текущий игровой период
зима
флешбек
1-49 день после пробуждения
настоящее
50-64 день после пробуждения
события
Обнаружены две новые локации: автомастерская на востоке и мотель на юго-западе. По крайней мере уже семеро выживших стали свидетелями странных явлений, природу которых они не могут объяснить. Это не оставляет сомнений в том, что в городе обитает что-то или кто-то кроме вас. Вот только что или кто?

РОЛЕВАЯ ЗАКРЫТА.
Спасибо всем, что были с нами.



Palantir Рейтинг форумов Forum-top.ruВолшебный рейтинг игровых сайтов


сюжет faq карта календарь погоды список выживших разделение труда занятые внешности правила шаблон анкеты поисковая акция квесты и запись поиск соигрока

RIDDLETOWN

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » RIDDLETOWN » Настоящее » [56 день] Когда ты меня на чай пригласишь? - Свой пей.


[56 день] Когда ты меня на чай пригласишь? - Свой пей.

Сообщений 1 страница 21 из 21

1

На 56 день после пробуждения, примерно в 12 часов дня, Слава Воронцова вновь смоталась куда-то из убежища в одиночку, не взирая на все предубеждения. Не боясь обжечься злосчастным дождем, она направилась все в том же направлении автобусной остановки, где ей нужно было с помощью магии выловить Йена Эгвинна

0

2

Сегодня Йен вышел в одном из украденных из убежища костюмов. Кислотный дождь это вам не хухры-мухры. Кислотный дождь это отличная возможность лишиться лица.
Оранжевая плащевка весело отзывалась на ненавязчивые капли с неба. Респиратор защищал все лицо. Все как надо, прям по технике безопасности.
На веселе, тяжело дыша, Йен дошел до того дома, в котором буквально позавчера он чуть впервые не поцеловался. Костюм великоват, от чего движения парня были максимально неуклюжими. Он завернул в соседнее здание, где и обещал тогда Славе быть. Внутри огляделся, осмотрел потолок на предмет протечки, поднялся вверх на пару этажей, ступая каждый раз на столько осторожно, на сколько может уставший англичанин. И уже наверху стянул с лица респиратор, снял оранжевый капюшон и с облегчением выдохнул. Волосы его бездушно повисли на голове, будучи слегка влажными от пота. И сам Эгвинн был розовощекий, словно пробежал только что стометровку. Перчатки тоже были сняты и Йен отправился изучать просторы квартиры, дверь которой твердо держалась на петлях и при этом была прикрытой. Возможно это шанс сорвать куш. Какова вероятность того, что эту квартиру никто не замечал до сих пор? Кране мала, но попытка не пытка.
Со скрипом дверь отворилась и за ней - обычный квартирный пейзаж этого мира. Первое что сделал - подошел к окну, глянуть не кончился ли случайно за эти несколько минут дождь. Нет, не кончился. Окно, к слову, на удивление было со стеклом. Но только Йен к нему притронулся - оно выпало на улицу. С громким звоном оно раскрошилось, приземлившись на землю. Мышь мигом отскочил от окна, испуганный возможностью получить кислотным дождем по незащищенному лицу. Эта предосторожность была излишней, поскольку капли даже и не планировали запрыгивать внутрь здания, тихо-мирно падая строго вниз. Это вполне устроило Йена, который вновь прильнул к окну дабы посмотреть - не сбежали ли осколки. Нет, не сбежали.
Англичанин, конечно, мысленно поругал себя за такую неосторожность со стеклом, но сегодня дождь. В дождь гулять особенно не любят, значит и прийти на звук некому. Ну а у торговца рабочий день даже в кислотный дождь.
Приземлил свою пятую точку в кресло, стоящее рядом с окном. Следовало отдохнуть. Этот чертов костюм в сраный ноль градусов чертовски похож на термос. Сохраняет слишком много тепла.
Да, он помнил, что позвал Славу сюда сегодня. Найдет она его? Придет ли?
Пусть время тянется, пока Йен отдыхает. Минут десять можно и посидеть, послушать стук дождя, подумать о вечном.
И да, Мышь отфильтровал информацию о Славе. Но не смог её всю принять. В частности тот постыдный момент с несостоявшимся поцелуем.
- Я не говорю, что это твоя вина. Хотя ты могла бы сделать больше. Ты такая наивная.* - еле слышно запел, скрипучим голосом. Лондонский акцент отлично подходил этой песне, поскольку и её исполнители были его "земляками". Были же, да? Их больше нет? Он, возможно, последний, кто помнит их, их песни. Они уже никогда вновь не зазвучат. Не так, как должны. Только из его уст.

*The Kooks – Naive

+2

3

Всякому покою очень скоро приходит конец. И вообще он всему приходит, но покою – быстрее. Лежит себе Мстислава мирно на кроватке, отдыхает. Звук дождя такой умиротворяющий. Особенно, если не думать о всей его термоядерности. Сейчас был по идее где-то полдень, однако это вовсе не ощущалось благодаря подарку погоды, который растянулся уже на два дня. Пасмурно, но относительно светло. Да, у серости тоже есть разнообразие тона. По светлоте. Сейчас же он даже не казался унылым, скорее расслабляющим, в самый раз для того, чтобы побыть наедине с самим собой. И никакой какофонии звуков. Дождь мерно постукивал по стене снаружи, подоконнику, остаткам стекла, создавая какой-то свой оркестр. Касперу нравилось просто лежать. Желательно на спине. Принять более свободную удобную позу(но обязательно на спине!), словно таким образом спокойствие, передаваемое через звуки, пронизывало ее тело до последней клеточки. А с закрытыми глазами повышалась некая восприимчивость, ощущение жизни. Стекла в окнах помещения, что служило некогда спальней для какой-нибудь счастливой пары, было изрядно побито, но местами еще оставалось торчать в раме, хотя что-то и подсказывало, что это ненадолго. Но холодно рыжей не было. Она и не раздевалась особо, лишь скинула с себя защитный костюм, который честно и добросовестно сперла из убежища. Все же в нем было очень жарко, и потому женщина, в силу того, как она нагрелась, пока спокойно себя чувствовала и в своей привычной одежде. 
Знаете, каждый волен распоряжаться свой задницей так, как ему хочется. А потому я свою поднимаю и уебываю отсюда.
Д-дааа, вот что-то в этом роде начеркала рыжая на огрызке бумажки, собрала все свое худо-бедное барахло в рюкзак и даже не оглянулась напоследок окинуть прощальным взглядом комнату, в которой она прожила аж.. целую неделю(вот прям с акцентом на последнем сочетании слов). Сколько бесчувственности. Фу, противная. Хотя и было бы, что терять. Воронцовой времени на размышления хоть было дано и не так много, но она решила все еще в тот же день. Ночь. И к чему оттягивать то, что всяк неизбежно? Держу пари, тот же Иван все же надеялся, что Слава останется у него под боком, а Йен наоборот, готовился к тому, что она даже не придет. Однако давно пора бы уже понять, что мистер облом умеет мастерски подставить подножку, а пиздец – легонечко толкнуть, чтобы уж наверняка. Волк мигрировал, короче говоря. И лежит теперь себе мирно, не брезгуя пыльным постельным бельем и гуляющим сквозняком, и даже не дергается при посторонних мыслях о том, что если вдруг чего пойдет не так. Точнее, даже не думает. Что будет – то будет. Дикие – они такие. Прощаться с Иваном Слава не стала, ибо мало ли – еще прицепит к батарее, чтоб не сбежала. И посрать, что батарей нет – этот найдет по такому случаю.
И тут «бэмсь». Где-то за окном. Воронцова аж глаза открыла, но с места не сдвинулась. Прислушалась. Хотя будь снаружи какое-нибудь шевеление – один хрен – не услышала бы. Все мелкие шорохи перебивал дождь. Решив не испытытвать таки судьбу, девица встала с кровати и осторожно приблизилась к окну, выглядывая во двор в поисках нарушителя местного порядка. А то вылезет тут еще нечто непонятное. Собственно, на Йена Слава сразу и не подумала, но, подхватив рюкзак, пошла таки разведать обстановку еще и изнутри.
- Кто наивный? – ну как? Ей удалось вас напугать? Душа в пятку запряталась? Холодок по спине пробежался? Возникло резкое желание заорать и пробудить даже ту дохлую муху в углу окна? Знаете, она ведь мастер внезапно появляться рядом, один хуй пойми откуда и как. Не зря же ее прозвали в честь привидения. Так еще и этот ее голос. Негромкий, спокойный... где-то там, за спиной. Далеко идти не пришлось, кстати, всего-то спустилась на пару этажей. И теперь Воронцова стояла практически за сидящим в кресле Мышью, но только чуть сбоку. Все та же невозмутимая физиономия, все та же одежда. Разве-что только, теперь добавился рюкзак, на шее на ткани шарфа болтались защитные очки, респиратор же был запрятан вместе с остальным обмундированием в рюкзак. А, и волосы. Они почему-то теперь были короткие. Фокусы-фокусы.

+1

4

- Кто наивный? - знакомый голос.
Йен в душе подпрыгнул от неожиданности, на деле - вцепился руками в подлокотники и вжался в кресло. Но это длилось несколько секунд, пока дошло понимание, что это всего лишь Слава, которую он как раз и ждал. И тогда он расслабился, глаза его засверкали азартом.
- Ты пришла поторговаться! О, это такая редкость. - возбужденно вскочил с кресла и подлетел к славе, шурша штанинами костюма. - Все в этом мире с ума посходили! Только и ныкают вещи, никто не хочет ничем меняться, и уж тем более торговаться. - ввел даму в курс проблемы бытия торговцем в новом мире. - Но только не ты! - взбудораженный, счастливый, полный азарта, чуть ли не прыгающий на месте. Он взял её за руки, как дети делают это во дворе для того, чтоб водить хоровод из двух человек. И стал дергать её руками из стороны в сторону, допевая первый куплет веселой песни почти до конца:
- Как такое могла сделать такая улыбчивая красотка, ох, и твое милое и красивое лицо* - улыбается во все тридцать два, то притоптывая, то приседая, то мотая головой туда-сюда под музыку в его голове. К слову, губа почти зажила, имея на себе лишь красноватую полоску, как напоминание.
Но хорошего понемногу. Ближе к делу.
- Так, значит. - деловито начал он, отпустив леди. Но на секунду застыл. Что-то изменилось, но что? Продолжил своё движение рук по карманам почти сразу, в уме пытаясь понять что не так. - Смотри. - сказал он, нащупав что-то в кармане. И только стал доставать, как резко передумал.
- Нет, давай так: ты говори что ты хочешь, а я скажу есть это у меня или нет. - улыбчивый, весь словно на иголках. Но на хороших иголках. Это хорошее волнение. Это его любимое занятие. Боюсь, что если они все же совершат обмен - он кончит прямо у неё на глазах, визжа как счастливая свинка.
- О, я понял! - резко осенило его и он заулыбался еще шире, хотя, казалось, уже нельзя шире. - Ты постриглась! - выпалил полнейшую глупость, разглядывая её волосы. Вот что изменилось. Но что за хуйню он щас сказал? Какой постриглась? Зачем?
- Зачеееем. - протянул, резко изменившись в лице. Он был огорчен, словно если бы она отрезала волосы и отдала ему это было бы в разы лучше, но сейчас все это богатство потеряно и при том навсегда. - Гдеее? - еще раз протянул он желая те волосы назад. Он щупал её лицо за щеки, разглядывая внимательно подопытную. Куда она могла их деть?
Но ладно, это сейчас не главное.
- Ну, так что ты хочешь? - одёрнул руки, вновь перескочив на торговлю.

*The Kooks – Naive

+1

5

Что, даже штаны сухие остались? Да вы нас просто сегодня поражаете, мсье. Не, ну, мало ли, что там у этого торговца еще за бзики всплывут - стирать еще заставит, упаси Господи. Ну да ладно, шутки - шутками, и вовсе Слава не хотела напугать парнишу, и уж тем более не думала, что испуг вызовет у того столь бурную реакцию. Но вернемся лучше мы к проблемам нашим насущным. Ну а точнее, проблемы были скорее у самого Йена, в которые он нас яро и контрастно посвятил прям с порога. Причем у него ахренительная супер-способность распространять свои проблемы на остальных. Прям воздушно-капельным путем, мы бы сказали. Ну, вот, к примеру, она теперь не знала, как реагировать на бурное желание Мыши устроить бартер. Лично ей легко расставаться с вещами, если это не оружие и не важный элемент ее сегодняшнего гардероба. Она бы с легкостью могла отдать Йену обе свечи, причем еще и задаром, ибо в противном случае бы сама их где-нибудь оставила, когда место в рюкзаке закончилось. Или сделала взнос в облагорождение мародерского притона. Но вот в чем трабл... а не обидится ли от того сам парень? Ну, или не расстроится? А то вон, как загорелся. Рыжая аж сама чуть ли не стала пятиться от него.
- Ты пришла поторговаться! О, это такая редкость.
- Прям как ровные дороги на просторах России...
- Но только не ты!
- А я то чем такое заслужила?.. - с демонстративной риторической мольбою, но даже и не пытаясь вырваться из заносящего ее Йеновского порыва. Только пусть не уронит ее, пожалуйста. Стены здесь хлипкие, а то гляди - и занесет в соседние хоромы с развороту.
- Как такое могла сделать такая улыбчивая красотка, ох, и твое милое и красивое лицо..
- А где ты нашел траву?
Хотя Слава, вроде как, выход нашла в плане того, что бы ей попросить у Йена. Ему же ведь в качестве объектов бартера не всегда подходят именно строго физические объекты? Услугой отдать согласится? Но не успела девушка и слова вымолвить в ответ, как наш оптимист опять сбил к чертям собачим все ее мысли.
- О, я понял! Ты постриглась!
- Нет, милый, сходила в парикмахерскую, - нет, ну надо же было отметить их вторую встречу очередной порцией язвы, - я рада, что мужская наблюдательность всё же приподнялась до уровня выше плинтуса, - но все равно не вытянула и до среднего минимума. Ибо Воронцова вовсе не подстригалась, а всего-навсего завязала волосы на затылке, как делала это всегда, чтобы закосить под парня. И теперь вместо того, чтобы тратить время на бесполезные объяснения "что?где?как и почему?" Мстислава попросту, закатив глаза, тянется рукой к своей голове, заводит ее за макушку и стягивает маленькую резинку, выпуская на свободу рыжие передние пряди. Вот. Лучше тысячи слов.
- Ну, так что ты хочешь?
И пока тот опять неожиданно не перевозбудился и не поскакал в другую степь, Слава резко выпалила:
- Я хочу, чтобы ты меня отвел к мародерам, - и пожалуй, место ей тишине. Пока Йен переваривает свалившуюся на него информацию, а Слава терпеливо ждет. А он что, думал, что эта барышня к нему приперлась в такую погоду, чтобы поиграть в перетягивание каната? Ну или свечи, в нашем случае? Тем временем рыжая, немного потормозив, сняла со своего плеча рюкзак и нырнула в него рукой, что-то нащупала. В последующее мгновение на кухонный столик, подле которого она и остановилась, были поставлены две широкие большие ароматические свечи, одна из которых не так давно имела счастье порадовать девушку своим светом.
- Можешь забрать обе, мне они к чему.

+1

6

Замута с прической, конечно, была очевидна. Йен обладает несравненной внимательностью и пытливостью к мелочам, иначе не мог бы он быть хорошим информатором. Но порой случай перевешивает. Вот и перевесил.
Слава демонстративно раскрывает секрет своих состриженных-несостриженных волос и Йен реагирует никак. Это было легко, от слова совсем. Но глаза его по-прежнему горели.
Он лукаво улыбнулся и на реплику с травкой. Да, было дело он принимал, но под травой за ним вообще не угнаться. А то, что он поет песню.. разве это можно назвать влиянием травки? С сильной натяжкой.
Но каждый из нас мыслит в меру своих сил, винить здесь некого и не за что. Эгвинн повел плечами, мол, "какая разница в каком из моих карманов лежала травка, она все равно кончилась".
- Я хочу, чтобы ты меня отвел к мародерам
Любит же эта женщина говорить внезапные слова в внезапном контексте.
Блеск в глазах Йена умер.
- Значит ты не будешь торговаться? - с осознанием всего тлена этого мира. Но Слава не сдалась и полезла в рюкзак. Пока она все это делала, парень усиленно думал.
Она действительно подумала над его приглашением? Интересно. Пора ставить мысленную галочку напротив навыка "убеждение". Переманил даму одним "пойдем", без описания бонусов и летних скидок. Успех.
Тем временем из рюкзака выглянули две свечки. Те самые.
- Можешь забрать обе, мне они к чему.
- Какой-то хуевый обмен. - позволил себе заметить Мышь, вопросительно приподняв брови. - Но честный. Я тебя веду - ты мне свечки. Так? - будто подводит смету. Осталось составить договор, подписать и заверить. Йен забрал свечки себе обеими руками и внимательно, пытливо всмотрелся в глаза Славы.
- Причины и следствия не расскажешь? - подмигнул, мол "не стесняйся", теперь здесь все свои. - Не на пустом месте же мне тебя приводить... а вдруг ты ШПИОН? - последнее слово он сказал как ебанутый, выпучив глаза, исковеркав его, наделив ложной тревожностью. И спрятал свечки в карманы.

+1

7

- Какой-то хуевый обмен.
- Ну, всегда можно ведь все переиграть, - демонстрируя все то же свое хладнокровие, произнесла рыжая, глядя на Йена, да пожимая при этих своих словах плечами, мол, «ну, знаешь ли». О, этот ее взгляд. С ярким выражением какой-то настойчивости, настырности, напряжения. Однако, вовсе она не была напряжена, это скорее просто было бонусное дополнение, которое, вроде как и не нужно, но все равно проявится. Однако после того, как паренек все таки принял сделку за честный обмен, Воронцова таки отвела взгляд, подняв тот к изящной трещине в потолке, да вздернув в придачу брови. Не долго думая, женщина опять заносит руки себе за голову – теперь обе, - попутно захватывая передние пряди и опять закалывая их сзади. А вообще, тоже нам блин, нашел, из-за чего возмущаться. Ему тут свечки отдают буквально нахаляву, а тот еще и недоволен. Ах, ну раз так, гони сюда свечи обратно. Ладно-ладно, шутим мы, шутим.
-..а вдруг ты ШПИОН?
-…окей, пошла я отсюда, - нет, если бы она вдруг не развернулась на выходе из кухни к Йену полубоком(но, разве что, не глядя в его сторону), ее блеф бы вряд ли был рассекречен. Все же с ее неизменным выражением лица и весьма хорошо контролируемыми эмоциями еще попробуй догнать, когда она серьезна, а когда хочет поиграть на ваших нервах. Сейчас же Каспер попросту развернулась и пошла в сторону выхода, однако в дверном проеме, дверь от которого уже кто-то утащил, она остановилась под предлогом осматривания паутины, колышущейся под легким дуновением ветерка из оконного проема. А может, и не блефовала она, просто эта мелочь в углу натолкнула ее на какие-то мысли.
- Если бы я была шпионом, думаю, я бы использовала метод по-изощреннее банальной сделки с торговцем, тебе так не кажется? – думая о двух вещах одновременно, размеренно начала говорить Воронцова, словно обдумывала каждое слово перед тем, как его воспроизвести, - к тому же, ты, как и торговец информацией, можешь без проблем выудить информацию обо мне «где, куда, зачем и почему» именно за период, начинающийся с того, как мы все оказались в бункере, а уж тем более, если мы находиться будем под одной крышей. А смысл мне, будь я шпионом, оставлять такую угрозу, как ты, в живых? Я бы тебя убила, а потом сама бы и притащила твой труп к мародерам, свалив вину на людей из убежища. И они бы не были против, раз уж я их тайный агент, - но везде есть свое «но». И в нашем случае это «но» ведет свою цепочку дальше вплоть до связи с характером, - но знаешь, вы всего лишь две группки людей, которые разошлись во мнениях. Короче говоря, не совсем дотягиваете до того уровня, чтобы шпионить друг за другом, еще и с такими схемами и жертвами. А уж я вообще в гробу видала подписываться на такое.
Лично Слава в этих словах видит какой-то смысл, что же до Йена – мы не знаем. Девушка уже привыкла, что тот может любую ее мысль раскритиковать, на что ей, даже и думать не надо, определенно посрать. Но с чем-то Мышь все таки должен был согласиться. Слава однако же не из тех, кто будет за ведром из одной песочницы в другую лезть через дерьмо, мягко говоря, за «спасибо». Упустим тот момент, что еще и с риском в этом же дерьме утонуть.
- Причины и следствия, говоришь? – теперь же разворот лица к Эгвинну и взгляд глаза-в-глаза, - не могу там находится. Все играют добропорядочность и желание помогать, однако у каждого в душе есть подобие кариеса, тщательно заделанного пломбой. От мародеров знаешь, чего ожидать. Легче находится среди тех, от которых меньше всего ожидаешь поддержку, чем с теми, от которых вообще хрен пойми, чего может прилететь в следующие пять минут.

Отредактировано Slava Vorontsova (2016-04-19 19:21:25)

+1

8

- Ну, всегда можно ведь все переиграть
Йен призадумался. Можно ли?
Это сказала наёмная убийца. Можно ли в её профессии все переиграть? Убил человека - ой, простите, не тот. Давайте переиграем? Никто не будет вызывать полицию, я просто поставлю его труп к стене будто он живой, выйду и зайду еще раз, м? Отлично, я так рад что все с этим согласны!
Можно ли все переиграть в работе Йена? Едва ли. Информация - товар, не подлежащий возврату. Нельзя выдать всю подноготную педофила и сказать "я пошутил". Что касается обычного товара - уже реальнее, но не каждый товар к этому пригоден. Если ты в отношениях с торговцем внезапно все переигрываешь, то теряешь уважение торговца. Ваши отношения портятся и следующая сделка, если и совершится, то с сильной натяжкой.
Но какая разница что думает Йен? Слава просто разворачивается и уходит. Что она этим хочет сказать? Что у неё еще полно вариантов кто её может отвести? Уверен, уйма. Просто толпа мародёров, скорее желающая её сосватать с главой и посмотреть что будет.
Эгвинн остается на несколько секунд с попытками выяснить что за ход она проворачивает. Сначала просит, затем уходит. Похоже на блеф. Но для чего блеф в этой ситуации?
- Если бы я была шпионом, думаю, я бы использовала метод по-изощреннее банальной сделки с торговцем, тебе так не кажется? - она остановилась. Хорошо, значит торгуемся дальше?
- Ты парень-киллер, оказавшийся девчонкой. - намек на то, что приставлять к ней обычные и более-менее очевидные ситуации не имеет смысла. Но внимательно вникал в её слова. Он абсолютно серьезен, это его стихия. И он не промахнется в этих переговорах.
- К тому же, ты, как и торговец информацией, можешь без проблем выудить информацию обо мне «где, куда, зачем и почему» именно за период, начинающийся с того, как мы все оказались в бункере, а уж тем более, если мы находиться будем под одной крышей.
Так точно. - кивнул.
- А смысл мне, будь я шпионом, оставлять такую угрозу, как ты, в живых? Я бы тебя убила, а потом сама бы и притащила твой труп к мародерам, свалив вину на людей из убежища. И они бы не были против, раз уж я их тайный агент.
- Или ты решила добиться моего доверия манёврами, совершенными позавчера. Подкупить меня своей личностью, чтобы я больше не был для тебя угрозой. - тон спокойный. Он просто рассуждает. Он даже не выражает свое мнение по этому поводу, а просто рассматривает такую возможность. - Но мародёры бы тебя линчевали по одной простой причине - самосуд и отсутствие необходимости "расследовать это дело". Они увидят тебя и мой труп. Вывод сделать легко. Ты же знаешь, что мы никому не доверяем? Особенно тем, кто обвиняет подземных, являясь одним из них.
- Но знаешь, - продолжает она и Йен наслаждается её словами. - Вы всего лишь две группки людей, которые разошлись во мнениях. Короче говоря, не совсем дотягиваете до того уровня, чтобы шпионить друг за другом, еще и с такими схемами и жертвами. А уж я вообще в гробу видала подписываться на такое.
- В условиях нового мира я готов шпионить за кем угодно ради информации, которая критически важна. А такой информации здесь завались, - Мышь развел руками, не в силах даже объять ими эту воображаемую информацию. - например, какие территории вы открыли, что там нашли. Это самое очевидное. - продолжать не стал по очевидным причинам.
Сейчас он подставил себя, ведь в какой-то степени он действительно шпионит за тем, что происходит в убежище. Своими-несвоими светло-серыми глазами. Но откуда Славе об этом знать? "Готов шпионить" не значит "шпионю". Сейчас он так же рассматривает возможные варианты, которые подвергнут сомнению слова Волчонка.
- Причины и следствия, говоришь? - наконец она осмеливается заглянуть в целеустремленные светящиеся азартом зеленые глаза. И Йен их не отводит, вглядываясь в душу Славы, устанавливая определенный контакт с ней.
- Не могу там находится. Все играют добропорядочность и желание помогать, однако у каждого в душе есть подобие кариеса, тщательно заделанного пломбой. От мародеров знаешь, чего ожидать. Легче находится среди тех, от которых меньше всего ожидаешь поддержку, чем с теми, от которых вообще хрен пойми, чего может прилететь в следующие пять минут.
- И какой кариес у тебя? - прямой вопрос. Если она ответит "Але! Я убийца вообще-то!", то это будет значить ничего. В новом мире это просто прошлое, которое отняли у каждого из нас. Да, ты можешь выстрелить в человека. Но зачем тебе это делать? Тебе никто не заплатит. А если и заплатит, то это будет на душе заказчика, это будет его кариес. Так в чем же твой, Слава?
Йен жестом пригласил даму вернуться из дверного проема и присесть в кресло. Солнце еще высоко.

+1

9

Слушают ли Йена? – Нет. Ну, разве что в пол уха. Он все равно не уловил весь ход ее размышлений, ну да ладно. Странно однако. Паутина. А насекомых девушка пока еще не наблюдала. И вообще какую-либо живность. Если есть вероятность, что весь мир теперь выглядит так же, как и этот город, то куда делись животные? Не могли же они просто взять и исчезнуть? Да, собственно, о чем это она, как вообще можно было довести город до такого состояния? Если, конечно, все это не было создано заранее. Искусственно. Или же с момента сирены прошло далеко не два месяца, а гораздо больше. Так какая-то мелочь в углу дверной рамы натолкнула девчонку на мысль, которая продолжала из одной нитки сворачиваться в комок, запутанный, из не имеющих какого-либо логического завершения мыслей, лишенного единого смысла. По крайней мере, пока Слава не станет направлять все свои размышления в сторону одной идеи, а не будет одновременно говорить про вероятную перспективу Мыши стать ее жертвой, но что Воронцову определенно не устраивало.
-…например, какие территории вы открыли, что там нашли. Это самое очевидное.
-…а зачем? – на сколько мы уже узнали Йена, а тот - еще не успел узнать Мстиславу, этот внезапный вопрос, повисший в петле тишины на несколько секунд между ними, должен был вогнать белобрысого в размышления. Однако не дав тому ничего ответить, рыжая продолжила сама, - что это может дать мародерам или убеженцам? – сопровождающий жест легкого мотания головой, показывающий одновременно и непонимание, и понимание Волчонком данной темы, своих слов, слов Эгвинна, - просто осознание, что кто-то преуспел или отстал? Что мародерам будет известно, что конкретно можно стащить у убеженцев? А если они там найдут что-то из ряда вон выходящее – то, думаю, эта информация распространится до всех и без помощи информатора. К тому же на сегодняшний день нас всего сотня. Я не вижу смысла рисковать ради этого своей шкурой.
Нет, Воронцовой все таки не дано этого понять, как ни крути, и как ни двигай. Правильно, она же не торговец. Не ее это просто. Девушка и впрямь считала шпионаж на данном этапе «развития» их общества какой-то детской шалостью, желанием поиграть в войнушку по-взрослому, испытать судьбу сталкера на себе. Знаете, наверное, оно и к лучшему – что пока не было обнаружено никакой подозрительной твари, шатающейся улицами городка. Нам не нужны враги, мы сами друг друга угробим. Рыжая смотрит Йену в глаза, а тот упрямо смотрит той в ответ. И женщина не боится этого контакта, он ее не напрягает и не взывает желания отвести взгляд.
- И какой кариес у тебя?
И тишина. Хоть на бледном лице не дрогнуло ни единой мышцы, Воронцова все таки задумалась. Лишь опустила взгляд на руку Мыши, когда тот указал на кресло, предлагая таки ей вернуться. Оу, так что, на шпиона она, выходит, мало похожа? Помедлив немного, Каспер все же сделала шаг в обратную сторону и вернулась к мародеру, но садиться она не стала. Девчонка встала рядом с белобрысым, облокотившись задницей о край стола да всунув руки в карманы своего плаща. Замерзли.
- А ты докопайся, - вдруг выпалила она, но уже не с привычной ей монотонностью, а прям с интонацией, словно вызывала на дуэль с предлогом «слабо?». Не знаю я.
А вы думали, что она тут начнет заливать про то, что она убийца? Нет же, это будет полностью противоречить ее же словам и мнению. Убийца. Наемница. Это ведь так поверхностно. Это всего лишь поступки, не сподвигнутые собственными желаниями. Действия, которые в ее случае с душой связаны мало. Это ее работа. Да, деньги ее мало интересовали и да, ей эта работа была по душе, но никто не мог ее заставить браться за дело, которое ее не устраивало по тем или иным причинам. Да, за «спасибо» она тоже не работает, но это скорее у нее за принцип, а не из-за скряжничества. Но вот Йен заставил Мстиславу саму попробовать в себе покопаться. У нее еще не было таких ситуаций, в которых бы она смогла познать свои темные стороны, поскольку не было и людей, с которыми бы эти стороны открылись.

Отредактировано Slava Vorontsova (2016-04-21 09:30:16)

+1

10

-…а зачем?
Йен глотнул воздуха. Разве это не очевидно?!
- что это может дать мародерам или убеженцам?
Вот опять. Она совсем не понимает?
Чтобы выжить надо знать где мы выживаем. И эта информация очень ценна. Не для того, чтобы спиздить у подземных что-то. Разве что можно было бы их пару раз опередить, но и это не совсем то.
И этот намёк на бесполезность информатора - прям ножом по сердцу. Возмущение почти до краев наполнило англичанина, но тот ему не сдался. Она просто ничего не понимает, верно?
Просто не понимает.
Ну и что толку тогда объяснять? Очевидно, она не сильно то вникала в суть слов Йена до этого. С чего бы ей делать это теперь? Теперь более-менее ясно что она за человек.
- А ты докопайся - говорит она в ответ на вопрос про кариес.
Йен в этот раз не удивился. Уголки его губ решительно поползли вверх. Он уже начал понимать Славу, её суть, её личность. Стала складываться стройная картина, еще пара мазков - и шедевр готов.
Конечно, с чего бы он должен это делать? Он может развернуться и уйти, пусть на свой страх и риск лезет на склад в надежде, что её не порешает толпа таких же хулиганов, как и она. Но он понял одну главную вещь, которая решала все вопросы её поведения. И это перекрывало оскорбительное требование копаться Йену в ней самой. Ведь ему не нужно этого делать.
Мышь воссиял, как сияет невеста в свадебном платье у алтаря, как сияет бриллиант на маленькой подушечке среди переливающегося света, как сияет радуга на фоне водопада, как сияет детектив, раскрывший дело, которое вел всю свою жизнь.
- Ты не знаешь. - давя смех на стадии его рождения. - Работа была твоей жизнью, да? - Йен скрестил руки на груди. Он почувствовал себя властителем мира. Он разгадал её.
Ни у одного него проблемы с отношениями. У неё они тоже есть. Немного другие, но есть.
- Все, что ты делала - убивала и убивала. Времени познать себя не оставалось? - Йен стал медленно обходить славу, намереваясь описать вокруг неё круг. - Да. - медленно кивнул. - Кто будет дружить с убийцей?
Помимо Славы обходить пришлось еще и стол.
- Кто будет общаться с дамой, притворяющейся парнем? - размеренно, слово в шаг. - Ты так и не смогла получить ничего годного от отношений с людьми? - описал круг и встал напротив. Все заданные вопросы были риторическими, частичками его собственных рассуждений. Он ни в коем случае не показушничал, он просто не умеет. Так же как не умеет лгать. Он просто не умеет прятать свои эмоции. И если он рад - то это видно. Сейчас он рад.
- Ты одинока. - заключил он. Больше ничего говорить не стал. Это далеко не все, что он может сказать. Но это все, что он хочет сказать. Остальное ему примерно понятно. Понятно ли ей - это не важно. Примет ли она эти слова или нет, тоже не важно. Не каждый может принять. Искать кариес нет необходимости. Слава проста как и любой живущий на этом свете человек. Йен и себя как облупленного знает. Он понимает, что не совсем нормален, но ему это нравится.
- Я не буду докапываться. - наконец сказал он в ответ на её хитрый ход. - Это сделаешь ты сама, со временем. - ведь Йен задал ей вопрос. И если она действительно человек своего характера, она будет копать.
Пригласительно протянул руку. Но она, конечно, её не возьмет. А если возьмет, то что-то из его слов её задело.
- Пойдем. Я отведу тебя к мародерам.

+1

11

И как бы человек не умел держать себя в руках даже тогда, когда ну очень хочется сделать что-нибудь эдакое, выказывающее нутро и оголяющее то, что принято называть душой, с ее слабыми местами, все же его выдает какая-нибудь мелочь. Не особо заметная, но с внимательным собеседником – говорящая о многом. Воронцова оставалась равнодушной к тому, что говорил Йен, как он это говорил. До победного. Хотя, при его коротком прологе, когда парниша буквально озвучил мысли рыжей, та не смогла не передернуться.  Неожиданно он так слово в слово произнес то, что мелькнуло у нее в голове, и девчонка подняла на него взгляд. Мышь размышлял, озвучивая вслух свои домыслы вопросами. К Славе? К себе? В силе вездесущей? Каспер не реагировала внешне абсолютно никак. Но стоило Йену только начать, как ритм ее дыхания, обычно такой прямой и такой механизированный, сбился, а женщина, почувствовав это, принялась тут же его восстанавливать, делая глубокие вдохи, но спокойные, стараясь не выдавать это явление на обозрение. Стоило белобрысому сойти со своего прежнего места и начать обходить свою собеседницу, как та отвела от него взгляд. Или, если быть точными, она попросту не стала следить за его перемещениями, даже не дернув головой в его сторону, лишь опустила глаза и уставилась в какую-то точку на полу, держа голову приподнятой все на том же уровне, на котором она еще пару мгновений назад смотрела в лицо торговца. Как подсудимая в зале суда. Виновная, но до последнего стойкая, гордая. Руки по прежнему свободно находились в карманах. На бледном лице, вроде и каменном, но словно принялась проявляться тень улыбки. Но умеет же Эгвинн задеть за живое. Это касательно той части, когда паренек перешел к пункту про дружбу, которой наемница была обделена. Тот мог  заметить, лишь как в долю секунды дернулись ее плечи, но как в напряжении дрогнули брови к переносице, скулы – этого он увидеть не смог, а рыжая быстренько восстановила прежнее отсутствие эмоций на лице. Он словно насильно влез к ней в душу, начиная болезненно ковырять некогда затянувшуюся рану, и теперь все, что оставалось сделать Мстиславе – прогнать его прочь оттуда, закрыться опять на десяток замков и выбросить ключи. Но нет же, она терпеливо ждет, когда тому надоест, когда тот нарадуется увиденной наготе, когда расставит все по полочкам. Так, будто это какой-то обряд посвящения и она должна оставаться непоколебимой. Следя за тем, чтобы ее спина оставалась при исходной осанке, чтобы не коробилась под давлением чужих слов, обозначая тем всю их правоту, Воронцова подняла вновь взгляд на вставшего перед ее носом Йена. Не боязливо, не стыдливо. Просто. Это был странный взгляд, непонятный. В нем были и обида, и неприязнь, и смех. Она молчала и продолжала молчать. И если обычно люди, не желая мириться с чьей-то правотой, начинали выстраивать в свою защиту горы аргументов, то эта особа просто принимала все молча. Так прав ли Эгвинн?
- Пойдем. Я отведу тебя к мародерам.
И на этот раз она не стала в своей привычной манере опускать взгляд на руку с такой брезгливой физиономией, будто ей дали подержаться за член. Она безотрывно смотрела в глаза Эгвинна и после этих его слов они стали меняться. В них мелькнули искры дерзости, наглости, прогоняя прочь весь былой негатив. Ровная линия губ вдруг стала стремительно преображаться. Слава улыбнулась. Один уголок потянулся кверху сильнее другого, давая волю ухмылке. Нахальство, строптивость. На этом лице никогда не было места невинности, а уж тем более сейчас. И это не совсем было тем, что можно назвать безумием. Если оно и есть – то запрятано где-то далеко и тщательно. Это была бравада в чистом виде. Женщина сейчас больше всего смахивала на хищницу. Хитрую, как лиса, и в одночасье опасную, как волк. Не отрывая своих смеющихся глаз от глаз Мыши, рыжая потянула руку, хватаясь ею за руку парня и отталкиваясь задом от края стола.

Отредактировано Slava Vorontsova (2016-04-21 14:43:14)

+1

12

Чудесное единение душ было нарушено посторонним звуком. Из коридора, того, куда выходила дверь квартиры, в которой находились сейчас Слава и Йен, послышались шаги, сопровождаемые хором голосов. Если прислушаться, то можно было различить как минимум троих, громко обсуждающих что-то между собой, но о чём они там говорили, разобрать казалось невозможным. Язык, на котором общались незваные гости, оказался вам совершенно незнаком.

0

13

Йен не психолог, но хороший информатор. Было заметно, что он попал туда, куда надо. И !даже! не получил по морде, как это обычно бывает. Похоже они с рыжей вышли на новый уровень отношений. Действительно, только самые стойкие способны попасть в её френдзону. Что уж до любовников - остается только гадать. Наверняка какой-то обряд просвещения: потенциального любовника или любовницу привязывают за конечности к стене и Слава стреляет из снайперки с завязанными глазами. Попадет в сердце - значит любит. Жаль, что больше некого.
Она берет его руку и встает, готовая идти. Он демонстрирует ей улыбку, добрую, радостную, и тоже готов идти.
Но его улыбка и все его радостное возбуждение как рукой сняло, когда из-за двери стали доноситься шаги. И голоса, которых он не понимал. Йен стал мгновенно серьезен. Глаза его стали будто пустыми, как у слепого. Он смотрел на Славу, но сквозь неё, в неё, через неё. Через неё, вглубь себя самого, как это бывает, когда человек о чем-то сильно задумывается. Так Мышь справлялся с непонятными звуками. Привычка - прислушиваться, отдавая этому всего себя. Когда нужен только слух, зачем нужны глаза? Он, конечно, не слеп, но активно сосредотачивался на звуках, которые хочет лучше расслышать, понять. Но у него не получалось. Он мог уловить интонации, интуитивно грамматическую структуру речи, также интуитивно определять начало и конец слов. Но это ничего не давало. Это другой язык? Слава ведь.. русская? Может это русский?
Моргнул, вернулся к созерцанию Славы. Смотрит на неё осмысленно, выпытывающе. Может она понимает что происходит?
Времени не много. Йен отпускает руку Славы и перехватывает её за одежду у груди, тянет на себя. Сам отступает к стене, шлепаясь об неё спиной, притягивает рыжую к себе, таким образом пряча себя и даму с линии видимости из коридора. На несколько секунд вновь слепнет, прислушавшись, дабы понять не спалились ли они.
Так что за язык, на котором они говорят?
- Это русский? - тихим шепотом. Смотрит на женщину с укором. Вглядывается даме в душу. Она привела с собой своих русских? Это засада? Если это так... Йен отпустил Славу, будто брезгливо. - Твоя вина? - короткие фразы для минимума звуков. Мышь сосредоточился на оценке происходящего и поиске возможных выходов их ситуации. Жаль, что рядом с ним убийца, а не телохранитель.

+1

14

И как принято вездесущим законом подлости, что-нибудь да просто обязано было произойти в этот душераздирающий момент сближения двух душ. Ну, у кого-то это вызывало именно подобные ощущения, а кто-то, не будем показывать пальцем, нисколько и не задумывался над этим. Сложно принять человека, которого знаешь от силы по двум встречам, в свой круг друзей так быстро. Может, конечно, сейчас, вы скажете, и время такое, что друга можно увидеть даже в камушке, но у данной особы все же не все так просто. Она не задумывается над тем, кто ей друг, а кто - враг. Она просто следует и действует по собственным ощущениям. Если на каком-то там шестом уровне образовалось доверие к человеку, то она не задумываясь начинает к нему тянуться. Да и обычно Воронцова за свой круг приближенных считала только тех, кто принимал ее полностью с ее конституционной монархией в голове и не до конца сдохнувшими трупами в шкафу. А вот за второй круг отбора считался тот самый обряд, когда ей с кем-то удавалось попасть в незабываемую историю с риском для задницы, или еще какой-нибудь жизненно-важной части тела. Вот как раз можно считать данный момент с появлением на горизонте неизвестных личностей началом второго уровня для Йена. Пройдет ли? Начало неплохое. Было, по крайней мере.
Но вернемся же к самому тому моменту появления в зоне слышимости чьих-то голосов, обрывающему в один то миг своей внезапностью буквально все. Притяжение, непонятную радость, готовность идти, ухмылку на бледном лице девушки. Что, собственно, в то же время можно было наблюдать и за Мышью. Вот только та смотрела на парня с осознанием того, что на него смотрит, но в одночасье она так же и прислушивалась к непонятным ей речам, доносящимся из коридора, и в надежде ждала, что вот торговец скажет, что это за язык, или хотя бы узнает кого-то из своих, и в то же время понимала, что это все же не входящие в их сценарий с сотней персонажи. Вот только Слава не могла обходится одним только слуховым восприятием. Она уже по какой-то выработанной инерции повернула голову в сторону выхода, заметно нахмурилась. Зеленые глаза от растущего в глубине сознания напряжения казались со стороны еще выразительнее, более женственнее, что ли. Время замерло. Каждый из этих двоих по-своему принимали и обрабатывали информацию появления неизвестных. Если бы не их голоса – было бы слышно дыхание. Каспер не казалась встревоженной по таким факторам, как дыхание, пульс, сердце и прочие био-физические свойства, как и обычно, собственно. Но ей определенно не нравился такой расклад.
Тем временем был засчитан тот самый плюс на счет Эгвинна за его поступок, которого рыжая ну никак не ожидала. Конечно, когда тот взял ее за одеяние и резко куда-то потащил – женщина уже было подумала, что это все происходящее здесь – подстава. Она рефлекторно положила свои ладони поверх держащих ее мужских, но вовремя поняла, что ее просто попытались оттащить из зоны видимости. Хотя, конечно, ей стоило сейчас усилий удержать на ногах, или хотя бы не наваливаться на Йена всем телом, хотя прижаться к тому – все таки прижалась чисто потому, что немного вышла из равновесия. И все действо сейчас оказалось просто перечеркнуто подозрениями белобрысого. Его отстраняющимся жестом. С тем, как он это сделал. Короткое отсутствующее недоумение в чертах ее лица сменилось на более осознанное. Осознанное тем, что именно напрягло торговца. И неверящее в то, что он мог так подумать. Нет, право, он мог так подумать, Мстислава же сама едва не приняла это за засаду с участием Мыши. Но он точно был уверен в этом. А что Воронцова? Она же не может заставить поверить ей на словах в то, что ее слово все-таки чего-то, но стоит, и что если она собралась присоединяться к мародерам - то она собралась к ним присоединяться, а не устраивать разлом. Не Йен ли считал ее слишком простой? У русской в голове сразу возникло столько мыслей. Столько ответов крутилось на языке. Ядовитых, дерзких. Она могла сейчас сказать столько всего, но в итоге не сказала ничего. Было лишь слегка уловимо риторическое отрицательно качание головой, на котором Волчонок просто отворачивается, отводя взгляд, и делает шаг в сторону выхода в коридор. Окей, раз ее считают виноватой - она сама все и решит.

+1

15

Голоса достигли своего пика где-то рядом с вашей дверью, вы успели различить какие-то восточные нотки в этом говоре, дверь приоткрылась, сантиметров пять, не больше, и внезапно всё стихло. Как раз в тот момент, когда Слава сделала шаг в коридор, из него пропали все звуки. Ни тебе разговоров, ни шагов, а только мерное постукивание кислотного дождя по крыше.
И головная боль. Она пришла внезапно и вгрызлась вам в затылок, словно голодная собака в кусок мяса. У вас темнеет в глазах, вам очень сложно ориентироваться в пространстве. Надежда лишь на то, что вы доберётесь до кресла, прежде чем рухнете на пол. Или случится чудо, и вы сумеете взять себя в руки и устоять на месте.

0

16

Она ничего не отвечает, оставляя Йена вариться в собственных догадках.
Нет, он не был уверен, что это её рук дело, но допускал такую возможность. И лучше один раз быть осторожным, чем потом огребать сполна.
Её молчание только усложняло задачу по поиску спасения. Йену приходилось думать в две стороны: варианты, которые спасли бы их двоих, и варианты, которые спасли бы его одного. Впрочем тех и тех было не густо. Но если бы она хоть что-то сказала.. он бы сосредоточился на одном.
Но Слава сделала лучше. Она не стала ни убеждать Йена в обратном, ни обвинять его самого. Она еле-заметно качнула головой и.. просто шагнула вперед, навстречу голосам.
Безумная женщина! Где её инстинкт самосохранения? Как она вообще с такими взглядами на мир дожила до своего возраста? Как часто она, доказывая коллегам в верности, бросалась под пули? Это же просто смешно!
Но голоса утихли и шаги умолкли.
Йен выпучил глаза и даже немного отошел от стены.
Слава просто вышла, встала и все закончилось.
Это значило что: либо Слава все же была с теми людьми заодно и, выйдя дала им понять, чтобы они затихли и устроили засаду где-то в другом месте (ну или что-то в этом роде - при должном градусе ебанутости можно многое надумать), либо они не враги и это влечет больше вопросов, чем ответов, либо они.. исчезли? Последнее явно бред. Будем смотреть правде в глаза - голоса пропали, Слава видела их, а что дальше? Наверняка не скажет. Еще более уклончиво уйти от простого ответа "нет, я сама понятия не имею что происходит!" было нельзя. Либо эта женщина проста и глупа - вот так бросаться грудью на возможную опасность, либо хитра и что-то задумала.
Но вот беда! Выяснить что же произошло там, за углом, вне видимости Йена, не представляется возможным.
Резкая боль в области затылка. Мышь машинально хватается рукой за голову, щупая где именно и что болит. Второй рукой хватается за стену, тут же обнаруживая за собой неспособность к самоопределению в пространстве.
Очень тяжело стоять. Его лицо перекосилось от въедливой боли.
Он прислоняется к стене всем телом и Слава перед его глазами плывет, а потом и вовсе скрывается в непонятно откуда взявшейся тьме. Он подобное уже ощущал, только без головной боли. Когда неумело дул дешевый гашиш в лифте. И пока этот чертов лифт ехал вниз, Эгвинн реально боялся провалиться в обморок. Он чувствовал как его глаза затуманиваются тьмой и сколько ты не моргай, больше видеть не станешь. И так точечная темнота приближается, будто к самим зрачкам, и ты понимаешь, что вот-вот, еще немного и ты совсем ничего не увидишь. И дышать тяжело, от волнения, от окутывающей паники. В ушах гудит, голова дурная. Но вот - лифт распахивал свои двери, выпуская хулигана на улицу, к свежему воздуху и все кончалось - приходило веселье и дурман. Но сейчас англичанин не в лифте. И никто не распахивает двери.
Эгвинн хмурится, моргает, непонимающе мотает головой. И, обмякая, сползает по стене вниз, шурша костюмом.
Последняя мысль в его голове о том, как и где его успели отравить. Чертова рыжая.

+1

17

А ведь вся задумка ее действий заключалась в основном в том, чтобы отвлечь неизвестных на себя, повернуть все их внимание только в ее сторону и дать Йену возможность выбежать из своеобразной мышеловки. Подставляться под пули – это все же не совсем про Воронцову. От чего-то на уверенна в своей реакции. Даже до опасности уверенна. Ну а кто сказал, что, если в нее и будут стрелять, то попадут? Или вообще успеют выстрелить? Или что она не перехватит оружие? А ведь она этому приему хорошо обучена. Или что у тех вообще имеется при себе огнестрельное оружие? К тому же, если немного вернуться к реальности и банальной логике, голоса и шаги были вполне спокойные и довольно слышимые, следовательно, кто бы там ни  был -  он не пришел конкретно за Волчонком и Мышью, иначе можем смело думать, что противник этот был некудышний, вообще не знающий о конспирации и эффекте неожиданности. Из этого можем смело начинать думать, что оружие, если оно у них и было, они не держат все время у себя в руках, тыкая дулом во все, что шевелится. А значит, пока они сообразят за него взяться, Каспер успеет что-нибудь предпринять быстрее, чем мимо нее с оглушающим свистом пронесется череда пуль. Но не последовало пуль, не последовало удивленных взглядов, не последовало никакой атаки. Русская выскочила из-за двери в коридор, но там… никого не оказалось. Вновь вернулась тишина. Она будто и не покидала это место. Иллюзия словно развеялась. На лице рыжей в кои-то веки в полной красе отобразилось все то, что происходило в ее голове. А что может в ней сейчас быть? Все перевернулось верх дном, и не один раз. С застывшей на приоткрытых губах немой фразой  «какого хуя», Мстислава всмотрелась в глубину коридора, потом резко развернулась на месте на все сто восемьдесят градусов, причем так, словно ее ужалили. Не могло же им обоим это померещиться? И померещилось ли торговцу и русской одно и то же?  Он все таки с чего-то решил, что речь похожа на русскую? А если не померещилось, то что за хрень творится в этом, мать его, городе?
И тут резкая боль. Напрочь сметающая все размышления напрочь и оставляющая лишь чистое поглощающее ощущение. И дай Бог сейчас не стукнуться своим иногда думающим органом о стенку, или там о дверной притвор. Или еще обо что-нибудь интересное. Каспер просто внезапно почувствовала резкую боль в области затылка и сразу же схватилась рукой за голову, едва не согнувшись в три погибели, но другой рукой в то же время ухватившись за стену и использовав ту в качестве опоры. Сложилось ощущение удара по голове, но он как будто был произведен на каком-то ментальном уровне, ибо при физическом воздействии Слава бы не то, что почувствовала, она бы уже распласталась на полу коридорчика, как ковровая дорожка. А так она лишь близка к этому. Глаза инстинктивно зажмурились, якобы таким образом экономя лимит зрения, оттягивая тот момент, когда в них должно все потемнеть. Еле приоткрывая их, Воронцова на ощупь доковыляла ко входу на кухню, еле выдавливая протяжное, - Йен… Изначально и в качестве простого призыва о помощи, и беспокойства за них обоих уже после лицезрения его тела на полу, судя по всему, в таком же плачевном непонятном состоянии.
И бэмсь. Черная пелена ее все еще не застелила, как попугайчика, тут же погружая того в сон, но туманом начинала окутывать пространство. Рыжая не совсем грохнулась трупиком в проходе, а постаралась смягчить падение, вначале резко опустившись на подкошенных ногах на колени, а уже потом приложившись к полу плечом. Не закрывать глаза. Дав себе установку, Волчонок медленно перевернулась на спину и уставилась слепым взглядом в потолок. Так было и легче переносить боль и стараться держать свое сознание крепко при себе, хотя вид потолка с зарождающимися в нем трещинами лишь больше затуманивал и давал реальности ускользать из хватки.

+1

18

Сложно было определить сколько длилось это состояние, но, когда вы, наконец, смогли худо-бедно справиться с ним и вновь были в состоянии адекватно оценивать окружающую действительность, помещение вокруг вас погрузилось во мрак. Дождь успел забраться внутрь, образовав на полу у окна заметную лужу. Возможно, пока вы были в отключке, ветер несколько раз сменил направление, но сейчас всё почти стихло, и вода капала с неба редкими каплями. Внутри здания что-то двигалось и шуршало, но звуки эти исходили откуда-то с верхних этажей.

0

19

Йен без удивления обнаружил себя на том же месте, на котором себя и потерял. Замутненный сонный рассудок стал возвращаться. С замиранием сердца в первые мгновения своего "пробуждения" парень боялся оказаться лежащим в убежище. Не потому что Слава все же оказалась предательницей или навроде того, нет. Знаете что такое день сурка? Сущий кошмар.
Было бы до боли смешно, если бы Йен очнулся в убежище и все началось бы сначала. Его личный ад, где торговля информацией не имеет никакой силы, так как все вокруг и так рано или поздно узнают все о друг друге. Блуждание по кругу: очнулся в убежище, откололся, все те же эпизоды, те же раны, те же переживания и, черт возьми, те же находки. Одни и те же на ближайшую вечность. Одни и те же фразы из круга в круг одинаково вырывающиеся из его уст, одни и те же действия и мысли. Все заканчивается тем, что Йен соглашается привести Славу на склад, затем шум голосов и шагов и он так никогда и не узнает кто это был. Резкая оглушающая боль, потеря сознания и все по кругу. Ад.
Во вторые мгновения своего "пробуждения" Йен серьезно испугался, что ослеп. Его пожрала тьма перед потерей сознания. Может она до сих пор и не отпустила? Вокруг темнота и отдаленное копошение.
Мышь с облегчением выдохнул, когда полностью убедился в том, что он все еще в этой реальности, без повторений, и что его глаза никуда не вытекли и не взорвались. Было трудно, находясь в полной тьме без фонарей, но окно - хорошая подсказка. В убежище нет окон.
Следующим этапом возвращения в реальность из тёмного сна, стало восстановление памяти.
- Волчонок? - сипло вопросил у темноты Йен. Имя "Слава" оказалось слишком сложным для первого слова после отруба, поэтому легче ему было по прозвищу. Очень смутно он видел как она вернулась из коридора. Но что потом?
Мышь оперся руками о пол и поднял себя в положение сидя.
- Волчонок? - громко и четко. Вгляделся в темноту. Да вот же - почти рядом какое-то тело.
Шурша штанинами, на четвереньках парень добрался до тела, вгляделся, пощупал.
- Слава. - констатировал. - Тебе тоже досталось. - озвучил еще один факт.
Мозг со скрипом стал перебирать версии произошедшего.
В глазах повисло немое "Error! Error! Недостаточно данных! Уточните запрос!". Смешно, конечно, но это действительно так. Слишком мало Йену известно, чтобы смочь что-то адекватное вычленить. Можно, конечно, прикинуть несколько вариантов, но погрешность очень велика. Грубо говоря, тыкать пальцем в небо Мышь не может себе позволить.
Но, погодите-ка, слышите копошения? Это не Йен и, очевидно, не Слава.
- Слышишь это? - машинально шепотом. - Это те же ребята, что, были в коридоре? Ты их видела?

+2

20

Все, ускользнула. Реальность то. А сознание одной рыжей, закосившей под коврик, автоматически перешло в режим ожидания. Вроде как и сон с экономией энергии, но не полная отключка. Это было именно то самое состояние, когда ты лежишь и не осознаешь, что происходит. Тебе все равно. Мстиславе все равно. Она лежит, невольно раскинув руки по обе стороны от себя, и смотрит в потолок отсутствующим взглядом. Сейчас она и здесь, и не здесь.  Она слышит, но не слушает. Она видит, но не придает увиденному никакого значения или даже внимания. Она словно спит наяву, не отдавая себе в этом отчета. Придя в себя, Слава будет прекрасно помнить, что происходило за все время ее эдакого транса.
Волчонок? Странно, что торговец первым делом все же назвал Воронцову по столь редко встречавшемуся в прежней жизни прозвищу. К тому же, как нам кажется, «Слава» по произношению звучит куда проще, чем «Волчонок», но все же кому -  как. Вот только рыжая никак не отреагировала на зов. Дыхание могло показаться таким слабым, если судить по тому, как вздымалась ее грудь при вдохах, что как нельзя кстати был бы вопрос "а не померла литы?". Глаза были открыты, но оставались неподвижны, устремив свой взгляд в одну лишь точку в потолке. Губы, что так же были слегка приоткрыты, уже успели подсохнуть. И тем не менее Слава смотрела на потолок, который словно скрипел именно под давлением ее взгляда, а не какой-то неизвестности этажом выше, так, будто бы внимала каждому шороху, долетающему до них сверху. Вот так в попытке удержать сознание при себе Каспер погрузилась в забвение… или, выражаясь по нашему простонародному, банально завтыкала. Вернул торговец душу обратно в это бренное тело ритуалом тыкания своими пальцами в него же практически сразу. Морг-морг. Точно стряхнув с ресниц весь сон, Воронцова теперь уже с осмыслением взглянула перед собой, ну, то есть на Йена. Теперь же более глубокий вдох, увлажнение губ, путем облизывания их(хотя мы были бы не против воспользоваться снова подобными услугами от Мыши), поступление информации в мозг.
- Тебе тоже досталось.
И почему меня окружают одни идиоты?
- Ну, - увенчанная успехом попытка перейти в сидячее положение, используя руки в качестве опоры, - еще бы понять, в каком смысле досталось. Говорила русская негромко, продолжая теперь сознательно присматриваться и прислушиваться к непонятным звукам на верхнем этаже, запрокинув также голову.
- Это те же ребята, что, были в коридоре? Ты их видела?
Странно, как этот вопрос заставил Мстиславу тут же измениться в лице. Девушка сразу отвернула голову от потолка и повернула лицом к Йену, одновременно и глядя тому в глаза, и глядя в никуда. Она словно вспомнила то самое ужасное, что у нее вылетело из головы, а она об этом даже не подозревала. Словно ей так много нужно сказать, но все мысли слишком беспорядочны и не дотягивают до должного уровня для подачи такой инопланетной информации. Нет, конечно, все гораздо проще, но такие непонятные эмоции сейчас выражало бледное лицо женщины. Она вернулась к тому, на чем ее прервала головная боль. Что. Это. Нахрен. Было? Ответила рыжая лишь спустя несколько секунд после вопроса Эгвинна, отвернув теперь голову и от него, но просто смотря вперед перед собой.
- Нет, - и ей аж самой смешно стало от всей этой ситуации, так ей приходилось подавливать свой смех, - я их не видела. Вообще никого. Они просто… исчезли, стоило мне выйти. А потом жуткая головная боль.

Отредактировано Slava Vorontsova (2016-05-11 13:05:12)

+1

21

- Ну, еще бы понять, в каком смысле досталось.
Йен и сам был бы не прочь понять в каком смысле ему досталось, но надо решать проблемы по мере их поступления.
Во-первых надо бы уже валивать отсюда.
Во-вторых как валивать, если на улице темень? Опасненько.
В-третьих наверху кто-то есть.
При упоминании этих самых незнакомцев, Слава явно изменилась.
Йен же не изменился, он по-прежнему внимательно смотрел на Славу, борясь с тенями на её лице, дабы углядеть выражение её лица.
- Нет - говорит она и явно сама этому не верит. - я их не видела. Вообще никого. Они просто… исчезли, стоило мне выйти. А потом жуткая головная боль.
Мышь сел на задницу, устремив взгляд в окно и стал бормотать себе под нос нечто не связное, вторя бегущим в голове мыслям.
Не видела. Вышла в коридор а там никого нет. Если там никого не была, значит они могли просто громко шагать этажом выше или ниже? Но звук был явно рядом. Не припомню поблизости в здании дыру в полу и в потолке, чтобы звук мог нас обмануть. Может эти звуки были предвестием головной боли? Ведь сразу после того, как Слава вышла, пришла боль. И мы в некотором роде отключились. Это могло быть отравление? Надышались испарений кислотного дождя, например? Но сейчас эти копошения вполне реальны. Остатки? Пусть так, но что если нет? Как еще это можно разумно объяснить.. думай, думай. Мы можем уйти вниз, нам ведь не обязательно с ними пересекаться?
Так или иначе, сгущающийся мрак намекал на то, что еще немного и парочка останется наедине с темнотой.
Эгвинн встает и отряхивает себя от пыли, протягивая руку помощи Славе.
- Надо идти.
И двинул в дверной проем. Она ведь не хочет все еще разобраться с непонятной шайкой?
Озираясь по сторонам в коридоре, вышел к лестнице вниз и, борясь с желанием чихнуть, тихо спустился.
Блядская пыль.
Тормознул только у самого выхода из здания, встретившись лицом к лицу с мраком и редкими каплями дождя.
Приоделся в костюм, готовый выйти наружу и, прежде чем натянул на лицо маску, обратился к рыжей.
- Идем, пока еще видно дорогу.
Отсюда не так уж и далеко до склада. Чуть-чуть по прямой, чуть-чуть повернуть.
Шаги были быстрыми, Йен явно переживал по поводу нахождения на улице в ночное время. Но по сторонам уже не озирался. То ли потому что внимательно всматривался в дорогу, стараясь не пропустить нужный поворот, то ли потому что боковое зрение в темное время суток любит пошалить.

+1


Вы здесь » RIDDLETOWN » Настоящее » [56 день] Когда ты меня на чай пригласишь? - Свой пей.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC