять…? Секунда вторая – твою… мать. И плюс к этому бледное лицо начало окрашиваться в легкий румянец, глаза расширились в неистовом удивлении-ахреневании а челюсть все еще рвется отвиснуть до пола. Ну ладно, не прям уж и до пола, но очередная потеря дара речи за сегодня заслуживает особого внимания, Йен прям бьет все рекорды, причем страйками.
Итак. Во-первых, по непонятным даже нам причинам в стандартном поведении Славы, а точнее в разделе реакций и взаимодействия с окружающим миром произошел некий сбой системы. Либо сказывается сбой с прежнего рациона приема пищи, либо ее во сне за бочок ухватил зомбик и теперь первые проявления перехода в мир иной заключаются в тормознутости реакции. Во-вторых, хоть рыжая пару мгновений соображала и догоняла все происходящее, все же ей ничто не помешало заехать по наглой роже нового знакомого. И в-третье, о, и это она только начала. Нужно же отыграться за те секунды форы, данные Мыши? Итого.
Секунда третья – девушка со всей присущей ей резкостью бьет наглеца по лицу. Секунда… третья с половинкой. Силы у Славы вполне предостаточно, вы не переживайте, особенно на такого, как Эгвинн, особенно при той дозе выработки адреналина, пришедшей в результате выходки белобрысого. Не сильно там руками виляя, да думая, что бы ими еще такое вытворить, Воронцова, сразу, еще при ударе, другой рукой хватает Йена за ткань его одежды, чтобы далеко не уплыл. Взяв того за воротник еще и второй рукой, швырнула паренька в первом понравившемся ей направлении, да поближе к домику. Вообще в планах было отправить  паренька на землю, но там уж как пойдет. Может, устоит, а может, перецепится обо что-то и таки грохнется. Ну, она почти легонько. В пару шагов преодолев образовавшееся расстояние между ними, опять хватает за ворот, и рывком толкает. К стене толкает.
- Лапать будешь шлюх в своей мародерской шайке. Ты все понял? – лаконично. Коротко. Тихо. Одной рукой сжимая ворот, а предплечьем другой давя на горло и прижимая спиной к стене. Причем самой находясь предельно близко, обжигая губы блондина своими теплыми порывами дыхания, выговаривая слова ему в лицо едва ли не шепотом. В тоне прекрасно чувствовалась либо злость, либо напряжение. Либо что-то среднее.

Отредактировано Slava Vorontsova (2016-04-01 09:36:14)

+1

15

Давайте признаем - он ждал этого. Он ждал удара еще когда стягивал её шарф. Отдадим должное этой даме - она терпелива. У всех есть границы, но Эгвинн надеялся, что все же женщина, живущая мужской жизнью безгранична и сведет на нет это событие. Но нет. В любой женщине, какой бы пацанкой, какой бы бунтаркой и независимой она не была, всегда есть частичка, отвечающая за красноту щек в неловкие моменты. Всегда есть частичка, жаждущая причинить боль обидчику, защитить свою честь, которая по факту не стоит и выеденного яйца.
Мышь вдоволь насладился румянцем на бледной коже испытуемой. Вдоволь насладился и её грудью. И вдоволь же насладился ударом.
Все что успел и смог предпринять белобрысый, так это лишь чуть подправить направление удара взбесившейся фурии. Не в нос, но и не совсем в челюсть. В челюсть получать - самое не приятное. Можно и вообще отрубиться. Но едва ли бьющая женщина рассчитывала на то, что Йен вырубится от её удара. Звериная доля удара пришлась на, как бы смешно это не звучало, рот. Губа разбита, десна поцарапана, язык прикушен.
Металлический привкус дал о себе знать только спустя несколько секунд, когда Йен со всей своей ловкости, используя тонны опыта в избиении, старался удержаться на ногах после толчка. Да, он не особенно устойчив к экспрессивным ударам, да и в спорт зал едва ходил, считая что регулярных уроков физры в школе хватило на всю его оставшуюся жизнь. Чего вы хотите от айтишника?
Только-только уловив равновесие в самой странной из возможных поз почти у самой земли, Йен был схвачен и оттолкнут еще раз. Серьезно, эта женщина может уже определиться: держит она его или отталкивает?
Прижат к стене, улыбается, демонстрируя окровавленные зубы и симпатичную струйку крови, стекающую к подбородку из открытого рта. Он доволен собой. Он доволен её. Идиллия.
- Лапать будешь шлюх в своей мародерской шайке. Ты все понял?
Какая лесть! Она присвоила мародёров Йену. Говорить, что любая "шлюха" из "его" мародёрской шайки бьет в разы сильнее не стал. Губа и так дьявольски щипет и уже кажется, что она занимает как минимум половину вселенной. Ему нравится то, как она его держит, как давит на горло, как не отпускает ворот. И он смотрит на неё чуть сверху, но разница в росте не мешает ей горячо шептать ему в лицо, забавляя еще сильнее. Он не сопротивляется, его руки висят вдоль тела, а ноги твердо стоят на земле.
- Я не лапал, милая. - едко срывается с его уст в ответ на оскорбительное "ты все понял?" и он выдыхает, пытаясь выразить усмешку, и с трудом вдыхает. Йену вообще не свойственна ложь и он действительно не лапал. Важно различать цель. Не бежит же пациентка от гинеколога в суд, подавая иск о том, что врач её лапал. Как не бежит уличный боец от своего оппонента, желая подать жалобу, что тот рукоприкладствует. У Йена такая работа и он её выполняет хорошо.
Сразу после своих слов и вдоха, он высунул язык, пытаясь дотронуться им до Славы. Он хотел узнать какая на вкус её кожа, это его шанс. К счастью, он была достаточно близка к его лицу, чтобы он смог испачкать её нос кровью с языка. И это расширило его кровавую улыбку до вселенских масштабов.
- Я проверял опытным путем информацию. - все же обосновал свой мотив. - Я - информатор. - почти по слогам произносит, как для тугой на ум. Вдруг она забыла? Это и является обоснованием его действий и того, что он её действительно не лапал. Но покуда знать такие тонкости профессии обычной убийце?

+1

16

- Да что ты? - даже в каком-то месте снисходительно выдала рыжая в ответ на опровержение Йена ее слов по поводу лапал-не лапал. Не грубо так, но определенно с нотами несогласия. Знаете, у каждого ведь разные представления по этому поводу. Если девушка идет к гинекологу - она это делает осознанно и, ясное дело, врача винить в его работе никто не будет. Но кто такой информатор? Он на подработке у мамолога? Те, кто с ним связываются, разве с самого начала осознанно дают ему волю действий даже на подобную аморальность? Так что же, в таком случае этот белобрысый считает, что и раздеть нафиг имеет право кого угодно, чтобы узнать, на какой там ягодице находится татуировка, и под каким по счету ребром родинка? Он же информатор, хули. Этим Эгвинн дал уже Славе практически большую половину представления о нем, как о человеке. И знаете, что она о нем думает? Он ебанутый. Вот только озвучивать всю цепочку своих размышлений по поводу не очень здравого ума ее нового знакомого женщина не стала. Уж больно нужны ей эти споры, и без него голова болит.
- А я убийца..- небольшая заминочка, - может проверим сейчас на тебе опытным путем мои навыки? О, а это что у нее на губах? Едкая ухмылка? Да, Мышь сейчас может просто гордиться собой, ему удалось развести эту барышню на подобие улыбки. Легкий смешок - это у нее сегодня бонусная акция в придачу к приподнятому в усмешке уголку губ. Если же до этого момента Воронцова пристально всматривалась в лицо парня, не стесняясь заглядывать тому в глаза, то сейчас же она уже отвела взгляд куда-то в сторону, натянула на свое личико все ту же маску невозмутимости. Нет, пока она убивать его все равно не собиралась. Не заплатит никто(хотя, все может быть), да и проблемы ей пока не особо нужны, ибо тут человек восемьдесят законопослушных граждан, которым это как-то вряд ли понравится а почувствовать себя первой жертвой современной инквизиции - тоже перспектива не очень. Потому, не долго раздумывая, рыжая по-ослабила хватку и вконец отпустила Йена, напоследок только подобрав голой подушечкой указательного пальца струю крови с его подбородка. Ии.. нет, не дождетесь, кого-то в детстве учили всякую каку в рот не брать. Слава просто посмотрела на красный след на своем пальце, уже отдаляясь от парня в сторону входа в здания, и растерла его большим.
- Руки просто не распускай в следующий раз, - неожиданно так перейдя на какой-то странный доброжелательный тон, начала девушка, - не люблю, когда меня трогают. Запрыгнув на небольшое крыльцо сбоку и не став утруждать себя пятеркой ступенек, Каспер остановилась на пару секунд в дверном проеме, осматривая вначале потолок, а потом и весь остальной коридор с лестничным маршем. Ну, мало ли, обвалится еще что-нибудь так, чисто случайно. Лично Славе поцеловаться с холодным бетоном не очень хочется.
- И пожалуйста, - подождав парнишку, опять начала та, явно пребывая в ударе, поскольку обычно она не привыкла выдавать столько текста, - помолчи, а? Я думать не могу, голова и без тебя болит.

0

17

- А я убийца.. - не без злобы отвечает она, - может проверим сейчас на тебе опытным путем мои навыки?
Идея, конечно, прикольная, но как-то не хочется.
Её аргумент не лез ни в какие ворота понимания Йена. Он информатор. Она убийца. Что тут сравнивать? Ставить в один ряд работающих преимущественно головой и работающих преимущественно руками не имеет никакого смысла. Да, Мышь догадывался о том, что это никакое не противопоставление, но.. это первое что просится на ум. Зачем она упомянула это? Как это влияет на произошедшее? Просто угроза? Угроза, следующая за ударом? Запугивание?
Что бы это ни было, оно не сработало. Посыл не внятный. Давай еще раз.
Йен молчал. Он все сказал на этот счет. Но осталась еще тонна с лишним других вопросов, проверить которые опытным путем не выйдет, а выяснить подтверждение информации не у кого. Придется с этим мириться.
Каспер отпускает его из своих убийственных объятий, давая тому свободно отдышаться. Но сгибаться и выплевывать кровь парень не торопился. Она способна резко передумать. Но вместо новых ударов он получает её внимание другого рода: она растирает кровь на его подбородке. И Мышь падает в пучину непонимания.
Почему? Зачем? Это два главных вопроса-прародителя. Остальные это производные от этих двух и уточняющие.
Она ударила его, не щадя своего кулака. Она прижала его к стене, ограничивая поступление кислорода в легкие. Твою мать, она даже напомнила, что является убийцей. И теперь.. она отпускает его. И.. Просто в голове не укладывается! И вытирает ему кровь как символ.. извинения? Сожаления? Заботы? Что? Что это, блять, такое? Эгвинн не скрывал своего непонимания, а наоборот, демонстрировал живое любопытство к произошедшему и её мотивации.
- Руки просто не распускай в следующий раз. - огорошивает внезапно мирным тоном и удаляется ко входу в здание, - не люблю, когда меня трогают.
Мышь не готов закончить знакомство на этом и уже в который раз следует за женщиной, пытаясь со всех своих интеллектуальных сил осознать её.
Не трогать, конечно, сложно, поскольку он был бы не прочь пощупать и другие части её тела. Но, понял, не сегодня.
- И пожалуйста.. помолчи, а? Я думать не могу, голова и без тебя болит. - говорит она, не скрывая того, что ждет его.
Вот это да!
Нет, помолчать он запросто. Но... это восхитительно и отвратительно одновременно. Где её мотив? В чем её посыл?
Парень коснулся губы и осмотрел пальцы, оценивая количество крови и объем раны. Сплюнул кровавые слюни, уже зайдя в здание, не потрудившись сделать это раньше. Но рот не сдавался и продолжал одаривать своего владельца кровью. Вытирать все это рукавом не самая умная затея.. так что найти платок или хотя бы просто какую-то ткань - первоочередная задача. А до тех пор - пусть стекает. Может быть милейшая еще разок позаботится о нём так многозначительно?
Собственно осматриваясь по сторонам Йен прикидывал где можно найти ткань, что вообще лежит вокруг и что можно прихватизировать и при этом не забывал помалкивать. Ступал осторожно, здание хрупкое и пусть они на первом этаже, но падать есть куда. Так вот, сам ступал осторожно и наблюдал за рыжей, чтобы та, в пылу своих непонятных чувств, случайно не нырнула в преисподнюю, наступив туда, куда не следовало. Большинство дверей открыты нараспашку, те, что не открыты - выбиты и лежат на полу. Может побывавшие здесь до них, все же оставили что-то?
Йен нырнул в открытую квартиру и его взору предстала повседневная обстановка нового мира. Преобладание серого, запах напоминающий то ли о болоте, то ли о старой бабульке, и, конечно, никому не нужная мебель. Деревянные тумбы, столы и стулья, некоторые из которых так заботливо снабжены подушечкой для сидения. Диваны, впитавшие несметное число пыли. Разбросанные незначительные предметы, которые как были не нужны в прошлой жизни, так и остались бесполезными в этой. Мышь плавной походкой добирается до ближайшего шкафа и.. его даже распахивать не требуется. Дверей у него нет. А внутри свалка целофана вперемешку с некогда полками этого шкафа. И где-то между очередным завитком хлама беззаботно лежит носок. Красный. Обычный красный носок из обычной красной ткани. С легким шуршанием целофана, англичанин извлек это творение китайской швеи из недр шкафа и, встряхнув, проверил на наличие пыли и грязи внутри волокон ткани. Лучше, чем могло бы быть. Носком он стал аккуратно промакивать рот и подбородок. Попутно, он переметнулся в сторону кухни этих апартаментов, надеясь найти там, может, воду или.. соль? Что-то. Он не ставил определенных целей, но кухня это самое "вкусное" в обыске квартир. Убедившись, что Слава его не потеряла из виду, он принялся обшаривать шкафчики.

+1

18

Она думает, она думает, она думает… И вы не ошиблись, она все еще думает. Самый главный момент в большинстве трешевых фильмах ужасов, с коего и начинаются все игры в «подожди, я еще не убежал» – когда кто-то ну просто чисто случайно, при том следуя за поводком своего любопытства, отделяется от остальной кучки таких же на голову пришибленных и удачно сворачивает не туда. И если же все ранние действия Вороцовой по отношению к Йену были с его точки зрения странными и непредсказуемыми, то сейчас же рыжая мало чем отличилась от  того среднестатистического персонажа из фильма. Хотя, можно и списать данный момент чисто на то, что: во-первых, ну, они в общем-то не команда и Слава сама себе на уме, во-вторых, она окунулась в свои размышления с головой, а когда девушки о чем-то задумываются – у них идет полное отсоединение от окружающего мира и тела тоже, потому оное просто действует стандартному принципу «иди, куда глаза глядят и не навернись».  И да, как бы мужиковато они себя не вели, они все равно еще остаются девушками, а стоит сделать комплимент – в душе будут визжать, как сучки. А вот о чем там эта барышня думала – большой вопрос и для ее самой.
С одной стороны – куча мыслей лезет со всех сторон и даже не помещается в одной такой маленькой головушке, а пока она доходит до очередной – какая-нибудь из предыдущих вылетает. Стоит ли ей возвращаться в бункер, хотела ли она изначально уйти из него с концами, бродяжничать может быть не так уж плохо и страшно, нужно найти оружие – где его найти, кто такие мародеры, стоит ли к ним присоединятся, кто их затащил в бункер… Выжившие еще есть. Последнее уже даже не считалось вопросом. Это уже было скорее утверждением. И на этой веселой ноте Слава осмотрелась и обнаружила себя в какой-то комнате. Похожа на гостиную. В отличие от Мыши, Волчонку с выбором апартаментов для обыска повезло больше. Ну, как больше. Бардак тут тоже пошалил на славу, но квартирка принадлежала явно не бедному владельцу. Все мирно, красиво и аккуратно валяется на полу. Сразу в голове промелькает мысль лишь о том, можно ли  тут вообще найти что-то полезное.
Но не успела Мстислава приступить к поискам чего-нибудь сносного-полезного, как тут же ее посетила мысль, что слишком тихо. Да, одно существо с кровоточащей губой, ртом, или что там у него конкретно пострадало, выполнило просьбу рыжей и замолчало, но как-то даже не верится. Прислушавшись, девушка на пару секунд замерла на месте, присев на корточки до этого для того, чтобы порыться в хламе под ногами, а потом и вовсе повернулась в сторону выхода из помещения в коридор, через которое была видна и входная дверь.
Либо он свалил, либо… блин, ладно. Нет, ну никто же не говорил, что она не потащится в итоге за ним! Да и все равно то барахло, что валялось сейчас перед ее носом – пока не особо вдохновляло на то, чтобы копаться в нем. И к тому же темнело, нужно было хотя бы освещение какое-нибудь организовать. Оставив в покое осколки стеклянного журнального стола с валяющимся среди них барахлом вроде старых журналов и шахмат, Каспер встала и, обзаведясь конкретной целью, стремительно направилась в сторону современного шкафа-стенки. Стекол в нем, судя по всему, не было изначально, а вот одна дверца покосилась и держится практически на сопле. Девушка, уже начиная всматриваться, приспосабливаясь глазами к сгущающейся темноте, принялась обшаривать полки. Рамки с фотографиями, папки, бумажки, огрызки карандашей, пыльные тряпки. Местами Слава, не церемонясь, просто вываливала все с полки на пол. Полка, на которой, судя по всему, стоял чайный сервиз, вывалилась еще до нее из шкафа вообще, а осколки посуды устилали подножье шкафа. И вот, бинго! В одном из выдвижных шкафчиков нашелся набор из двух больших ароматических свеч и  остатки двух свеч в формах таблеток. Теперь бы еще спички или зажигалку найти для полного счастья. Но уже не здесь. Положив маленькие свечи себе в карманы, а большие взяв в обе руки рыжая пошла за Йеном.
- Эй, было бы неплохо…
И вот. Немного грохота. Немного пыли. Одна свеча покатилась куда-то к стене. Вторая осталась в руке. Мсье Эгвинн валяется на полу. И Слава сверху. Как говорится, благополучно заняла лидирующее место, причем еще и в области победителя по жизни. Ну, что сказать, кое-кто умеет феерично падать. Шла девушка довольно быстро и по шорохам вполне догнала, куда ей надо идти, но кто ж знал, что на пороге в кухню нужно высоко ноги поднимать? Кроме того, только она споткнулась о порог, шанс удержать драгоценное в такие моменты равновесие еще был, но он весело помахал ручкой, когда на пути везения рыжей нарисовался перевернутый стул, который сыграл кульминационную роль в нашей трагико-комедии. В завершение эпичного налета на белобрысого девица же была просто обязана свалить того с ног. Да, тот далеко не сдуваемый ветерком тростничок и вполне мог удержать девушку, но эффект неожиданности, да и темновато немного, и небольшой бонус  валялся под ногами у Мыши, помогая парочке все таки.. упасть. Теперь же кровь с губы парня оставила свой след не только на пальцах девчонки. Но и растерлась в области от ее подбородка и до саааамых губ.

Отредактировано Slava Vorontsova (2016-04-09 00:49:07)

+1

19

Что вы ожидаете увидеть, когда открываете дверцы нижних кухонных тумб? Посуду, стопку кастрюль, непонятные пакеты с непонятным содержимым, известным лишь хозяйке кухни и, конечно, пару тараканов в некоторых случаях. Тараканов, легко догадаться, не было. Как и всего вышеперечисленного. Пыль и.. пыль. А под ней пара тарелок и осколки еще одной тарелки. Йен, будучи и так сидящим, наклонился дабы рассмотреть содержимое нижней полки. Там банки. Сначала показалось, что они все пустые, но далеко, в самой глубине шкафа (Мышь, стараясь дотянуться, прижался щекой к верхней полке и, выдохнув, чуть не сдох от вскружившейся пыли) полуторалитровая баночка с неизвестным содержимым. Эгвинн пожертвовал своим рукавом, протерев стекло банки. Внутри что-то тёмное. Тогда англичанин прильнул к окну (дырке в стене, некогда бывшей окном), выставив банку на свет. Внутри очень-очень мутные огурцы, плавающие среди зеленых.. ээ.. лапухов? Находку парень поставил на тумбу, принявшись шарить верхние шкафы. Над раковиной сушка, над плитой вытяжка, над двумя другими тумбами - шкафы, полные коробок. В них ничерта полезного. Ничегошеньки.
Хмыкнув (и тут же наругав себя за лишний звук - вдруг он побеспокоит стальные нервы Славы, находящейся где-то рядом?) он все же кивнул своей, пусть и подозрительной, но находке и в очередной раз промокнул носком рот. Губа казалась горячей, язык ныл от укуса и грозился вскакивающим типуном. Касание языком нижней десны снаружи, у передних зубов, наказывалось неприятным щипанием. Конечно, по красному носку было трудно понять, но вроде кровь подуспокоилась и уже не хлещет неистово, а просто подтекает. Йен сплюнул.
- Эй, было бы неплохо… - парень поворачивает голову на звук, но звук обрывается, уступая другому - звук тревоги. Перед ним дама, летящая прямо на пол, а на пути к вечному поцелую земли с её прекрасным лицом стоял Мышь, машинально разворачивающийся корпусом навстречу судьбе. Попытка поймать не увенчалась успехом. Вес женщины, плюс сила ускорения и, мать его, притяжения, победили хрупкую массу Мыши и тот, в надежде найти опору за спиной, находит лишь разочарование и шлепается - сначала задницей, затем и спиной - на кухонную плитку.
И вот, произошло самое интересное: Йен с выпученными глазами, переполненный различными чувствами, смотрит на Славу и видит у неё свою кровь - от подбородка до губ.
- Это можно считать поцелуем? - и растягивается в улыбке, тут же жалея об этом из-за поврежденной губы, от чего пытается сдержать улыбку и выглядит по-идиотски. Руками он обхватывает даму за талию, как бы между прочим, и старается ровно дышать, сдерживая подступающий смех. Он понимал, что если заржет от столь случайного и абсурдного стечения обстоятельств, то непременно получит в лицо еще раз. Терять зубы не хочется.
Что вообще делать в таких ситуациях?
В голове одна предательская мысль: "я могу показать фокус".
Недопустимо.
Мозг Йена работает на опережение, прокручивая все аниме и фильмы, которые он когда-либо видел с подобной ситуацией, поскольку своим опытом в таких делах не обладал.
Исходов несколько и среди них вероятность удара со стороны тян максимальна почти во всех случаях, кроме одного. Этот один - крайне рискованный, потому что это 50на50. Самая малая вероятность получить по морде, но зато парень остается в плюсе - обнаглеть до поцелуя.
Йен приподнимает голову и... тут же изменяет свое решение. Если он сейчас её поцелует, то это будет больно, а чмок - не солидно, скорее как оскорбление. Поэтому уже "в пути" к её губам он высунул язык и легонько лизнул её ротик, от углубления под нижней губой до почти самого носа.
Полный провал. Будь его воля он бы сам себя ударил, но его руки заняты. Поэтому он на несколько секунд зажмурился, ожидая пиздюлей.
- Так..э.. что там было бы неплохо? - модно уводит тему, боясь открыть глаза. Не, ну вдруг сработает и она забудет о нём и уйдет восвояси, разминать свои кулаки где-нибудь в другом месте? И вдруг ему все еще не следовало говорить?

+1

20

Да, если следовать логике одной рыжей барышни, то одно белобрысое существо вполне могло бы сейчас получить еще порцию болезненных ощущений на своей физиономии. Могло бы, да не получило. Эти его попытки себя сдерживать как в смехе, так и в речи, что, наверное, было для него ну ооооочень трудной задачей, просто спасли от очередного рукоприкладства. Воронцова, что пока так и не удосужилась хотя бы сползти с парниши, вместо этого уставилась на оного с полным недоумением в зеленых глазах. Нет, за поцелуй ему определенно не не светит никакая степень инвалидности, ибо все же это вышло случайно, и Слава сама стала виновницей аварии. Вы не удивляйтесь, но в этом она все таки переплюнула большинство истеричных баб, которые даже при своей явной неправоте обвинят вас, луну, стул в другом конце комнаты и кошку, не вовремя мяукнувшую где-то на ветке дерева. Как и не светит Йену фингал под глазом за последующую его нелепую фразочку с идиотской улыбочкой. Скорее, этим Каспер и была выбита из своей привычной колеи, потерялась в своих шаблонных ответных реакциях, поскольку как ей реагировать на это – она была без понятия. Этот бедняга под ней так старается заржать. Хотя, если бы заржал – вот тогда бы и мог начинать незамедлительно молиться зубной фее. А так даже то, что он ляпнул… Мстислава ожидала от него услышать все, но явно не это.
И вот, что мы имеем: изо всех сил сдерживающий себя Эгвинн и во всех смыслах охуевшая рыжая сверху, в чьей голове сейчас кажется произошел сбой в системе и идет перезагрузка мозга. Руки девушки расположились по обе стороны от головы парня, в одной из которых до сих пор находилась настрадавшаяся свеча. И о которой, судя по всему, уже раз десять забыли. Вот только внешне девчонка имела все тот же невозмутимый вид…  как и всегда. Да это и на «кажется» не спишешь, ибо при такой близости с ней Йен вполне мог и чувствовать биение ее сердца, и ощущать вновь на своем лице ее дыхание. Все равномерное, монотонное, скучное. И странное. При всем этом девушка наглядно демонстрирует полное спокойствие. Но нет же, кое-кому все таки надо сломать систему окончательно, ибо спать спокойно не сможет.
-..и все? – да, ничего более умного она сообразить не смогла и выпалила первое, что всплыло в ее голове. Этот жест с языком. Что, мать вашу?! Нет, на ближайшее дерево никто залезть не захотел(наверное?). Но не передать словами, сколько раз в голове Воронцовой сейчас все перевернулось верх дном, и что конкретно в пятки ушло. И вы подумали в правильном направлении! Эта чертовка в лице так и не переменилась. Только отпрянула еще дальше от лица Мыши от неожиданности. Опять же, она ожидала какую-либо наглость… но это даже на наглость не катит. Йен - как один из тех самых волчат, которых Слава  как-то спасла в лесу и с которыми приходила играть время от времени. Как щенок. На таких и злиться в итоге не получается толком. По крайней мере, именно вот в такие вот неловкие моменты.
- Так..э.. что там было бы неплохо?
-…свечку зажечь? – опомнившись, да как бы к стати произнесла девушка, тут же демонстрируя предмет парню, подведя свечу к его лицу, ныне положив руку, в которой сей предмет и находился, тому на грудь. И да, она все еще пока не додумалась с него слезть. Раз удобно - значит не торопимся.

+1

21

Удара не последовало и Йен несказанно этому рад.
Но задал себе интересный вопрос: почему? Бьет за ощупывание груди через одежду со словами "не люблю когда меня трогают" и теперь, расположившись сверху, не реагирует на прикосновения и ей "мало" того, что Мышь её лизнул.
-..и все?
А чего ты ожидала?
Мгновенный стояк? Слюну, стекающую по губе? Дикое неразумное животное-мужчину, который видит в женщине лишь средство самоудовлетворения, поэтому в таких моментах не теряется и тут же овладевает ей?
Конечно, отчасти это так. Но только от части. Немножко. Чуточку. Каплюсечку.
Йен слабо понимал то, что происходит. Ей не понравилось или понравилось? Бить она его явно не собирается, но и вылизывать в ответ тоже.
- Я могу еще. - не растерялся. Мало? Добавим! Такого добра у него навалом. В смысле слюней. Хоть всю вылезать может, почему бы и нет. Только нормальные люди обычно таким не занимаются. Йен - не нормальный. А Слава?
Несмотря на то, что она чуть отпрянула от него после первого "инцидента", это не помешало Эгвинну вытянуть шею ради второго такого манёвра. Он лизнул её еще раз, но уже по-другому. Игривее, похотливее и с примесью хищности, словно это отчасти поцелуй, словно она бедная овечка в плену сытого волка. Руки его в этот момент осторожно спускались по её телу дальше от талии и ближе к тазу. Он ощупывал её внимательно, чутко. Затем сразу же лизнул повторно. Азарт. Глаза горят, но он серьезен. Волнуется.
Конечно из них двоих овечка скорее он, но почему бы и не помечтать?
- Можно еще разок?
Если и это останется безнаказанным, то Мышь волен делать это столько, сколько захочет. Только подумайте на сколько это круто!
-…свечку зажечь? - увод темы удался. Поздравляю, Йен, ты победил. Пользуйся случаем и временной слепотой дамы!
- Ты, конечно, - внезапно во рту пересохло, пришлось устроить заминочку, прочистив горло. - горячая цыпа. - как-то неловко даже говорить это. Йен слабо улыбнулся, напомнив о том, где находятся его руки, властно спустив их еще ниже. - Но этого все равно недостаточно, чтобы добыть огонь.
Неужели у неё есть зажигалка? Или спички? Если так, то ей очень повезло и следовало бы выкупить у неё столь ценный ресурс. Ну а если нет, не заставит же она Мышь внезапно начать дышать огнем? Если только кровью. Или совсем перестать дышать.
Но вот в чем главный вопрос: жмякнуть её за попец или лучше не надо?
Решил, что если огребать, то огребать по полной.
Жмяк. Легко, нежно и чутко. Не нагло, но уверенно. Держит, не отпуская.
Смотрит ей прямо в глаза, пытаясь докопаться до сути. Все еще волнуется.

+1

22

Не обижайте животных! Они это не заслужили. И иногда эти мохнатые, чешуйчатые, хвостатые, и какие там еще бываю,  даже намного лучше и человечнее некоторых людей оказываются. К тому же, у животных более развиты самые основные инстинкты. Они ищут в спаривании средство для произведения потомства,  а не (только) для удовлетворения своих потребностей. Ну а что же до наших хомосапиенсов в их разваливающейся эре, то, знаете ли, как бы вы не углублялись в изучение их психологии и вообще того,что может твориться в человеческой башке – все равно хуй поймете и сможете предвидеть их поведение. Особенно, если это касается прекрасного слабого женского пола. И вообще. Женщины…
Да, Воронцова хотела, чтобы ее поцеловали. Ну прям надеялась на это всем сердцем и душой. Знаете, все же столько внимания к ее женскому началу, что оно просто начало брать верх над ее привычным поведением и просто желать большего. Нет, все таки полапать за грудь – бесцеремонно, нагло, против несогласия владелицы этих «фруктов» - еще очень даже заслуживает хороших звиздюлин от любой девушки, не только от нашей Славы. Но вот поцелуй. Это все таки уже именно некая близость, хоть и без отрицания наглости, но все же. Даже проститутки не всегда приветствуют подобные проявления ласк, считая их излишне сближающими с клиентом еще и на каком-то десятом духовном уровне. И тут Мстиславу так жестко обломали. Ай-яй-яй. С такими, как она, так нельзя. Хоть она и не злопамятная, но память у нее отменная. Она ведь даже не знала, как воспринять эту щенячью выходку, потому и впала в эдакий ступор. И, видите ли, она тоже не совсем нормальная. Ну или нормальная, но явно не в подобной обстановке. По крайней мере, после второго и третьего такого облизывания бледной моськи Йен еще остался жив и даже не покалечен. При втором таком проявлении «нежности и заботы» рыжая чисто инстинктивно зажмурилась. С физической стороны – мало ли, глаз сейчас лизнет, а нам потом неприятных ощущений на минут пять, с моральной – «лижи меня, но только я не хочу это видеть». Впрочем, она сейчас и впрямь была похожа на волка, к которому пристала его же еда. Иии… Нет, он определенно офигел. Ну не понял же он за пару минут психологию этой дамы?!
-...Но этого все равно недостаточно, чтобы добыть огонь.
- Ну так может перестанешь уделять внимание моей заднице и наконец поцелуешь меня?или мне все делать самой? – а он думал, что она ничего не замечает? Да к ней так редко вообще прикасаются, что она почувствует дыхание на своей макушке, но не врежет исключительно потому, что за спиной может оказаться просто какой-нибудь хорошо знакомый долбаеб, которому покончить с жизнью самоубийством чисто вера не позволяет. Но вернемся же к ее словам. По сравнению с воцарившейся обстановкой и ранним настроем Славы, сейчас она отличилась даже какой-то дерзостью, если не сказать – решительностью, смелостью. В глазах читался явный вызов. Невозмутимый и бесцеремонный, но и дающий понять, что сейчас кое-то все же возьмет роль мужика на себя, если кто-то другой до этого так и не додумается.  Вытягивает достойный уровень эпичности. Хотя в один момент Слава и захотела огреть Мышь этой самой свечкой полбу. Ибо нефиг. Разводить тут метаморфические подкаты. Совершенно не стыдясь, девчонка так же уперто отвечает тому парню взглядом глаза в глаза, не меняясь при этом в лице и вообще нафиг свечу обратно в сторону.
- И я не цыпа, я волчица, - игра или предупреждение? – я кусаюсь больнее, - теперь же по-хозяйски, нагло ложится на грудь Йену, но не опуская голову, - рыжих.. в древности считали бездушными. Ладно - меня кто-то попытался в обиду обозвать бездушной собакой. Но вот шутку про двуличную суку почему-то до сих пор помню.

0

23

- Ну так может перестанешь уделять внимание моей заднице и наконец поцелуешь меня?
- И я не цыпа, я волчица - а я тогда президент Америки.
Что это за поправка такая? Ведь она и не цыпа и не волчица. Но ладно, для сравнения пойдет. Йен прислушался.
– я кусаюсь больнее - во! Может просто покусаем друг друга? Это же лучше, чем поцелуй..
- рыжих.. в древности считали бездушными. Ладно - меня кто-то попытался в обиду обозвать бездушной собакой. Но вот шутку про двуличную суку почему-то до сих пор помню.
- В древности и дождь считали даром богов. - так, между прочим заметил зануда-Йен. - Какая разница кого и кем считали древние люди, живущие в собственном дерьме? Даже уже в 1800 годах, что идет гораздо-гораздо позднее той древности, о которой ты говоришь, лондонские улицы были полны человеческого и конского дерьма. Были горы навоза, достающие до вторых этажей домов. Такой ритуал - выливать горшки с фекалиями и мочой с утра пораньше прямо на каменную кладку улиц, где работяги с лопатами выгребали это на телеги и увозили. А дохлых лошадей увозили только спустя время, когда они успевали достаточно подгнить, чтобы их можно было разрубить и укомплектовать на ту же телегу. Ты же знаешь о великом смраде? Канализацию открыли только к 1865 году. Серьезно? Люди древности не кажутся мне источником беспокойства за рыжих.
Да, не лучшая тема для разговора в такой обстановке. Но в этом весь Йен.
- И нет, я не поцелую тебя. - резко, даже сам опешил. Это к вопросу о поцелуе.
Продолжая удерживать булки рыжей, Йен сделал извиняющееся лицо. Ну, знаете, один уголок рта приподнят, брови изогнуты в сожалении и грустно-виноватые глаза.
Он и сам порывался её поцеловать, но не вышло. Виноваты в этом не планеты, по какой-то причине находящиеся в неподходящей фазе, а разбитая губа. Видите ли, она горит огнем (губа, но в принципе и Слава тоже), причиняет неудобства даже при легкой улыбке. Или вы думали, что Мышь сдерживался от смеха из этических соображений?
- Я хочу, правда. - не медля добавил он к своему резкому отказу, не желая компрометировать честь дамы. Упустим тот факт, что Йен еще ни разу в жизни не целовался, если не считать той маленькой девочки в школе, на которую его натолкнули плохие ребята (он и сам был ребенком, не подумайте на педофилию) и вышло так, что он неуклюже её чмокнул, за что его потом засмеяли.
А еще, извините, но Йен - девственник. Даже хуже - девственник, думающий слишком много. И как бы смешно это не звучало, но поцелуй - не то, что он готов просто так отдать (помните - он торговец!). Тем более девушке, с которой он был до сих пор знаком как с парнем. Вдруг это временная акция и завтра она обратно превратится в (тыкву) парня? Неловко получится.
Да, он сейчас трогает её, она сейчас касается своими грудями его груди и, да, это можно посчитать платой за поцелуй. Но что тогда будет платой за удар по лицу?
Действительно ли эта леди желает вкусить крови через поцелуй? Мышь языком нащупал рану на своей нижней губе и убедился, что она и правда имеет вкус крови. И щипет. И вздулась.
В общем Йен в своей голове шустро-пришустро метал все за и против. Буквально все, что мог придумать. И против оказалось больше. Зато было одно огромное "за" - влечение. И Эгвинн, как думающий человек, не позволил себе ему поддаться.
Все его смущение и резко возросшее волнение можно было опознать невооруженным взглядом. Особенно лежа у него на груди. Сердце стучало не быстро, но быстрее, чем обычно. И так настойчиво, явно желая пробить себе путь наружу.
- Но задница гораздо круче. - жмяк-жмяк. Отшутился типо.
Как вообще вести себя в такие моменты? Может фокус все таки показать?
Так неловко и волнительно. Крайне неприятны эти ощущения, сковывающие всего, обычно уверенного в себе, информатора.

+1

24

Ой всеее, началось. Лекции с отсылками в исторические данные. Вот только причем тут навоз с лошадьми и эта рыжая? Это что, намек? Не кажется ему беспокойством? Легко ему трындеть, он же не рыжий. Его бы вряд ли необоснованно обозвали колдуном, обвинили в сделке с дъяволом и были готовы сдать на пытки святой инквизиции со всеми патрахами. Кто вообще ляпнул такую чушь, что все рыжие – это дети демонов, исчадия ада? Нет, мы не отрицаем, что рыжие – это пиздец на ножках, причем каждый – со своим редким видом тараканов, но не на столько же…
Но все же Мстислава промолчала, давая пареньку возможность потешиться своим остроумием и лишь изогнув вопросительно одну бровь, да с таким взглядом, мол «бла-бла-бла, заебал ты меня». О, катит на стих, вы не находите? Да и не дали ей попросту ответить. Во-первых, она уже начинала подумывать, что пора бы уже Йену оставить в покое ее советские полушария, а во-вторых:
- И нет, я не поцелую тебя.
- Ну нет  – так нет, - что-то быстро она сдалась. И даже не расстроилась. Надеемся, ничье самолюбие не задето?
- Я хочу, правда.
-..но боишься облажаться, поскольку целоваться не умеешь? – пожалуй – первое, что пришло ей на ум. Конечно, мысль могла оказаться не самой удачной и верной при его то возрасте(кстати, сколько ему лет то?), а уж на школьника он явно не тянул, но кто ж знал, что рыжая попадет прямо в точку? Про то, что основной причиной является еще и травмированная губа – она и подумать не могла. Лично для нее это была бы не помеха, даже наоборот, больше острых ощущений в столь приятном действе, будь она на месте того же Эгвинна. Ну а так… Момент. Искра. Буря. Слава догнала. И теперь Йен мог наблюдать еще более редкое явление, чем просто улыбку сего создания. Оно засмеялось. Искренне, без наигранности, изначально даже с попытками сдержать вот-вот вспыхнувшую эмоцию, что явно не прокатило. Ну просто залилась смехом. Глядя в эти его зеленые глаза, а так же прочувствовала бешеный ритм его сердца, что колотил, встречаясь, но отнюдь не попадая в ритм с ее – равномерным, было невозможно не понять, что глупость, выпаленная ею чисто на автомате резкой догадки, имела таки какой-то смысл. И вот теперь Воронцова просто не в силах была остановить свой порыв. Только чтоб не лопнула. Впрочем, сам смех не резал слух, как это иногда бывает, и порой имел вставные фразочки, вроде «твою мать», «да ну тебя..» и все в этом же духе. Девушка даже резко опустила голову, лбом впечатавшись в грудь Мыши да задержавшись в таком положении на несколько секунд.
- Я что, попала? - все еще продолжая надрываться со смеху, Каспер принялась вставать с несчастного мальчика, не выпуская свечу да используя в качестве опоры край столешницы. Так, сейчас бы еще на него не наступить.Чисто случайно. Темно все-таки. А она тут ржет, что уже даже устала, но никак не может успокоиться. Вот она встала, где-то как-то развернулась, пошла, а хотя скорее поковыляла в сторону прохода на заплетающихся ногах, разглядев черную дыру в стене, но… немножко не вписалась и лбом врезалась в косяк. Увы, угомонить это ее не помогло. Взявшись теперь не только за живот, но и за ушибленный лоб, девушка развернулась к этому косяку спиной, а к Йену – снова передом, облокотилась о стену и просто-напросто сползла по ней в порыве смеха, усаживаясь своим драгоценным задом на пол.
- Долбаеб…

+1

25

Она смеется.
Ну конечно!
Обида тяжелым грузом повисла на плечах Йена. Он стал резко серьезным, слушая её звонкий смех.
Она упирается своей глупой головушкой ему в грудь, не в силах сдерживать пронизывающие её уморительные мысли. Она трясется, лежа на нём, от смеха. Эгвинн отпускает её задницу, безвольно бросив руки по швам. Он закатил глаза и тучно выдохнул. Уставился в потолок, дожидаясь пока она отсмеется, чтобы все ей объяснить - разложить по полочкам.
Это ведь не потому, что он не умеет целоваться. Каждый из нас с рождения это умеет. И облажаться ему не страшно. В общем она в корне не права! Просто ну вот во всем ошиблась! Глупая женщина.
- Я что, попала?
А куда целилась? В самолюбие? В честь и достоинство? Тогда да, попала.
Она встает и, ведомая безумием сковавшего её хохота, врезается в косяк.
Да, уже темно.
Она сползает по стене, но Йен ничего из этого не видел. После того, как она встала - он смотрел строго вверх перед собой. Не столько в потолок, сколько внутрь себя.
- Долбаеб… - изрекает она, вперемешку со смехом.
Она уже плачет? Или еще подождать, пока этот ебливый смех её убьет?
Каждый звук её голоса, веселого от сковывающих грудную клетку смешливых судорог, капал на мозг Йену как кипящее масло.
Что смешного?
Йен насупился и, убитый обидой, не желает даже вставать.
Может она просто уйдет уже? Подальше со своим отвратительным смехом.
Ага, и всем расскажет, что Мышь не умеет целоваться. Да? Чтоб его засмеяли и в этом мире?
Нет, так не пойдет.
- Ты просто мне не нравишься. - пробубнил невнятно, так и не определившись хочет он чтобы она это услышала или нет. - Ты просто не достойна моего поцелуя. - это уже скорее самому себе. Тихие слова, скрытые звоном её смеха.
- Может я сегодня просто не хочу целоваться. - все так же - самому себе.
Разговаривает сам с собой, чтобы выгнать из ушей этот сучий смех.
- Это нечестно! - громко выпаливает Йен, не в силах больше слышать её хохот. Его кулаки ударили по полу от переполняющей оскорбляющей обиды.
- У меня не было адекватного выбора. Ты просто свалилась на меня и я что... сразу должен тебя целовать за это? - выговорив это он встал. Неуклюже, шумно. Огляделся в темноте и припомнил где оставил банку. Двинул к ней, но брать не стал, делая вид что его сильно беспокоит внешний вид этой банки. Хлопотливо щупая её руками он оглянулся на Славу. Если бы она видела его лицо, она бы смогла увидеть всю моральную боль, которой он полон.
Чем защититься? Что ей можно сказать обидного в ответ? Чем отплатить?
Как бы он не напрягался, ему в голову не лезло ни единого обидного факта в её сторону. Кроме одной зацепки, которую она так удачно ему подсказала совсем недавно.
- Ты двуличная сука. - все, что смог.
Он не хочет обидеть. Он хочет защититься, отвлечь внимание. Но лгать он не умеет. А сказанное им - не больше чем просто слова, не подкрепленные фактами, которые он повторил. Потому и безличные.

+1

26

- Ты двуличная сука.
И вдруг повисла такая тишина, словно сам мир затаил дыхание. Девушка так и застыла, устремив свой взгляд на Йена, стоявшего подле окна, и улыбка постепенно сползла с ее лица, дыхание очень быстро восстановилось, хоть поначалу и отличилось глубокими вдохами с задержками при выдохе, и сердце вернулось в прежний ритм, даже как и было просто прогнано все веселье одними только словами. Знаете, когда ее так обозвали раньше – это как-то вызвало лишь ответный смех в лицо, сарказм, как защитную реакцию, а вот сейчас же как-то было не до смеха. Это было так, словно она дала подержать товарищу нож, а тот, воспользовавшись ее доверчивостью, пырнул ее им прямо с переду без шанса защититься, и все, что ей теперь оставалось – смотреть тому в глаза. Подло, грубо. Защищаться сейчас по мнению Волчонка – бессмысленно. Это ведь не отменит того, что он сказал. Даже ранние его фразочки про то, что рыжая не в его вкусе и что он просто сегодня не хочет, она не восприняла так серьезно. Ну, она бы могла их шутливо прокомментировать, но даже и звука разборчивого не могла вымолвить - так было сбито смехом ее дыхание. И что, что Мышь, по сути -  ей не товарищ вовсе? Она ему открыла свое воспоминание, доверившись своему предчувствию, говорившему, что с ним этим можно поделиться без подобного последствия. Видимо, ее интуиция впервые дала сбой. Рыжая не сводила взгляда с глаз белобрысого. Выражение лица оного она с трудом могла разглядеть, но бабы – они все всегда чувствуют непонятным образом, потому нечто, вроде обиды в свою сторону, Слава различить смогла. Девушка использовав свободную руку в качестве опоры о стенку за спиной, встала с грязного пола, машинально потянувшись с заднице ладонью и отряхнув ее.
- У меня и в мыслях не было обидеть тебя, - монотонно, даже нет, с нотками какой-то защиты-опровержения  произнесла вдруг Воронцова, пока вставала, - и не с тебя я смеялась. И ведь она и впрямь не намеревалась обидеть Мышь, кто ж виноват, что он все принял на свой счет? И долбаебом она ласково тогда назвала… себя. Да, как ни странно. Обычно это в порядке вещей. Ну, по крайней мере, когда ей в голову и впрямь лезут безумные мысли, доводящие до истерики. Ее рассмешил не факт того, что есть еще подобные нецелованные уникумы, а сама сложившаяся ситуация. Все же это эпично выглядело со стороны, наблюдай кто за ними. Ее слова то еще никто не подтвердил, если уж зацикливаться конкретно на том, что Йен ни разу не целовался. По ее мнению, это вообще не проблема и совершенно не то, из-за чего нужно париться. Да и сдалось ей это, чтобы кому-то рассказывать и ко… она же не торговец, как Мышь, и не бабулька на лавочке под подъездом, перемывающая кости даже соседскому коту, нагадившему не под то дерево. Просто сама суть момента: девушка чуть ли не домогается парня, который не хочет.  А ведь еще несколько десятилетий назад должно было быть все наоборот. Да что там, в семейной жизни обычно всегда так.
- Но спасибо, что напомнил, - к слову о двуличной суке проговорила напоследок Мстислава, теперь же менее эмоционально, прежде чем оставить Эгвинна наедине со своими мыслями, обидой.. и вообще с самим собой. Девушка, придерживаясь рукой стены, чтобы опять ни во что не впечататься, вышла из помещения и пошла неспешно по коридору.

+1

27

- У меня и в мыслях не было обидеть тебя
Холодок по спине.
Серьезно? Йен ошибся? Не верно вывел из фактов единственный возможный вывод? Облажался? Теперь он в её глазах инфантильный?
Это не важно. Он подвел свою богиню - истину. Ей он поклоняется чуть ли не с самого рождения.
- и не с тебя я смеялась.
Мышь осекся в своих эмоциях, прогоняя обиду. Ей больше нет места, если её не звали. Над чем же тогда она смеялась?
- Но спасибо, что напомнил - уходит из комнаты.
Йен дарит своему лицу пощечину: шлепком прикладывает ладонь к правой стороне лица и опускает её, стягивая кожу вниз. Провал.
Второй раз, Йен! Второй!
Смотрит вниз и вдаль. И что же он там видит? Свечку. Её выронила Слава, пока летела в объятия неуклюжего мужика.
Зеленые глаза англичанина блеснули и он буквально кинул себя в сторону свечи. Подобрался к ней так близко как только смог за один широченный шаг. Взял в руку и вернулся к банке. Взял банку во вторую руку.
Вышел к Славе. Она не успела исчезнуть за горизонтом.
- Эй. - окликнул её. - Я тоже не хотел обидеть. - без труда признался. Он думал это обмен, но ошибся.
- Я ошибся. - вторит своим мыслям. Как всегда. Но привкус неловкости никак не хочет проходить.
Догнал и протянул даме свечку.
- Ты её нашла - она твоя. - причина - следствие. Отдает свечу. Но банку крепко держит при себе.
Виновато улыбается. Скорее всего она больше никогда не даст ему себя потрогать.
- Забудем? - подмигнул. Злопамятная ли Слава?
- Я бы выменял у тебя свечку на что-нибудь. Если захочешь поторговаться, я послезавтра буду в соседнем здании. Ну, планирую быть. - всякое может случиться в этом мире. Жаль только визитки у него своей пока нет.
Однако темень сгущается и находиться ночью на улице желания никакого не было. Это опасно во всех смыслах. И лучше бы уже давать дёру.
- Уже поздно, тебе бы тоже пора прятаться. - по-свойски, словно члену семьи. Типа "возьми зонт, на улице дождь". Не с заботой, но с теплым предостережением. И шустро покинул здание и скрылся в направлении склада, считая сделанное - компенсацией за недоразумение.
Шустро потому что "домой" пора. Потому что нахождение рядом с этой рыжей женщиной сейчас причиняет слишком богатый букет чувств, среди которых есть и не приятные. Утро вечера мудренее. Йен обработает информацию, полученную им за сегодня, разложит все по своим полочкам и что-то для себя решит. Или нет.
А пока - спокойной ночи.

+1


Вы здесь » RIDDLETOWN » Архив эпизодов » [54 день] Как жить, когда жизни нет?


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC