текущий игровой период
зима
флешбек
1-49 день после пробуждения
настоящее
50-64 день после пробуждения
события
Обнаружены две новые локации: автомастерская на востоке и мотель на юго-западе. По крайней мере уже семеро выживших стали свидетелями странных явлений, природу которых они не могут объяснить. Это не оставляет сомнений в том, что в городе обитает что-то или кто-то кроме вас. Вот только что или кто?

РОЛЕВАЯ ЗАКРЫТА.
Спасибо всем, что были с нами.



Palantir Рейтинг форумов Forum-top.ruВолшебный рейтинг игровых сайтов


сюжет faq карта календарь погоды список выживших разделение труда занятые внешности правила шаблон анкеты поисковая акция квесты и запись поиск соигрока

RIDDLETOWN

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » RIDDLETOWN » Настоящее » [54 день] П - Подозрительность


[54 день] П - Подозрительность

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

На 54 день после пробуждения, примерно в 11 часов утра, Урсула Ванштайн решила проследить за подозрительным Сэтом Ламли, отправившемся в юго-западном направлении, чтобы выяснить, куда же он пропадает каждый день...

Отредактировано Ursula Wanstein (2016-03-28 19:35:49)

0

2

Он собирался в молчании. Ему не было никакого смысла привлекать к себе внимание, ведь мужчина хотел уйти один, сделать это так, как и множество раз до этого. Ему не нужна была компания, Сэт хотел насладиться тем, что даровал ему этот новый дивный мир, а именно полным одиночеством. Раньше, чтобы избавиться от навязчивого шума людей и созданной ими цивилизации, приходилось забираться в самую глушь, но даже там тебя мог потревожить гул самолёта, пролетающего над головой. Цивилизация вцеплялась в тебя своими острыми когтями и заставляла слушать себя. Она предлагала всего два выбора: слушай или умри.
К счастью Ламли удалось дожить и пережить тот момент, когда умер этот громогласный монстр, и теперь, чтобы почувствовать себя единственным человеком во всей вселенной, надо было всего лишь пересечь парочку улиц. И там ты мог внимать только себе, собственным мыслям, своему тяжёлому дыханию в защитной маске и своим шагам, эхом летящим в кромешной тишине.
Сэт аккуратно приоткрыл дверь, ступая наружу, в безмолвный мир. Солнце не смотрело ему в спину, оно стыдливо спряталось за тяжёлыми свинцовыми облаками. Ветер не тревожил его, но что-то всё равно подгоняло идти вперёд, как можно дальше от места, наполненного спящими мародёрами.
Он пересек дорогу, ныряя меж руин домов, что стоят напротив склада, и вышел к узкой дороге у самой западной границы. Где-то чуть дальше по мёрзлому асфальту, в одном из полуразрушенных строений, несколько дней назад он провёл прекрасный вечер с бутылкой виски. Ламли мог бы вновь отправиться туда, но стоило ли надеяться на то, что его опять постигнет такая удача?
Это казалось бесполезной затеей. Если тот азиат рассказал о том месте своим дружкам из убежища, за эти четыре дня они могли излазить его сверху донизу. Так что он, собственно, мог там теперь найти?
Нет, надо было идти дальше. Туда, куда не ступала нога человека. Ломать окна, выбивать запертые двери, оправдывать своё звание мародёра. У поворота налево, который мог бы привести мужчину к руинам, за которыми пряталось убежище, Ламли остановился. Как далеко зашли они в своих похождениях? Были ли эти неженки, променявшие свободу на тёплую воду и отопление, дальше этой границы? Может они уже собрали весь алкоголь в округе, все бутылки в этом чёртовом городе и сидели на самом большом сокровище во вселенной? Он мог бы повернуть налево и выяснить это, но вместо этого мужчина стоял у поворота, вперив взгляд в здание, внутри которого он ни разу не был, даже не представляя что это такое, и думал о том, как ему  чертовски хочется выпить.

+1

3

Порой Урсула искренне жалела о том, что так необдуманно покинула убежище. В жизни среди мародеров был один огромный плюс – полнейшая свобода мыслей и действий, но к нему прилагалось такое множество минусов, что весь позитив среди них практически терялся. Основной причиной постоянного напряжения для Урсулы являлись прочие обитатели склада – персонажи настолько мутные и сложные, что большинство она предпочитала обходить стороной. Нет, естественно, никого из них она не боялась – пусть и военной подготовкой она похвастать не могла, но кое-какими боевыми навыками и, самое главное, быстрой реакцией Урсула обладала, так что, в случае чего, сопротивление оказать могла. Она просто… сторонилась их. Все они больше походили на сбежавших заключенных психиатрической клиники, а с сумасшедшими Урсула не особо ладила, предпочитая переходить на другую сторону улицы, когда к ней приближался некто, всей своей аурой кричавший «неадекватный!».
Сэт Ламли казался ей одним из таких людей. Когда он появлялся в радиусе десяти-двадцати метров, Урсула мгновенно чувствовала что-то темное и тяжелое, окружавшее его. Хотя он и казался довольно спокойным и уравновешенным человеком, один на один она с ним оставаться избегала. Сегодня, впрочем, судьба решила распорядиться иначе.
Склад в это время дня был практически пуст, за исключением вышеупомянутого Ламли, её самой, парочки крыс и кого-то неидентифицированного, издающего раскатистый храп. Урсула сидела в одном из уголков помещения, усиленно пытаясь медитировать и то и дело морщась от звуков, доносившихся до нее. Вскоре к храпу присоединился другой шорох.
Не в силах сдерживать любопытство, Урсула выглянула из-за своего угла с четко поставленной целью шпионажа. Последнее время она начала замечать за Ламли странное поведение – каждое утро тот покидал склад, уходя в неизвестном направлении по неизвестным причинам, и возвращался лишь под вечер. У мародеров, конечно, было негласное правило свободы личности, именно поэтому они и являлись мародерами, сбежав от постоянного контроля и порядка, царившего в убежище, так что Сэт не обязан был никому предоставлять список всех свои планов на день, но Урсула всё же ощущала подозрительность ситуации.
Уж не является ли случаем этот сомнительный тип шпионом Убежища?
Урсула нахмурилась собственным мыслям, возвращая свое внимание к мужчине, покидающему склад. Мгновенно вскочив на ноги и схватив толстую куртку и рюкзак, она побежала к двери, осторожно приоткрывая ее и смотря вслед медленно отдаляющейся спине Ламли.
Стараясь прикрыть за собой дверь насколько можно тише, она бесшумно проследовала за Сэтом, соблюдая дистанцию в размере пары десятков метров и останавливаясь на несколько секунд за каждым возможным углом.
Сэт застыл на пересечении дорог, одна из которых вела к убежищу. Еще больше нахмурившись, Урсула было нырнула за одно из зданий, но через время, дабы не потерять добычу, аккуратно высунулась из-за угла.
То ли природная неуклюжесть решила напомнить о себе именно в этот момент, то ли сегодняшний день имел что-то против нее в принципе, но Урсула вздрогнула от неожиданного хруста, раздавшегося под ее ногой. Пустой пакетик от чипсов. Отлично.
Сэт ее, конечно же, услышал. Отчетливый хруст полиэтилена во всей этой мертвой, давящей тишине, разрываемой лишь свистом воздуха, не услышал бы только необратимо глухонемой.
Урсула постаралась покинуть свое укрытие с самым хладнокровным и невозмутимым выражением лица.
-Эй, Ламли, - протянула она, приближаясь к мужчине, но все еще соблюдая почтенную дистанцию в несколько метров, - куда намылился?

Отредактировано Ursula Wanstein (2016-04-06 17:39:12)

+1

4

Он рефлекторно поднял руку к лицу, собираясь обтереть губы тыльной стороной ладони. Это была одна из тех старых привычек, которая осталась у него со времён буйного алкоголизма и жизни до того, как мир полетел к чертям. Но скрежет резиновой перчатки о противогаз вернул мужчину в реальность. Наверное со стороны это выглядело чертовски глупо, ведь, задумавшись, Ламли совершенно забыл, что разгуливает в защитном костюме, и чисто физически не может сделать того, что требовали от него старые привычки.
Ругнувшись, он опустил руку вниз и уже собирался продолжить свой путь, когда расслышал ещё кое-что. Пакет из супермаркета? Упаковка от чипсов? Сэт опустил голову, пытаясь разглядеть то, что могло попасться ему под ноги и издать похожий звук, но дорога под его обувью была чиста и невинна, как молодая монахиня в каком-нибудь уединённом монастыре.
Сэт обернулся, желая узреть того, кто кроме него мог прорезать могильную тишину города таким вот бессовестным образом, и столкнулся лицом к лицу с той, что явно не походила на воплощение чистоты и невинности.
Она шла к нему, завёрнутая в толстую куртку. Неизвестно где эта особа пряталась до этого, и что, собственно, ей понадобилось от Ламли, но двигалась девушка достаточно уверенно, а лицо её искрилось невозмутимостью. Он знал её. И странно бы было не запомнить человека, которого видишь перед собой каждый день, с кем порой сидишь у общего костра или ходишь на вылазки, потому, что так сказал глава мародёров.
Кажется, её звали Урсула. Сэт никогда раньше особо не выделял её из их  разношёрстной шайки, воспринимая скорее как предмет интерьера, нежели живого человека, но с чего она вдруг решила заявить о себе? Или, поставим вопрос более конкретно, какого хрена ей понадобилось от него?
Слова девушки нисколько не прояснили ситуацию, оставляя открытым тот, не высказанный вслух, вопрос, который сейчас терзал сознание ирландца. Хотел ли он получить вразумительный ответ? Желал ли Ламли вообще задавать Урсуле какие-то вопросы? В этом виделась довольно сомнительная перспектива последующего диалога, бесцельного и отнимающего зря драгоценное время.
- Подышать свежим воздухом, - отозвался Ламли из противогаза, что скрывал его лицо, которое так и просило кирпича, от внешнего мира. Если девушка ждала более подробного ответа, то ей стоило поискать кого-то другого, кто более склонен к общению с пигалицами, что бессовестно суют свои носы в чужие дела.
- А теперь прошу меня извинить, - слюбезничал он, неосмотрительно разворачиваясь к девушке спиной, и, привычным, медленным шагом, направляясь в прежнюю сторону, по прямой дороге куда-то на юг.

+1

5

Куртка больше напоминала огромный черный кокон какой-нибудь гадкой гусеницы, практически полностью скрывавший в себе девушку. Из-под полов лишь торчали худые ноги, да в отверстии туго стянутого капюшона белело лицо с яркими прорезями глаз и обкусанным ртом. Взгляд у нее был напряженный, хмурый и подозрительный.
Ламли, этот настораживающий тип, ей откровенно не нравился. Что еще больше не нравилось сейчас, так это то, что она не видела его лица и, соответственно, выражения на нем. Было ли оно отрешенным и безразличным? Было ли оно полным ненависти и злости по отношению к ней? Было ли оно уставшим и слегка раздраженным? Урсула не знала и, исходя из этого, не имела ни малейшего понятия, как вести себя далее – сдать назад и ретироваться, найти себе дела поинтереснее (и безопаснее, чем мотаться за каким-то шизанутым) на сегодня, либо же продолжить преследование?
Мужчина не дал ей возможности решить, повернувшись спиной и продолжив свой неспешный путь. Ю чуть было не зарычала от подобного пренебрежительного отношения, глаза у нее полыхнули огненно-красным, а ладони, спрятанные в карманах куртки, сжались в кулаки.
Она оглядела землю вокруг себя в поисках чего-нибудь увесистого, но, обнаружив лишь пустые пакеты, да обрывки газет и бумаг, хмыкнула и зашагала вслед за Сэтом. Нет, она вовсе не имела намерения двинуть ему по голове стеклянной бутылкой или камнем и оттащить в собственную пещеру, словно неандерталец в каменном веке, который присвоил себе самку. Ей просто нужно было что-то, чтобы чувствовать себя… увереннее. Мужчина, все-таки, был на полторы головы ее выше, да и на пару десятков килограмм тяжелее, и Урсула вовсе не представляла, чего можно было ожидать от него. Это ее, впрочем, не останавливало.
Она твердо шла за ним, продолжая держаться на несколько шагов позади, но уже не скрываясь за любыми попавшимися углами.
Что тянуло ее, заставляло идти за этим человеком – Урсула и сама не понимала. То ли ей было нечего делать и все остальные занятия наскучили, то ли она тронулась умом, заразившись психическими недугами от прочих обитателей склада, то ли… приключений, может, захотелось? Хотя Ламли со своей плоской физиономией вряд ли мог бы пообещать сказочные путешествия и рыцарские турниры. Ее не оставляла в покое мысль, что он все-таки направлялся в Убежище, и изменил траекторию своего движения лишь за тем, чтобы запудрить ей мозги.
Урсула, стараясь не отставать, шагала в такт с Сэтом. Левая, правая, левая, правая, никаких поворотов, никаких остановок.
-Я буду идти за тобой до тех пор, пока ты не скажешь мне, куда идешь! – пригрозила она, чуть ускоряясь и приближаясь к высокой фигуре, чтобы Ламли смог расслышать ее слова сквозь защитный костюм.
-А еще, я буду петь! Поверь, ты не хочешь этого слышать!
И чего она к нему привязалась?

+1

6

Дорога, ведущая на юг, смело уходит к горизонту, не прерываясь и не изгибаясь. По правую руку продолжается ряд жилых зданий, полуразрушенных, дышащих на ладан. Если заглянуть в прогалины меж ними, то вы ничего примечательного не заметите. Там пустота, уходящая дальше, чем вы способны увидеть, окаймленная невысоким забором из сетки рабицы.
По левую руку вы видите торец здания. И все, чем оно может похвастаться - это два этажа и длина. Оно тянется налево вплоть до следующего перекрестка и там, сворачивая, простирается вдоль улицы, параллельно вашей. Оно выглядит на порядок хуже жилых, что, кажется, оно так выглядело еще до сирены, его таким построили, таким задумали. Из-под толщи краски, коими покрывалось это здание в течение внушительного времени, местами проглядывает голый кирпич, впрочем и он не вызывает доверия - одно касание и у ваших ног красная пыль. Вы можете безошибочно определить, что это мотель, по высокому столбу на углу с вертикальной, когда-то неоновой, вывеской "MOTEL Last Night", к которой прилагается держащееся на последнем болте дополнение "vacancy". Вам везет и вся ближайшая к вам сторона территории мотеля огорожена полутораметровым забором все из той же рабицы. Пройдя чуть дальше, вы увидите две широкие, некогда стеклянные, покосившееся двери, знаменующие центральный вход в здание, над которым гордо прибиты три большие звезды. Забор и вход разделяет просторная автостоянка, на которой мирно спят погибшие души автомобилей, коих всего три. К слову, въезд находится на смежной стороне, обозначенный широченной вывеской, содержание которой уже не разобрать.

0

7

Сэт слышал её шаги позади себя, и всё же продолжал идти дальше. И пусть она кричала ему вслед какие-то угрозы, которые, к слову, звучали скорее смехотворно, чем устрашающе, мужчина не обращал на это и капли внимания. Ему ничего не надо было от неё. А если уж ей что-то от него требовалось, то это были её собственные проблемы, и у ирландца не было ни малейшего желания вникать в них.
Ламли уверенно шагал вперёд, хотя, по правде сказать, видел эту местность впервые. Руины домов по правую руку, длинное здание по левую, машины, прячущие за сеткой рабицей свои ржавые бока, и дорога, уходящая за горизонт. Ламли не знал, чего ждать от всего этого нового и незнакомого, но не поворачивать же ему назад только потому, что следом за ним увязалась какая-то пигалица? Совести у Сэта не имелась, он также не пёкся и о сохранности других выживших, и если Урсула покалечится во время того, как будет шастать следом за ним, он спокойно это переживёт. С этими мыслями мужчина дошёл до следующего поворота и повернул на восток.
Три брошенных машины на стоянке перед мотелем подмигивали ему разбитыми фарами. Словно проститутки на обочине дороги, предлагающие любому, кто проезжает мимо, за умеренную плату прекрасно провести время вместе. Наблюдая за ними через дырки в крупной сетке, Ламли проследовал вдоль забора. Раз уж они попались ему на глаза, мужчина намеревался тщательно обыскать этих крошек. Что если Урсула решит последовать его примеру? Что ж, он всегда сможет ударить её по голове и забрать всю добычу себе, если она, конечно, найдёт что-то действительно интересное.
А пока этого не произошло, Сэт продолжал усиленно игнорировать свою преследовательницу. Поравнявшись со въездом на стоянку, он свернул на территорию мотеля и направился к ближайшей машине,  надеясь, что у него не возникнет никаких проблем с замком.
Он подёргал дверь со стороны водителя. Ничего. Перешёл к следующей. А потом и к той, что была после неё. Удача улыбнулась ему лишь на четвёртой двери. Та со скрипом чуть отошла в сторону, стряхнув с себя немного ржавчины и краски. Ламли вцепился в дверцу, пытаясь открыть полностью, или хотя бы увеличить проход до такого состояния, чтобы туда могла пролезть его туша. Дверь поддавалась туго, с воплями и визгами. Эти звуки пробудили в нём воспоминания о прежних временах,  но ностальгия не успела захватить разум ирландца. Проход в машину стал достаточно большим, и надо было пробираться внутрь.

+1

8

Она напоминала потерявшегося гадкого утенка, который безропотно следовал за первой попавшейся самоуверенной жабой, что была принята за собственную мать.
Преследование не лишилось первоначальной цели – узнать, чем же таким подозрительным ежедневно занимается Ламли, может, нашел какое-нибудь подпольное казино с шлюхами и толстопузыми мафиози, скрывающимися в личном бункере, да никому об этом не рассказывает? – но приобрело игривый характер с ее стороны. Что-то детское, невинное и давно позабытое проснулось внутри нее, заставляя практически в точности копировать походку впереди идущего мужчины и слегка подпрыгивать на каждом шагу. Она даже пыталась наступать на то же самое место на асфальте, где несколько секунд была нога Сэта.
Поняв, что Ламли так просто не расколется, она решила привести свою угрозу о пении в жизнь. И если обычный, естественный голос Урсулы звучал достаточно низко для девушки, но при этом гладко и приятно, то когда она начинала петь, что-то заставляло ее голосовые связки изменять голос до практически невыносимо высокого и противного.
Она прочистила горло, вспоминая тексты любимых песен. Первым в голову пришло… ничего. Урсула нахмурилась и на некоторое время даже сбилась с ритма шагов Сэта, перейдя на свой собственный.
-Чёрт, как же там было… пара-рара-пара-рара-ра…
Спустя одну-две минуты усиленных раздумий, Урсула вновь радостно подпрыгнула и зашагала более бодрым шагом.
-Я хочу освободиться! Я хочу освободииитьсяяяя! Я хочу освободиться от твоей лжи, ты так нравишься себе, я не нуждаюсь в тебе, я должен освободиться! Бог знает! Бог знает, как я хочу освободииииться….
Если бы в этом мире существовали птицы, то они бы сейчас с громкими возмущенными возгласами разлетелись в стороны. В случае же с мужчиной, тот ее успешно игнорировал. Урсула, впрочем, была весьма упорным и упрямым человеком, так что попыток расшатать Сэта не бросала.
Когда он повернул на очередной развилке, Ю, словно бездомный пёс, следующий за первым попавшимся, засеменила за ним.
Здание, развернувшееся перед ними, очевидно являлось дешевеньким небольшим мотелем, пользовавшимся несомненной популярностью у экономных путешественников, проституток и наркодилеров. В голове у Ю мгновенно закопошился рой мыслей о возможном рейде здания и использования его в личных целях – что может быть лучше пары десятков относительно чистых комнат, запаса белья и чистящих средств и ключей от каждой двери, которую не придется с трудом взламывать, как это происходило с частными квартирами?
-Я влюбился. Я влюбился впервые в жизни, и я знаю, что в этот раз все по-настоящему, я влюбииился. Бог знает! Бог знает, я влюбился!
Ее «спутник» в это время озабоченно дергал двери проржавевших под многочисленными кислотными дождями машин, словно мелкий хулиган-воришка. Урсула приблизилась к нему практически на непозволительное расстояние, держась при этом в напряжении и готовности отскочить в сторону и бежать, если Сэт решит, что она ему окончательно надоела. Внешне же она старалась этого не показывать, нацепив на лицо маску расслабленной непринужденности.
-Ищешь что-то определенное, Ламли? Если скажешь мне, то я, возможно, смогу тебе помочь.

песня: Queen - I Want To Break Free

+1

9

Да только вот не успел он и головы засунуть в салон автомобиля, как к нему, на непозволительно близкое расстояние приблизилась Урсула. Она перестала петь, за что Сэт был благодарен всем богам, каких только смог вспомнить, но вместо этого вновь заговорила с мужчиной. Сказать начистоту, он был очень раздосадован тем фактом, что кислотный снег не собирался в сугробы. Иначе можно было бы захватить пригоршню другую с крыши машины и накормить снежком эту наглую девчонку. Наверное, это надолго отбило бы у неё желание доставать его или кого бы то ни было вообще.
Придерживая дверцу машины, чтобы та не дай бог вновь вздумала закрыться, Ламли развернулся к девушке лицом, а точнее противогазом, в котором пряталось его лицо. Ткань защитного костюма зашуршала, не самый приятный звук, но до пения Урсулы ему было как до луны.
- Милая, да в чём вопрос, - отозвался он приторно-ласковым голоском, - если тебе настолько нечего делать, у меня есть для тебя одно, очень важное поручение. Не могла бы ты пройти к другой машине и поискать там верёвку?
Нужна ли была мужчине верёвка на самом деле? Конечно же такая вещь никогда не бывает лишней, тем более в тех условиях, в которых они обитают сейчас, но конкретно в данный момент он сделал это лишь для того, чтобы Урсула отвязалась от него. Отошла на безопасное расстояние, позволив мужчине сохранить последние остатки самообладания.
Закончив с раздачей поручений, ирландец развернулся обратно к машине и, наконец-то, заглянул внутрь. Окна, заляпанные чем-то чёрным, скорее всего чрезмерно затонированные или замазанные краской, пропускали крайне мало света извне, так что Сэту понадобилось достать фонарь, чтобы разглядеть, что прячется внутри. Луч прорезал сумрак салона. Пыль резвилась в его слабом свечении, и это было единственное, не считая самого мужчины, что двигалось по запылённым сидениям.
Не теряя драгоценного времени, Сэт принялся рыться в бардачке. Несколько пластинок с таблетками, названия которых ровным счётом ничего не значили для мужчины, да солнцезащитные очки, вот вся добыча, которую ему удалось выудить на переднем сидении. Распихав это всё по карманам рюкзака, ирландец полез назад.
Какие-то буклеты, рекламирующие лучшие места летнего отдыха и несколько клиник по лечению разного рода зависимостей. Первые Ламли обделил вниманием, вторые захватил с собой, чтобы позже вытереть ими задницу, тем самым выразить своё отношение ко всему, что там написано. Собственно, на этом его поиски и закончились, ибо в остальном салон машины оказался пуст. Видимо, всё полезное барахло хозяин этой колымаги унёс с собой в мотель. Ламли выбрался наружу, захлопнув за собой дверь, и размышляя о том, есть ли смысл обыскивать багажник и другие тачки, или лучше сразу зайти в здание.

+1

10

Урсула с поставленной задачей справилась на удивление быстро. И не потому, что слишком уж ответственно подошла к исполнению миссии, полученной от мистера Ламли, а всего лишь потому… что двери двух оставшихся машин просто напросто не открывались.
Конечно, услышав приторную интонацию мужчины, за которой скрывались раздражение и явный сарказм, она сначала нахмурилась и подумала о том, чтобы пнуть его под зад, когда он почти полностью окажется в машине, захлопнуть за ним дверь, да убежать куда подальше, желательно не появляясь на территории склада в течение нескольких последующих дней. Но Урсула, усиленно жуя губы, заставила себя сдержаться. Проследив за тем, как корпус Ламли скрылся в низкой машине, а затем туда же проследовали задница (которую она, естественно, оценила, но смотреть там было не на что) и ноги, Ю развернулась и, продолжая напевать «Я хочу освободиться» себе под нос, двинулась к двум оставшимся машинам.
Как бы отчаянно она не дергала двери, словно бы это был ее последний шанс на спасение, проржавевшие замки не поддавались мольбам. Запыленные окна были плотно закрыты, а ее слабые костлявые локти – Урсула была уверена – с толстым стеклом бы не справились. Чего ей сейчас действительно не хватало – так это биты. Тяжелой, крепкой бейсбольной биты, которая бы уверенно лежала в руке и со свистом разрывала воздух при замахе. Урсула обследовала каждый возможный спортивный магазин, но ни в одном из них не нашла искомого предмета; полки были сплошь усеяны мячами, ракетками, очками для плавания и коньками. Казалось, будто в этом городе даже и понятия о бейсболе не существовало. Мысленно она возмутилась, представив себе город и его жителей, напрочь ничего не знающих о «Нью-Йорк Янкиз», «Бостон Ред Сокс» или «Детройт Тайгерс».
В то же время, в сапоге у нее скрывался нож, которым бы она могла поковыряться в замках, но подсознательно Урсула понимала – когда находишься рядом с потенциальным маньяком, действия которого невозможно предугадать, держи свое оружие при себе. Ей не хотелось бы умирать здесь, на неизвестной и неисследованной никем локации, медленно истекая кровью от колото-резанных ножевых ранений.
Она пнула багажник последней машины, но и тот противостоял примененному насилию. Вздохнув, Урсула вернулась к Сэту, который выбирался из берлоги.
-Думаю, что это безнадежное дело, - пожала плечами она.
-Но если ты действительно хочешь найти то, что могло быть в этих машинах, то логично бы было исследовать мотель. Если машины находятся на этой стоянке, то и хозяева их, вероятно, остановились в мотеле вместе со своими вещами?

Отредактировано Ursula Wanstein (2016-04-22 19:28:58)

+1

11

Не успел ирландец высунуть нос на свет божий, как эта мерзкая пигалица нарисовалась рядом с ним, словно она была собакой, а он отдал команду «к ноге», вылезая из автомобиля. Сэт сразу понял, что верёвки при ней нет – руки девчонки были пусты, и более того она сама озвучила вслух кое-что, что подтверждало эту догадку.
- И как же тебе в голову пришла эта гениальная мысль?
Ламли не слишком-то обращал внимание на то, что происходило снаружи, пока обследовал внутренности колымаги, так что даже не был уверен в том, что Урсула вообще отходила от машины. Она просто могла дождаться, пока он закончит с обыском, и выдать ему эту гениальную мыль о том, что в других машинах ничего нет. Но озвучивать свою последнюю догадку он не стал как минимум потому, что доказательств у него никаких не было.
Окинув девушку и оставшийся транспорт скептическим взглядом, Хмурый молча направился к следующей машине и дёрнул одну из дверей. Та скрипнула, но не поддалась, пусть мужчина и был в разы сильнее девушки, что гипотетически осматривала сей транспорт до него. Сэт прошёл дальше и попробовал ещё пару дверей, но они также отказались впустить его. Конечно же, у ирландца был с собой мясницкий нож, с помощью которого он мог бы попытаться вскрыть строптивую железяку. Сэт залез в карман рюкзака, где в последнее время всегда хранил своё оружие, и выудил его наружу. Лезвие блеснуло, отразив ту тусклую часть солнечного света, которой всё же удалось достигнуть земли, несмотря на такое обилие туч. Ламли посмотрел на нож, а потом поднял многозначительный взгляд на свою невольную спутницу.
Мужчина не сомневался, что где-то под  одеждой, девушка тоже прячет какое-то оружие. Это был обязательный спутник любого мародёра, без которого они не могли покинуть пределы склада. Хмурому очень захотелось узнать, что именно скрывает от него Урсула. Отвёртку? Молоток? Или тоже нож? Но ещё больше он хотел понять одну простую вещь – почему она не воспользовалась тем, что есть у неё, чтобы открыть двери. Боялась, что Сэт заметит её оружие? Опасалась, что может сломать его? Если рассудить разумно, то Ламли тоже не хотел лишиться такого необходимого средства защиты. Решив, что игра не стоит свеч, ирландец  спрятал ножик обратно в карман.
Теперь ему не оставалось ничего другого, кроме как направиться в сторону мотеля. Тёмные окна двухэтажного здания наблюдали за ним, пока мужчина преодолевал расстояние от автомобилей до главного входа. По крайней мере тут парочке взломщиков не придётся возиться с дверями – стёкла в них уже разбиты, а сами они изрядно покосились, так что проникнуть внутрь не составит большого труда. Оказавшись на пороге, Ламли толкнул дверь, и она со скрипом распахнулась, обронив на пол последние остатки стекла. Пренебрегая правилом «дамы вперёд», ирландец достал фонарь, включил его и сделал шаг внутрь мотеля.

+1

12

Свет фонаря едва прорывается сквозь столпы пыли, что поднялись вихрем после толчка двери. У самого входа, на полу, на выцветшем коврике "Welcome!" видны разводы изредка залетавших кислотных капель дождя и снега. Здесь явно никого не было тысячи и тысячи лет, ибо дальше пол был сер, покоился под покрывалом пыли. И каждый шаг по этому полу будет оставлять бурые следы - отголоски когда-то пошло-красного ковролина.
По стенам развешаны картины пейзажей. Дешевые работы какого-то художника вперемешку с реальными фотографиями. Большие и маленькие. Все это дикое безвкусное зрелище дополняют местами отошедшие от стен обои, с вертикальными линиями строгих угловатых узоров, кажется, коричневых на сером. И, конечно, разводы на этих обоях и грязевые пятна, которые, кажется, вовсе не беспокоили владельцев бизнеса.
По левую руку - стойка регистрации. Она была бы приветливой, вся такая покрашена в имитацию красного дерева, если бы не металлическая балка, расколовшая её прямо по центру и частично преграждающая путь внутрь. Если поднять взор к потолку, то вы увидите продолговатую дыру - бывшее местонахождение этой балки. На полу за балкой - разбитая ваза и рядом то, что когда-то было ромашками. На стене, за стойкой регистрации, висит маленький шкафчик, выполняющий функцию хранителя ключей от комнат мотеля. Дверца шкафчика испорчена трещиной - стекло лопнуло, но все еще держится. Он бережно закрыт. Внутри можно увидеть висящие ключи от комнат, но не хватает двух под номерами 11 и 21, о чем повествует чистый след отсутствия пыли в форме ключей. Комнаты начинаются с номера "02" и заканчиваются номером "36".
По правую руку - комната "ожидания". Диваны, истинный цвет которых еще при жизни мотеля был скрыт грязью, теперь же узнать приятные узоры их обивки и вовсе не представляется возможным. Два таких дивана вдоль стены, параллельной стойке регистрации, и четыре кресла - два у окна, что выходит на стоянку, с которой вы пришли, и два у стены напротив этого окна. В углу между диванами и креслами - два кулера с водой. В установленных в них баклахах еще есть вода, еле достающая до воображаемых отметок "1/3". Ну и, конечно, низкие деревянные журнальные столики, на которых вы можете найти средства убития времени.
Если бы вы были администратором и стояли за этой стойкой, приветственно улыбаясь каждому гостю, то всегда могли бы скрыться в служебном помещении за дверью у самой стойки. "staff only" - гласит маленькая табличка на ней. Дверь закрыта.
Широкий проход прямо напротив входных дверей ведет вас напрямик к комнате "05". Коридор разветвляется, открывая два пути: направо - к лестнице на второй этаж и комнатам "02-05", налево - к комнатам "06-17" и тоже к лестнице на второй этаж. Этот мотель неправильный - войти в номер с улицы нельзя, все двери внутри здания. И они на первый взгляд закрыты.

0

13

Лезвие ножа блеснуло в мутных лучах солнца, слабо проникающих сквозь плотную завесу туч, и Урсула невольно сделала маленький шаг назад. Глупо, конечно, было с ее стороны так откровенно показывать свое опасение, но противостоять собственным инстинктам, которые требовали бежать и прятаться, она не могла. Что может быть хуже, чем оружие в руках потенциального психопата?
В том, что у Ламли не все в порядке с головой, Урсула практически не сомневалась, но что-то всё же заставляло ее следовать за ним.
Хорошо хотя бы, что ее собственная рука не метнулась к пояснице, где за пояс штанов было воткнуто ее орудие. Ламли бы точно все разгадал. А так у нее, на всякий случай, все еще оставался туз в рукаве. Или, правильней сказать, в штанах.
Сэт, бросив затею с ножом и машинами в роли консервных банок, двинулся к мотелю. Ю же, в свою очередь, застыла на несколько секунд в неопределенности. Она нерешительно обернулась к тому месту, через которое они проникли на территорию автостоянки. За забором виделась пустая ровная дорога, ведущая обратно, к безопасности Склада и собственного комфортного уголка, а в противовес ко всему этому темнел и нависал над ней старый и грязный, неисследованный еще мотель, в котором могло скрываться нечто опасное и смертельное.
Черт, - подумала Урсула, переминаясь с ноги на ногу, - не хватило тебе приключений с Кайленом?
Видимо, нет, так как, не ответив на собственный вопрос, Урсула резко шагнула вперед и последовала за Сэтом.
Хорошо, что у него был фонарь. Свой Урсула схватить просто напросто не додумалась, в спешке покинув убежище вслед за Сэтом, и сейчас глубоко об этом жалела. Теперь ей просто необходимо было держаться близко к мужчине. Настолько близко, что она практически дышала ему в спину.
Проследив взглядом за скользящим лучом, Урсула кивнула на предположительную стойку регистрации.
-Эй, смотри. Там, наверное, ключи.
Отчего-то ей не хотелось далеко отходить от Ламли.

+1

14

Пыль была повсюду. Покрывала толстым слоем пол, стены и предметы интерьера, висела в воздухе мутной завесой, переливаясь в луче света и создавая ощущение того, что ты  находишься где-то под водой. Сэту на мгновение показалось, что со следующим своим шагом он не пойдёт, а поплывёт, и мужчина замер у порога, вглядываясь в свет фонаря.
Чтобы развеять наваждение, Ламли выставил руку вперёд, медленным, будто опасливым жестом, прорезая воздух перед собой. Пылинки разбежались прочь, словно были живыми, а Ламли хмыкнул, заключив про себя, что во всем виноват свет его фонаря, и нет здесь никакой воды.
Урсула подоспела слишком поздно, и, слава богам, не застала его за этим странным занятием. Когда позади мужчины послышались её шаги, Сэт уже направил свой фонарь в сторону зоны ожидания, выцепив взглядом диваны, стопки журналов, скорее всего невообразимо унылых, и два кулера.
Ламли решил, что стоит проверить есть ли в них вода. Оставляя на пыльном ковре заметные отпечатки ног, Хмурый добрался до места, и принялся разглядывать эти нехитрые устройства. Искомой жидкости оказалось не так уж и много, и ирландцу было некуда перелить её. Но Сэт не был дураком, и легко догадался о том, что можно просто вытащить бутылки из кулеров, перелить всю воду в одну, и в таком виде утащить к себе на склад.
Лишь бы туда не попала пыль. Мужчине чертовски не нравилось, как пылюка ведёт себя в этом помещении, и ему уж точно не хотелось, чтобы она попала в его воду. Если он перельёт водицу сейчас, ему придётся постоянно беспокоится о её сохранности, ведь у него нет крышки, чтобы заткнуть горлышко бутылки. Решив, что извлечение жидкости подождёт до того момента, когда они обыщут мотель и отправятся домой, Ламли вернулся обратно в холл, взяв курс на стойку регистрации.
Он слышал слова Урсулы о ключах. Сам Сэт был бы не прочь собственноручно выломать все двери в этом месте, разрушение подняло бы ему настроение, но раз его невольная напарница уже отыскала более лёгкий способ проникнуть внутрь комнат, он не стал ничего возражать. Проплыв мимо девушки, завернув за стойку, ирландец выломал хлипкие дверцы, служившие последней защитой ключей от враждебной внешней среды. Звон стекла разлетелся по помещению, но тишина, словно голодный монстр, что давно не видел пищи, достаточно быстро поглотила этот звук и вновь воцарилась вокруг незваных гостей.
Сэт заметил, что парочка ключей отсутствовала, и улыбнулся сам себе – все же несколько дверей им придётся сломать. Предвкушая блаженное разрушение, Ламли схватил ключ с номером «10», ближайший к загадочной двери без ключа, и сунул его в карман. После чего мужчина схватил первый попавшийся ключ и кинул его в направлении Урсулы.
- Это твой,-  произнёс он одновременно с тем, как предмет вылетел из руки Сэта в сторону напарницы, - Так будет быстрее, если ты, конечно же не боишься остаться одна.
Это было сказано привычным, пресным тоном, без налёта каких либо эмоций. Сэт не планировал провоцировать или как-то подкалывать девушку. Но, конечно же, если Урсула откажется от его предложения разойтись по разным комнатам, он может посчитать её трусихой. Слабой, бесполезной пигалицей, которая сама не зная зачем отправилась следом за ним, а теперь решила прятаться за его спину и мешаться под ногами. Только вот он не собирается становиться ей надёжной опорой и защитой.  Кто знает, может оставаться в паре с ним ещё опаснее, чем обыскивать мотель отдельно от него.

+1

15

Она поморщилась,  потягивая носом воздух; частички пыли мгновенно атаковали нежную слизистую носа, оседая на ее поверхности; и внутри, в носу и в глотке, все мгновенно защекотало и засаднило. Урсула негромко прокашлялась и, расстегнув куртку, натянула ворот большой ей майки на нос, пытаясь спрятаться от назойливого раздражителя. Можно было, конечно, отыскать в магазинах и в домах защитные повязки, да даже и сделать самой из любой ткани, ведь с пылью им приходилось сражаться чуть ли не постоянно, но и к этому приспособлению Урсула относилась весьма скептически. Дышать в масках через некоторое время становилось тяжело (хотя и не настолько, как в противогазе), да и влажная от собственного выдыхаемого воздуха материя становилась отличным рассадником бактерий.
Поэтому в итоге все мы помрем от обструктивной болезни легких, - невесело подумала Ю, поежившись.
Ламли последовал ее совету, что было само по себе удивительным, либо же сам думал о ключах за стойкой регистрации еще до того, как на них указала Урсула. В любом случае, как только Сэт прошел мимо нее, Урсула мгновенно потеряла источник света в виде его фонаря и осталась в неприятной, гнетущей полутьме, разбавляемой слабым светом, что прорывался сквозь двери. Страхи, приобретенные после их вылазки с Кайленом, не успели полностью рассосаться и исчезнуть, остались жирными следами в памяти, и Ю, совершенно бессознательно, оказавшись в темноте, по привычке застыла на месте, не смея шевельнуться. Из транса ее вывел Сэт, который кинул ей ключ, и Урсула рефлекторно выкинула руку вперед, ловя холодный кусок металла в своей теплой ладони. Цифры на брелоке разглядеть было невозможно, но она провела по шершавой поверхности подушечкой пальца, пытаясь воссоздать паттерн в голове. Кажется, «17».
-Что? – мотнула головой Урсула в сторону Сэта, - в смысле… ты хочешь разделиться?
Нет, не вариант. Она нахмурилась, сжимая ключ в ладони, чувствуя, как металл врезается в кожу и оставляет на ней свой отпечаток.
Во-первых, как она будет следить за Сэтом, если потеряет его из виду? Хотя и Ю уже запуталась в собственных мотивах и поводах продолжать шпионаж за мужчиной, первопричину она все же помнила – «узнать, чем же ежедневно занимается Ламли», которая плавно перетекла в «выяснить, что ищет Ламли».
Во-вторых, ей не хотелось оставаться одной. Вследствие известных уже причин.
В-третьих (и это третье будет являться основным ее алиби), у нее не было фонаря. И как она будет рыскать по темным коридорам и комнатам, не имея с собой даже коробка спичек?
-Я бы с радостью, - кивнула Урсула, - но, понимаешь ли, фонарь есть только у тебя. Не думаю, что я буду особо полезной в кромешной темноте, я все-таки не мутировавшая кошка. Поэтому думаю, что тебе придется потерпеть мое присутствие, если ты сможешь.
Как будто его несогласие ее останавливало.
-С какой комнаты начнем?

+1

16

О, неужели до неё наконец-то дошло, что Сэт не рад её присутствию рядом с собой? Или она только сейчас осмелилась высказать свою догадку вслух? Ламли направил свет фонаря чуть в сторону, чтобы можно было поближе разглядеть лицо Урсулы, и при этом не ослепить её. И уставил на неё свой уничижающий взгляд. Он хотел получше рассмотреть лицо той, которая додумалась выйти со склада без фонаря. Что она намеревалась делать, если бы Сэт шастал по улицам города до темноты? Или забрался бы в какое-нибудь не самое светлое здание раньше, чем она выдала себя?
- А ты ещё бесполезнее, чем я думал, - выдохнул он ей в лицо, и, скользнув светом фонаря по облезлым стенам в полоску, развернулся в сторону прохода к номерам. Ему больше нечего было сказать Урсуле, он вынес свой вердикт, и вполне довольный этим умозаключением, направился в проход, разделявший его и коридор, в котором покоились запертые двери.
Пол украсился багровыми пятнами, и может это и могло бы выглядеть угрожающе, если бы ирландец соизволил обратить на них своё внимание. Но нет, его больше интересовали двери. Он дошёл до входа в пятый номер и принялся шарить фонарём по стенам, выискивая вход в ту комнату, от которой у него имелся ключ.
Кусок стены, дверь с полустёртым номером, пыль на ковре, светильник, ставший теперь лишь мёртвой бесполезной железякой без драгоценного электричества. Всё всплывало фрагментами, словно серия фотографий, по которым ты должен был составить общий портрет помещения. Луч фонаря оказался слишком мал, чтобы выхватить сразу весь коридор, и поэтому перед глазами творилось подобное мракобесие.
Но это не выбивало ирландца из колеи. Он не терзался суеверными страхами по поводу темноты, и чувствовал себя комфортно с таким небольшим источником света.
Седьмой, восьмой, девятый, десятый. В такт шагам, приглушённым пылью и ворсом ковра, мысленно считал Хмурый.  Добравшись, наконец, до нужного номера, он осветил замочную скважину и сунул туда ключ, дважды провернув тот в замке. Что-то щёлкнуло. Сэт чуть толкнул дверь, и она с тихим скрипом отодвинулась внутрь комнаты.

0

17

«Заткнись» - первое, что захотелось прошипеть сквозь сжатые зубы. Высказывание Сэта в ее сторону пробудило внутри нее волну агрессии и практически неконтролируемой злости. Пальцы сжались в кулак и впились в кожу ладони. Рука дернулась вперед, чтобы схватить, встряхнуть, ударить, нанести боль и привести в чувство, указать на свое место, но Урсула сдержала ее, плотно зажмурив глаза и глубоко вздохнув. Руки она скрестила на груди.
Лицо Ламли в нескольких сантиметрах от ее собственного (это был очень удобный момент для того, чтобы разбить ему нос) отпечаталось на сетчатке глаз яркой вспышкой, и Урсула еще несколько секунд видела его перед собой. Ровно до тех пор, пока эта черная, бурлящая волна не схлынула, пальцы не разжались и тело не расслабилось.
Ты все еще можешь развернуться и уйти, - подсказало сознание. Но сдаваться она теперь не собиралась просто принципиально. Пусть Ламли бесится, пусть Ламли угрожает, пусть размахивает ножом перед ее носом и поливает ядом, на сегодняшний день она – его тень.
Урсула проследовала за мужчиной, а точнее, за скользящим лучом фонаря. Силуэт Сэта практически растворялся на фоне окружающей их душной темноты. Мягко ступая по ворсу ковра, покрытого казалось бы многовековой пылью, она действительно напоминала призрака, двигаясь практически бесшумно.
Остановившись в полуметре от Сэта, Ю привстала на цыпочки, с интересом заглядывая внутрь комнаты через его плечо. Впрочем, многого она увидеть не могла, так как помещение уровнем своей освещенности сильно не отличалось от темного коридора, а фонарь не мог охватить все одним разом. Едва были различимы очертания предметов мебели, но не более того. Впрочем, Урсула даже не могла четко осознать для себя, действительно ли она отличает кровать от кресла, либо же просто воображает себе их расположение.
-Я бы, возможно, не была такой бесполезной, если бы ты сказал мне, что ищешь, - неожиданно сказала она.
-Если ты конечно сам знаешь, что ищешь.

0


Вы здесь » RIDDLETOWN » Настоящее » [54 день] П - Подозрительность


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC