текущий игровой период
зима
флешбек
1-49 день после пробуждения
настоящее
50-64 день после пробуждения
события
Обнаружены две новые локации: автомастерская на востоке и мотель на юго-западе. По крайней мере уже семеро выживших стали свидетелями странных явлений, природу которых они не могут объяснить. Это не оставляет сомнений в том, что в городе обитает что-то или кто-то кроме вас. Вот только что или кто?

РОЛЕВАЯ ЗАКРЫТА.
Спасибо всем, что были с нами.



Palantir Рейтинг форумов Forum-top.ruВолшебный рейтинг игровых сайтов


сюжет faq карта календарь погоды список выживших разделение труда занятые внешности правила шаблон анкеты поисковая акция квесты и запись поиск соигрока

RIDDLETOWN

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » RIDDLETOWN » Настоящее » [61 день] Свежий воздух и дикая природа.


[61 день] Свежий воздух и дикая природа.

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

На 61 день после пробуждения, около полуночи, Seth Lumley и Blue оказались выдворены из мародёрни на прилегающую к складу территорию, чтобы они могли тщательно обдумать своё отвратительное поведение.

0

2

В последнее время с ним творилось что-то странное. Возможно, сказывалось нарастающее напряжение, не потому, что условия существования после сирены стали крайне отвратительными, нет. А больше из-за того, что вокруг него было слишком много людей. Сотня в убежище, заметно меньше, а именно пятнадцать, на складе мародёров, но всё равно слишком много для одиночки, который последние несколько лет жил на отшибе в компании двух собак и никого более. Конечно, он часто уходил гулять один, но в мертвом городе, в котором предположительно остался в живых лишь небольшой процент от прежнего населения, Ламли с завидным постоянством натыкался на других выживших.
А может причина была в том, что он давно не выходил на охоту: не убивал животных и не калечил людей. Это может прозвучать абсурдно, как никак вокруг апокалипсис и тотальный беспредел, но количество насилия в его жизни резко упало, по сравнению со временем до сирены.
Можно найти много причин, почему промежуток с 50 по 61 день стал для него так богат на эпизоды, где он, несомненно, вёл себя крайне несдержанно. Но свей кульминации этот нестабильный период достиг именно на 61 день, когда Сэт, до этого лишь кидающий мрачные взгляды в сторону синеволосой пигалицы, решил перейти от молчаливого укора к действию.
Кажется, тогда она ошивалась где-то рядом с ним, девчушка, которой не нужно было иметь при себе рупор, чтобы все окружающие оглохли от громкости её голоса. Ламли нарисовался где-то рядом с ней, приобнял за плечи, что выглядело с его стороны скорее даже дико, чем просто странно. И сказал, что ему чертовски нравится её голос. Этот чудесный голосок, которым она, несомненно, могла бы собирать стадионы, если бы решила попробовать себя в музыкальном бизнесе. Что он ещё процедил сквозь дивную улыбку, которая смотрелась на его лице, также крайне неуместно, как и объятия с Синькой?
Что-то по поводу того, что если девушка не утихнет, то собирать стадионы будет на том свете? Вряд ли у кого-то в голове отложилась точная формулировка этой фразы, ведь им скорее запомнилось резкое движение, после которого рука девушки неожиданно оказалась изогнута под каким-то неправильным углом, а улыбчивый Ламли очутился где-то позади синеволосой, ещё сильнее заламывая её руку. И всё бы могло кончиться на этом. Ирландец вполне мог обойтись таким простым выпадом в её сторону, но, к большому сожалению остальных жителей склада, потасовка на том не окончилась.
Поэтому всё, что произошло после походило больше на те ролики, где люди бегают друг за дружкой под музыку из шоу бенни хилла. Бегают, переворачивают вещи, хватают острые предметы и пытаются нанести друг другу ранения различной степени тяжести, сметают всё и всех на своём пути, плюются самыми последними словами, которые знают, превращая жилище мародёров в неконтролируемый хаос.
И в итоге оказываются на улице. Не потому, что в попытке оторвать друг другу голову двое этих сумасшедших выкатились за пределы мародёрника, а потому, что главарь решил, что с него на сегодня хватит. Хватит драк, криков и пролетающих в воздухе предметов, хватит людей, которые тоже получили травмы, хотя были совершенно не причастны к начальной потасовке.
Хлопок, а за ним щелчок. Это мародёры закрылись изнутри, повесив на дверь замок. Ламли стоял справа от входа, чувствуя, как саднят порезы на лице и руках. Он слышал тяжёлое дыхание Синьки, она была где-то рядом, но снаружи было настолько темно, что мужчина мог разглядеть лишь её смутные очертания.

+1

3

Она не шумела, правда. Это все они просто взъёлись, нервные стали. Луна там в водолее или Юпитер в пятом доме, хер их разберёшь. Синька рассказывала историю, как иногда это бывает перед сном, чтоб все не были такие грустненькие, потому что глядя на большинство, так и хотелось сказать "иди умирать в другом месте". Она всего лишь поднимала боевой дух. Боевой дух поднимался плохо. Синька уже подумывала, что минут пятнадцать и можно будет затыкаться. У некоторых были другие планы на этот счет.
Плеч коснулись чужие руки. Синька запнулась на полуслове и повернула голову, разглядывая кому это тут её внимание не хватает. Это был Хмурый. И синеволосой чертовски не понравилась его улыбка. Но это была Синька. Она радостно улыбнулась в ответ, и развернулась для объятий:
- Сладкий! Ты соскучился по обнимашкам?
Он что-то там говорил про её голос. Синька ухмылялась. Собственно, она уже наоралась, так что можно было поблагодарить, не сильно долго поперешёптываться с кем-нибудь у костра, пока мародёры один за другим собираются спать, а потом уже и пойти самой. Только вместо слов благодарности о стены склада эхом ударился женский визг. Синеволосая даже понять не успела, как её быстро так изогнули, а руку пронзила боль. А ещё Синька так и не поняла, куда она попала ногой и как извернулась в попытке выбраться, но выбралась, едва не пропахав носом пол, но выбралась.
А дальше было веселье. Синька знала, что отхватит. Инстинкт самосохранения подсказывал, что надо бежать и защищаться. В ход шло всё, что только можно было придумать: начиная от мелкого мусора, заканчивая собственными когтями, зубами и матом. За это время Синька открыла у себя редкостные таланты: такие как умение случайно едва не опрокинуть стеллаж, который служил кому-то верой и правдой местом для сна (а ведь опрокинула, если бы мародёры под крик "ты что, блядь, творишь?" не подхватили металлоконструкцию), кроме того была обнаружена способность передвигаться с завидной скоростью и держать на вытянутых руках горящую палку и почти не чувствовать боли от ожогов, ибо как раз в той области, где Синька держала своё оружие, палка стала превращаться в угольки. Ещё она вроде едва кого-то или что-то не подожгла, когда боль дала о себе знать и горящий предмет полетел в сторону. В сторону Хмурого, конечно же.
Синька уже почти нашла спасение, забившись в угол склада и спрятавшись за несколько человек, кто по её мнению вполне мог защитить, когда раздался до боли знакомый голос главаря.
Бляяяяяя...
Вот теперь можно было рыть себе могилу, потому что всё до этого было так, не серьёзно.
Мир замер.
Лидер говорил.
Жадно и шумно глотая воздух Синька слушала.
Лидер закончил.
Мысль дошла не сразу.
Глаза округлились.
- Только не наружу! Нет! Блять! - синеволосая взвыла, попыталась когтями ухватиться за стену, к которой только прижималась спиной, когда Синьку против её воли вышвырнули на улицу.
Впервые Блю услышала как лязгнул замок склада по другую от неё сторону. Она врезалась в дверь плечом, навалившись всем телом и несколько раз долбанула кулаками.
- Вы не можете так поступить, мы тут сдохнем! Пустите! Сууука! - взвыла Синька. Громко, но быстро затихла, - хоть бы сигареты кинули! - крикнула она в небо. Небо осталось хмурым и безмолвным.
На десяток секунд возникла тишина, нарушаемая лишь частым дыханием. Пока ещё было жарко, но холод улицы вполне ощущался.
- Мы тут замёрзнем, - с отчаянием тихо прошептала девчушка, а затем достаточно ядовито, явно обращаясь к Хмурому, продолжила, - это всё ты виноват, из-за тебя мы тут сдохнем к чертям! - это был вопль отчаяния.
Ладони горели, всё тело саднило, хотелось выть и ни черта не было видно дальше собственного носа. Синька паниковала. Синька едва сдерживалась от того, чтоб не заплакать. Её пугала эта беззвёздная ночь, что грозилась пролиться кислотным дождём, пугали холод и возможность замёрзнуть, пугал человек, с которым она осталась снаружи, но больше всего синеволосую диву пугало то, что было в её собственной голове: те галлюцинации, что отражались в виде шорохов листвы и мусора, звуками шагов в пустом городе, что причудливыми формами живых существ складывались иногда в мраке склада из теней и бликов костра.
- Мы здесь не выживем, если не попадём под кислотный дождь, то замёрзнем нахуй, - шмыгая носом, тихо прошептала Блю, сползая спиной по стене склада и обнимая себя за колени, - зачем ты вообще напал на меня? Придурок ёбаный.

+1

4

Зато панику синеволосой можно было разглядеть невооружённым глазом. Она светилась в ночи, словно фосфор, но не зеленью, а натуральным отчаянием. О, эти вопли, постепенно перешедшие в шёпот. Вот где была настоящая музыка для ушей Сэта Ламли. Таким и никаким другим он готов был слушать голос Синьки целую вечность. На земле или в аду, или куда ещё им там теперь была дорога.
Словно вампира, мерзкого кровопийцу питающегося жизнями своих жертв, ирландца подпитывали страдания людей, находящихся рядом с ним. Но более всего доставляли ему удовольствие чужие беды, виновником которых был он сам. И пусть в его сегодняшние планы никак не входил подобный исход, он считал, что всё обернулось как нельзя удачно.
В то время как девушка сползла вниз по стене, обхватив колени и упиваясь возможными ужасами, что сулила им ночь на свежем воздухе, мужчина стоял неподалёку от неё и улыбался во весь рот всё той же неестественной улыбкой, с которой начались проблемы этого вечера. Но не мог же он быть зол теперь, когда выпустил накопившееся в нём напряжение и получил такую чудесную отдачу? О, да, теперь эта была улыбка радости, оскал безумца, коим несомненно являлся этот представитель рода людского. Ведь кто вообще в здравом уме мог радоваться подобному раскладу?
Их выкинули наружу в том, в чём они разгуливали внутри помещения, а значит, ни о какой защите от кислотного дождя не могло быть и речи. Им не дали даже бутылки воды или хотя бы спичек. И путь назад был заказан по крайней мере до утра.
Но Сэта почему-то совершенно не страшила темнота, возможность попасть под дождь или встретить что-то смертельно зловещее в  леденящей душу тишине улицы. И он не собирался выть на луну, подобно пигалице, что оказалась в этой передряге вместе с ним. Что же Сэт намеревался делать?
Наулыбавшись вдоволь кромешной тьме и отчаянию своей спутницы, мужчина двинулся на голос, туда, где подпирала стену Синька. Делал он это достаточно уверенно, словно в его голове созрел определённый план их последующих действий. Он наклонился к ней, готовый в любой момент отскочить в сторону, если в том возникнет нужда, и осторожно, словно синеволосая была сделана из чего-то крайне хрупкого, прикоснулся к ней.
- Вставай, и пошли со мной, - сказал он подозрительно ласковым голосом, который шёл в полный диссонанс со всем тем, что произошло между ними ранее. Безумный оскал уже сполз с его лица и растворился во мраке, сейчас на этой мерзкой физиономии отражалось полное спокойствие.

+1

5

Паника всё больше уходила в скрытую форму, Синька изредка всхлипывала, впивалась когтями в собственные ноги и активно тёрла их руками, стараясь согреться. Отрицательная погода на улице давала о себе знать.
...Они же не оставят нас здесь? Они же, блять, пошутили? А если пойти в это уебанское убежище, сказать, что нас, сука, выгнали и попросить вписаться на ночь? Они же не мудаки, не будут против всего на одну ночь? Сказать, что нам нахуй не нужны все их вещи, просто чтоб в ёбаном нахуй тепле и под кр...
Поток мыслей был оборван прикосновением, которого Синька от неожиданности испугалась и отшатнулась. Она прислушалась к темноте, ловя себя на мысли, что вот прям сейчас безумно хотела бы, чтоб это оказался Хмурый, а не внезапные галлюцинации или чего похуже. В этот раз судьба улыбнулась.
- Вставай, и пошли со мной, - голос прозвучал ласково, у самого уха, но от первых слов Блю вздрогнула, глаза еле улавливали очертания Хмурого. Он её напугал. И всё ещё был виноват во всех несчастьях разом, в том числе и в исчезновении цивилизации.
Бляяяя, никуда я с тобой не пойду, петух обконченный.
- Куда? - о господи, строит тут из себя невинную деву, как будто не пойдёт и решится остаться у запертых дверей одна оденёшенька. Синька и сама знает, что тот максимум, на который она способна - добежать до убежища, состроить невинные глазки и скулить, пока не впустят. В убежище могли не пустить.
Стараясь не опираться на холодную стену убежища спиной, Синька встала и поёжилась от холода, челюсть начинала дрожать, но что Мальвина не могла себе позволить, так это выглядеть жалкой, так что она постаралась скрыть это дрожание. Ныть скулить и жаловаться, по мнению Синьки, не синоним понятие "выглядеть жалкой".
- Дам совет, если ты планируешь меня расчленить и изнасиловать - лучше это делать в обратном порядке, поверь так будет прикольнее, - пытается шутить и не понимает, что в каждой шутке есть доля правды. Здесь бы идеально смотрелась вставка как мотылёк летит на огонь.
Синьке хочется верить, что мародёры не жестокие, но с каждой минутой мысль, что они с Хмурым тут просто замёрзнут, становится всё более навязчивой. Возможно, Хмурый знает как развести костёр или того, кто сможет провести их в убежище или на склад в обход всем правилам... или его можно убить, вскрыть живот и замотаться в кишочки, а пока труп не остынет, можно будет более-менее комфортно существовать - Синька сама не знает, откуда у неё в голове взялась такая ебанутая мысль.

+1

6

Ему не пришлось ждать, пока Синька отреагирует на его слова, слишком долго. Видимо, она ещё не зарылась достаточно глубоко внутрь себя, подпитываемая своими страхами, и желающая найти там убежище от всех этих ужасов. Это радовало, ведь он не стал бы утруждать себя и тащить её на своём горбу. Сэт и позвал-то её чисто для галочки. Ему было интересно узнать, пойдёт ли она с ним, или предпочтёт остаться наедине с темнотой и жестокостью остальных членов группы, что сейчас грели свои туши у костра, прятались под тряпками, собранными по всему торговому центру.
- За угол, - отозвался он, отвечая на вопрос синеволосой пигалицы, и этот ответ не сулил ничего хорошего даже в том старом, цивилизованном мире, который успел погибнуть, пока их сотня  отлеживала бока в бункере. Или что они там делали, когда это всё произошло? А, не важно. Стоит сказать лишь то, что в прошлом за угол отходили чтобы поговорить, набить друг другу морду, на худой конец поссать. Морду эти двое друг другу уже набили, поговорить, поговорили, оставалось только последнее. Но такая перспектива казалась скорее смехотворной, чем вполне возможной.
- Учту твои пожелания в следующий раз, - отозвался Ламли, в ответ на жалкую попытку синей пошутить. Он не стал смеяться над её шуткой даже из вежливости, по его лицу не пробежало и тени улыбки. Казалось, что оно задеревенело, исчерпало лимит доступных эмоций, и теперь останется таким безразличным ко всему и вся до конца его жизни. До окончания их жизней, и если они не переживут эту  ночь, то ждать придётся совсем недолго.
Сэт протянул руку, на этот раз уже не к живой плоти, а к листам, что покрывали здание склада. Пальцы соприкоснулись с металлом, если он прижмёт их слишком сильно, то они просто-напросто примёрзнут к стене, и мужчина двинулся вдоль осязаемой опоры куда-то прочь. Словно слепой в новом, неизвестном ему помещении, Хмурый аккуратно отходил всё дальше от входа в мародёрник, не отрывая конечности от опоры, и она вела его, словно собака-поводырь.
Шаг, другой, третий. И всё это молча. Было бы неудивительно, если бы Синька потеряла его из виду, ведь он не подал ей руки или каких-то других ориентиров в этом зловещем мраке ночи. Ещё пару шагов, и ирландец скрылся за углом.
Используя ту же тактику, что и до этого, мужчина двигался вдоль стены, пока перед ним не возникла преграда. Огромная гора чего-то, скрытая под брезентом, из-за чего при таком слабом освещении она могла возбудить чьё-то больное воображение, показавшись тому чудовищем из его самых страшных кошмаров, монстром, что явился лишить его жизни.
И пусть Ламли обладал довольно богатым воображением, его ни сколько не напугала эта груда неведомо чего, а всё потому, что он знал, с чем имеет дело.
Обходя здание по периметру, мужчина столкнулся с погрузчиком, который мародёры прятали от непрошеных глаз и намеревались починить, когда найдут необходимые детали. Но даже в нерабочем состоянии эта махина могла сослужить выжившим неплохую службу: у неё была кабина, каким-то чудесным образом сохранившая в целостности крышу и стёкла в окнах, и если они сумеют открыть дверь, то по крайней мере им будет где пересидеть ночь.

0


Вы здесь » RIDDLETOWN » Настоящее » [61 день] Свежий воздух и дикая природа.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC