текущий игровой период
зима
флешбек
1-49 день после пробуждения
настоящее
50-64 день после пробуждения
события
Обнаружены две новые локации: автомастерская на востоке и мотель на юго-западе. По крайней мере уже семеро выживших стали свидетелями странных явлений, природу которых они не могут объяснить. Это не оставляет сомнений в том, что в городе обитает что-то или кто-то кроме вас. Вот только что или кто?

РОЛЕВАЯ ЗАКРЫТА.
Спасибо всем, что были с нами.



Palantir Рейтинг форумов Forum-top.ruВолшебный рейтинг игровых сайтов


сюжет faq карта календарь погоды список выживших разделение труда занятые внешности правила шаблон анкеты поисковая акция квесты и запись поиск соигрока

RIDDLETOWN

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » RIDDLETOWN » Архив эпизодов » [55 день] Любопытной Варваре.


[55 день] Любопытной Варваре.

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

На 55 день после пробуждения, днем, когда мародёры разбежались обнюхать территорию, а Seth Lumley, удобно устроился с книгой на своей полке строительного склада, на горизонте нарисовался Ian Aegwynn, которому  чертовски захотелось узнать, какие секреты скрывает от него этот самый Сэт.

0

2

С выходом за порог склада последнего из уходящих с лидером мародёров, Йен вытянул руки в стороны, растянувшись в "потягушке". Он еще не вставал со своей полки, наблюдая за происходящим лёжа. А теперь - он свободен. Это то время, когда ему не нужно думать о том, кто что сказал и зачем и уж тем более запоминать это.
Мышиным взглядом он пробежался по стеллажам и убедился в том, что все полки пусты, кроме одной. О, это особый случай. Его лежбище находилось от лежбища Йена на расстоянии двух чужих лежбищ.
Англичанин лег поудобнее, закинул за голову руки и, уставившись в полку над ним, стал думать.
Сэт. Это, в целом, все, что о нём знал Мышь. Это Сэт и он любит тишину и читать. На вылазки ходит в одиночку, ни с кем не общается. Спит, читает, читает, спит. По функционалу - домашний питомец, не больше.
Тут вариантов не много. Из всех них вытекает один единственный вывод - он не нормальный. Йен тоже не нормальный, то Сэт, вероятно, превосходит его в ненормальности на целые порядки. Может он болен? Повредил мозг? В детстве уронили? Психологическая травма? Сокрытие страшной тайны? Ну вряд ли, правда вряд ли ему просто никто не нравится. Человек - существо как не крути социальное. Те, кто избегают социума делают это не долго. И чаще всего эти личности не полноценны. Вы видели человека, который ни с кем не общался на протяжении нескольких лет? Жалкое зрелище. Сэт не похож на жалкое зрелище. Значит с кем-то он все же общается. Да побольше чем его будничный диалог "- Привет" и "- Отвали". Таким сыт не будешь.
Но с кем? И когда?
Линия мыслей и рассуждений постоянно обрывалась очередным вопросом, на который нет ответа.
Йен выгнулся, высунувшись со своей полки, чтобы посмотреть чем занята эта тёмная лошадка. Книга "PSYCHO". Мышь хмыкнул, считая это чтиво говорящим само за себя. Лег обратно.
- Э-эй. - протянул, докрикивая до "кровати" Сэта. - Сэт. - уточнил к кому обращается. На всякий случай, вдруг он все же действительно аутист?
Выждал реакцию.
- На сколько Норман тебе близок? - речь о герое книги. Йен её читал и не удивился, что её оказалось можно найти в новом мире. А ответ сказал бы о многом. Развернутый ответ. Если он вообще ответит...

+1

3

«Мама открыла дверь, и мистер Арбогаст зашёл внутрь. Взглянул на неё и открыл рот, готовясь что-то произнести. В эту секунду он поднял голову – вот чего ждала Мама. Она взмахнула рукой, и что-то яркое, блестящее, сверкая, мелькнуло в воздухе: раз-два, раз-два. Глазам было больно, Норман не хотел смотреть. Зачем – он и так уже знал, что случилось. Мама нашла его бритву».
Йену повезло, что когда он подал голос, Сэт как раз дочитал до конца главы. Ламли чертовски не нравилось, если кому-то приходила в голову шальная мысль отвлечь его от чтения, особенно, если это происходило где-то на середине повествования. После такого ему всегда приходилось перечитывать главу вновь, чтобы снова окунуться в атмосферу книги с головой, ощутить целостность истории. Это раздражало, это выводило его из себя. А если Хмурый был зол, это могло очень плохо закончиться.
Однако сейчас существовал смягчающий фактор. Конец главы, словно спасительный свет для светловолосой крысы, которая почему-то не ушла на вылазку вместе со всеми остальными мародёрами, а осталась на складе. Которой почему-то не лежалось тихо и спокойно на своей полке, а вздумалось пообщаться.
Сначала ирландец услышал «эй», растянутое, словно кусок жвачки. Потом в воздухе повисло его собственное имя, и Сэт заложил книгу тряпицей, которая служила ему вместо закладки. Если Мышь в скором времени не заткнётся, придётся вставать с полки и собственноручно учить его правилам хорошего поведения.
- Насколько Норман тебе близок? – ещё одна фраза со стороны Йена. Возможно, пока Сэт был погружён в чтение, белобрысый успел взглянуть на обложку, и теперь был в курсе того, что конкретно изучает Хмурый. Ламли положил книгу рядом с собой и принял сидячее положение, чтобы можно было лучше видеть этого наглого засранца. Зашуршали тряпки, которыми было застелено спальное место ирландца. Недружелюбный взгляд серых глаз впился в тушку крысёныша, пытаясь сделать в нём дыру, и таким образом прекратить шум, мешающий хозяину взгляда наслаждаться чтением.
- А насколько ты близок к тому, чтобы заткнуться без посторонней помощи?

+1

4

Взгляд мертвых серых глаз пугающе строг. Но Йен намёк понял. Дядя не любит когда ему мешают. Что ж, Мышь в таком случае не любит когда кто-то что-то тщательно скрывает. И не скрывает того, что что-то скрывает.
В ответ на Сэта устремилась пара зеленых пытливых, светящихся от удовольствия, глаз, которые ничего не боятся. Эгвинн боится всего четырех вещей - монстров (нелюдей), предать истину, позволить близкому человеку предать истину и предать близкого человека. Два последних пункта еще под вопросом, поскольку близких людей у англичанина с рождения ноль. Ему не было страшно когда его не раз ловили на темной улице, желая заткнуть его информаторский рот - он этого ждал и такое поведение очевидно, страшиться заслуженных побоев глупо, остается только терпеть и пытаться получать удовольствие. Ему не было страшно и тогда, когда он информировал наемных убийц о их целях. Одна удачная сделка и киллер мог не волноваться за честность своего информатора, но первая встреча - всегда тяжкий труд. Йена не пугает и перспектива умереть, это нормальный порядок вещей. Умереть не своей смертью тоже уже давно является нормой. Ему нечего терять, да и к тому же он слишком много обещал унести тайн с собой в могилу. Уже почти тяжело нести.
И что же таят за собой эти серые недружелюбные глаза? На какую тайну у Йена еще хватит рук?
- А насколько ты близок к тому, чтобы заткнуться без посторонней помощи? - Йен азартно улыбнулся. Другого и не ждал.
Конечно, с какой бы стати этому аутисту быть дружелюбным? Но отказ от ответа дело бытовое. Было бы слишком скучно жить, если бы Йен мог узнать все обо всех просто спросив.
- А ты хочешь мне помочь? - вскинул бровь, купаясь в собственном будоражащем возбуждении. Сэт с ним заговорил - это уже успех. - Как мило. Но не спеши. - не дожидаясь его решительных действий быстро добавил. Кажется слишком быстро. Может от волнения, но он склеил слова "но", "не" и "спеши" в единое "нннеспши".
Йен сел на своей полке, свесив ноги. Теперь он держался за её край обеими руками и начал неторопливо болтать ногами, одетыми в тёплые полосатые носки.
- Если ты хоть чуточку внимательный, то знаешь, что я торговец. Предлагаю тебе честный обмен. - они же взрослые люди? И раз уж Сэт отвлекся, то может уделить пару секунд своего драгоценного унылого времяпрепровождения на всего один вопрос.
- Давай я заткнусь без твоей помощи, но после того как ты ответишь на мой вопрос? Он будет всего один, если ты ответишь честно. М? - театрально протянул руку для рукопожатия, впрочем и не ждал такой благодати от самого унылого человека на земле. И склонил голову, как делают это животные, изучая непонятное явление. Если посмотреть на ситуацию под другим углом - можно узнать много нового и интересного.

+1

5

Мышь не заткнулся. Можно было упасть на колени и начать вопить эту фразу во всё горло, устремив взгляд и руки в небеса, настолько хреновым боком поворачивалась к Сэту ситуация. Ламли уверенно отказывался понимать, как это работает. Что в нём такого, что каждый мудак так и норовит докопаться до него?
Вчера была Урсула, эта наглая пигалица, которая испортила ему всю прогулку, увязавшись за ним и действуя на нервы. Сегодня вот этот недогрызун. Сидит, значит, на своей полке, болтает ногами в носках, и говорит, и говорит, и говорит. Так и хочется схватить его за ногу, сдёрнуть с насиженного места и протащить по улице до станции метро, а потом сбросить в кислотное озеро.
Надо было с самого начала игнорировать его. Но, проблема заключалась в том, что с ним всё могло получиться так же, как и с Урсулой. На некоторых людей игнор просто не действовал, и они начинали доставать тебя ещё больше. Поэтому ирландец решил попробовать другую тактику. К большому его сожалению она тоже не сработала. Что ж, у него остался ещё один вариант. Ламли твёрдо решил для себя, что теперь он сразу же будет просто применять силу. Если они не хотят оставлять его в покое, когда он действует более мягкими способами, настало время решительных мер.
Мужчина слез со своей полки, благо лежал он в обуви, так что тратить время на неё и давать белобрысому форы не было необходимости. После чего Сэт направился прямиком к полке Йена. Тот, словно побирушка, сидел с протянутой рукой, видно ожидая рукопожатия от Хмурого. Хочешь закрепить сделку, да? Что же, сейчас мы подпишем договор твоей собственной кровью.
Очутившись рядом с мышью, конечно же, не настолько быстро, насколько хотелось Ламли, он всё же успел ухватить этого вертлявого засранца. Схватить и скинуть с полки на холодный, бетонный пол мародёрни. Не давая крысёнышу собраться с мыслями, мужчина ухватил того за ноги и потащил к выходу, совершенно не заботясь о мусоре на полу, о мелких камешках, которые могли притаиться там. Делал он это всё в полном молчании. В словах не было нужды. По крайней мере пока.

+1

6

Любят же люди наживать себе больше проблем, чем они этого достойны. И речь не о Йене.
Казалось бы, Сэт! Ну ответь ты на один сраный вопрос! Всего один. От честного искреннего торговца, что пытался скрепить с тобой договор на один маленький вопрос рукопожатием! И что? Нет. Ведь легче же встать, легче скинуть с полки ни в чем неповинного Эгвинна (о, он предал этим все чувства Йена!), легче взять за ногу и безусловно легче потащить куда-то. Я устал перечислять.
Зато молчит!
Йен до последнего надеялся на лучшее, честно. Он был открыт до последнего. И еще несколько мгновений он был открыт после приземления на пол.
Удар о пол выбил весь дух торговли из Мыши. Ну и обычный дух тоже, конечно.
Характерное "кха" эхом разнеслось по постующему зданию склада.
Что за невезение? Еще вчера он получил кулаком в рот, демонстрируя сегодня собеседнику всю красоту вспухшей и красной губы. И теперь он, кажется, набил синяк, приземлившись на плечо. Это еще повезло. Из-за телосложения англичанина, он часто страдал вывехами разных конечностей. Порой даже обычная потягушка могла быть опасностью для целостности его тела. Вытягивая руки за голову всегда следует быть осторожным. Но, надо отдать должное Сэту (возможно он и не полный говнюк все же), он пощадил (может и не специально) белобрысого многострадальца.
Но вот самое интересное!
Йен пытался вспомнить как дышать, пока его тело на спине волочилось по грязному полу склада.
- Куда? - выражает 100% свои мысли. Как и всегда.
- Эй, погоди! - выпучил глаза и напряг пресс, пытаясь дотянуться до обидчика, но то ли скорость путешествия была слишком велика, то ли сам Мышь не легкоатлет.. в общем не смог. Зато смог шустро вернуться на пол, звонко встретившись головой с бетоном. Кайф.
- Ладно, прости меня.
Решение проблемы пока не приходило в голову. Что если он увезет его на улицу и оставит там? Без куртки и сапог? А вдруг там дождь? А вдруг снег? А вдруг он просто съест его? Отпинает? Погрузит в бочку и отпустит в море (что)?
Тем временем все неровности пола давали о себе знать в троекратном размере. Худоба англичанина никогда не служила ему на пользу. Каждый мелкий камешек, легкая неровность и все прочее - остро впивались в ребра, от чего парень то жмурился, то хмурился, то ойкал, машинально руками пытаясь достать до спины.
- Все, все! - уже кричит, потому что все слова до этого явно до мозга мужчины не доходили. Терялись где-то на подступе к интеллекту. Только звери на столько бесчеловечны. Он явно болен. - Все! - в третий раз тоном самого убедительного человека. - Больше не буду! Я молчу, обещаю!
А выход из склада все ближе. Стоит ли говорить о том, как Мышь не любит холод? Это Сэту хорошо, мясцом укутан. А Йен - кожа да кости!
В какой-то степени парень смирился со своим положением и расслабился. Задвинул руки за голову, хоть и не мог их положить. Но для виду - самое оно! Когда еще можно покататься как на санках, только на собственной спине?
В глазах же - тлен и смирение.
Всегда надо уметь умирать с достоинством.

+1

7

Ботинки Сэта стучали своими толстыми подошвами по полу, и их звук с эхом разлетался по пустующему мародёрнику. Мужчина крепко держал ногу белобрысого и продолжал тащить того ко входу, игнорируя все ойканья, айканья, и прочие сигналы исходящие от мыши и означающие, что он опять встретил спиной неровность пола. Страдания Йена подпитывали Ламли. От них на душе становилось так хорошо, почти так же, как после бутылки виски. А ещё хотелось улыбаться и напевать себе что-нибудь под нос, но Хмурый пытался держать себя в руках.
Сейчас это было бы неуместно. Как минимум потому, что он должен был сохранять гнетущую обстановку вокруг происходящего. Сэт ведь хотел проучить торговца, а не устроить ему концерт. Тем более что вокальные данные Хмурого оставляли желать лучшего.
Поэтому они просто шли. Т.е. Сэт шёл, а мышь подметал спиной пол строительного склада. Когда ирландец и его ноша поравнялись с выходом,  мужчина услышал кое-что интересное.
- Ты точно уверен в своих словах, Мышь? - с сомнением в голосе спросил Ламли, обернувшись к белобрысому. Он всё ещё держал того за ногу, готовый в любой момент выволочь несчастного наружу, на холод, даже без обуви, что уж говорить о верхней одежде и припасах. Йен мог чувствовать дуновение ветра, касающееся его ноги, ведь ирландец уже открыл дверь, и свет снаружи подсвечивал его силуэт.
- Потому, что в следующий раз я не буду с тобой церемониться, - продолжил он, и всё же не сдержал ласковой улыбки, - Ведь если Мышь ведёт себя слишком громко, её ловят и убивают. Но ты пока что жив.
Проговаривая последние слова, Сэт интонационно выделил это «пока что». Его не особо заботило, испугается ли этого его собеседник, или же оно не возымеет на него какого-либо эффекта. Ирландец хотел лишь предупредить свою жертву. Он не привык бросать слов на ветер, и всегда выполнял всё, что обещал. Теперь, если до маленького мышиного мозга не дойдёт посыл, то превращая того в человеческую котлету, он всегда сможет приправить это словами "я же тебе говорил".

+1

8

- Ты точно уверен в своих словах, Мышь?
Уверен ли информатор в том, что говорит? Конечно! Мышь никогда не был не уверен в своих словах. Все, что он говорит идет от мозга и этому можно доверять. Но тому, что идет от сердца - нельзя. От сердца Йен говорил один раз в жизни и схлопотал за это пощечину, еще до сирены. В новом мире он такой ошибки не допустит.
Если Йен сейчас что-то скажет, то Сэт в праве его обвинить в "излишней болтливости", по его скромным меркам - слово в неделю (и как он вообще не иссох, высказав целых несколько предложений за раз!). Вывод - молчать. Это очевидно, но... это так тяжело! Ведь в голове столько вопросов, на уме столько предположений и как же так? Ни одно из них не подтвердится и не опровергнется?
- Потому, что в следующий раз я не буду с тобой церемониться
Вот слово в слово так же говорила наставница в детском доме каждый раз, когда примерный Йен изволил хулиганить. И последнее китайское, и последнее припоследнее китайское предупреждение. Все было. И все это не больше чем пиздёж.
- Ведь если Мышь ведёт себя слишком громко, её ловят и убивают. Но ты пока что жив.
Да в нем поэт погиб! Какие метафоры! Какое чувство образности! Йен приподнял одну бровь, а вторую нахмурил, изображая такую эмоцию, которая буквально переводится как "че-за-ху-й-ня?"
Тем не менее, нога англичанина в руках этого долбанутого и выходов из ситуации не много.
Косясь на выход со склада, откуда знатно так веяло по пояснице, Эгвинн медленно кивнул, словно от плавности его кивка зависит жизнь миллиона людей. Ну и на случай, если Хмурый все же отсталый.
Йен пока что жив... пха! Червь тоже "пока что" жив, и что с того? Мы все не вечны. И все пока что живы. Обмениваться очевидностями нет никакого желания. Или неужели Сэт, мастер образов и намёков, решил поугражать?
При мысли об этом, Йен невольно натянул лыбу, лишь малость пытаясь её сдерживать. Самую малость.
Улыбаться то ведь не запрещено в присутствии отсталых? А если он буйный?
Нет, на буйного не катит, больше на овощ похож. На гнилой баклажан.

+1

9

Кажется, этот мелкий чего-то недопонял. Пусть он и кивнул на слова Хмурого про мышь и её участь, но после этого белобрысому взбрело в голову улыбнуться. Сэт понятия не имел, что это означает, да и, если честно, не хотел в этом разбираться.
Легче было бы просто порезать этого наглого мышонка, но нож мужчины остался в рюкзаке. Ламли уж было хотел вернуться за ним, но тут почувствовал что-то странное.
Оно ползло по его шее, прокладывая свой путь за воротник его свитера, куда-то в район спины. Это было что-то жгучее, сложно было понять адски горячее или смертельно холодное, и Хмурый сунул свободную руку за шиворот, пытаясь ухватить это что-то. При этом его лицо оставалось странно спокойным, и совершенно не сочеталось с действиями, которые он совершал.
Ещё несколько капель упали ему на руку, и Сэт спешно сделал шаг от двери, после чего обернулся и уставился на выход. Кажется, снаружи начинался дождь. Он с шипением вгрызался в почву редкими каплями, чуть слышно барабанил по крыше, источая слабый, но уже достаточно едкий запах кислоты. Ещё несколько часов, и на улице станет невозможно дышать. После чего город скроется за пеленой тумана на несколько дней. Было бы неплохо, если бы другие мародёры попали под кислотный дождь или потерялись в тумане. Или хотя бы один из них. Как раз тот, которого ирландец сейчас держал за ногу, и практически управлял его судьбой.
Оторвавшись от пелены дождя, Хмурый перевёл взгляд на Йена. Не сказать, что мерзкие мысли Ламли читались на его лице, но не сложно было догадаться о чём он сейчас думает. Это и так было слишком очевидно, особенно после того, как Сэт нагнулся к Мыши, и схватил его странной хваткой по рукам и ногам, словно собирался привязать к палке и подвесить над огнём.
Не составило особого труда донести таким образом хилое тело торговца до двери, в своё время Ламли приходилось тягать туши намного тяжелее. Размахнувшись, мужчина выпустил Мышь из рук, и тот полетел наружу. Его тело прочертило полосу на влажной земле, когда коснулось её и проскользило ещё немного вперёд, прежде чем окончательно  остановиться.
Дождь становился сильнее, а Хмурый стоял в безопасности, под крышей мародёрника, и наблюдал за этим, готовый в любой момент захлопнуть дверь, если Йен решит вернуться обратно. Ожоги на шее и руке саднили, но он практически не обращал на них внимания, просто потому, что все его мысли занимал Мышь. Бедный мышонок валяющийся под кислотным дождём.

+1

10

Кислотный дождь.
Каким надо быть ебанутым, чтобы спокойно перенести на голом теле несколько капель едкой жидкости, пощупать их рукой и не измениться в лице?
Ёбаный в рот. - с этими мыслями Йен вылетел на улицу, собрав уже частично влажную пыль с земли своей одеждой, голыми участками тела и даже носом, сделав пару оборотов вокруг своей оси, равномерно, будто в панировке, извалялся и вскочил как ошпаренный, как только оказался в состоянии опереться хоть чем-то хоть обо что-то.
Так и с низкого старта рванул под козырек. Как хорошо, что крыша склада имеет зазор! И как хорошо, что Йен под него целиком поместился.
Йен читал о том, что ученые проводили эксперимент и теоретики его подтвердили. Вопрос, на который умные люди хотели ответить звучал примерно так: есть ли разница в том бежишь ты под дождем или идешь в плане мокрости твоего тела в итоге? Ответ - никакой. Когда ты бежишь, ты схватываешь больше капель, находящихся в пространстве перед тобой. Когда ты идешь, то больше капель падает на тебя сверху. Вопрос в том, где ты хочешь сильнее промокнуть - спереди или сверху.
Эгвинн, помня этот чертов эксперимент никогда не думал, что эта бесполезная инфа ему когда-либо пригодится. И вот пригодилась. Вернее толку от нее не больше, чем от Сэта адекватности.
Йен бежал и получал капли как сверху, так и спереди. Одной рукой он прикрыл голову, второй лицо. Он бежал, зажмурившись достаточно сильно, чтобы мочь терпеть жжение, но не достаточно сильно, чтобы ничего не видеть.
Мышь не бежал целенаправленно к двери, наоборот. Он припарковал свою спину как можно дальше от двери, вжался в холодную стену. Йен осмотрел себя на сколько это было возможно. Скинул с себя всю одежду, потому что она местами успела пропитаться кислотной водой и жглась. Он остался в одних трусах на холоде и бросил рядом с собой свою одежду, тоже под козырек. Она высохнет и он её наденет. Кожа покрылась редкими покраснениями, которые Мышь внимательно разглядывал по мере своих возможностей. Он шипел себе под нос.
Этому хмурому говнюку это с рук так просто не сойдет.
И тишина, помните? Этот урод просил тишины.
Больной кретин.
Проблядская проблядь.
Анал Иисуса.
Прыщ на вагине старой шлюхи.
Ублюдок.
Сфинктер постоянно срущегося инвалида.
Пидарас.
Червь, не успевший переползти тротуар.
Ничтожество.
Йен поджимает губы, сдерживая злость. Злость ни к чему не приводит.
Вместо того, чтобы искать выходы из ситуации, Мышь думает только о том, на сколько Сэт сломан. Он болен и даже не знает об этом. Но Йен знает.
Тварь.
Выродок.
Блевота алкоголика, который проглотил её и выблевал еще раз.
Памперс старухи.
Тупой майский жук, умерший от удара в забор.
Слюнка, вылетевшая из рта политика, пока он затирал о гей-парадах.
Драная псина, в не нужный момент выскочившая под камаз.
Тухлый компот.
Грязь с ободка унитаза.
Жвачка, прилипшая к жопе.
Отрезанная рука бомжа, который чуть не умер от обморожения.
Гнойная ноздря.
Йен дышит сбивчиво. Ему холодно, он обхватил свои плечи руками и переминается с одной голой ноги на другую и смотрит на предательский дождь.
Сэт предатель. Он угрожал. Йен выполнил его условия. И Сэт предал логику. Преступник.

+2

11

Он был готов смотреть на это вечно. На капли, падающие с неба и приземляющиеся на землю, на шкуру Мыши, которую тот так усиленно пытался от них защитить. Но кислота доставала до неё, заставляя парнишку ошпарено бежать и прятаться под крышу. Сэт старался в мельчайших подробностях запомнить происходящее, чтобы потом прокручивать это у себя в голове раз за разом и наслаждаться увиденным.
Когда белобрысый забрался под козырёк, ирландец почти перестал видеть его, но продолжил слышать. Сквозь пелену дождя до него долетел чавкающий звук, словно что-то мокрое упало на землю. Возможно, торговец избавился от намокшей одежды, это был верный шаг, если ты думаешь о том, как избежать ещё больших ожогов. И, кажется, именно мышь был здесь единственным разумным существом.
Потому, что Сэт не думал. Он просто последовал своей прихоти. Дикой мысли, промчавшейся в его голове со скоростью света, и также быстро исчезнувшей. Ламли не потратил и секунды на то, чтобы обдумать возможные последствия своих действий. Ведь понятно же и младенцу, что он сейчас, вероятнее всего, нажил себе первого врага в этом новом и дивном мире, где больше нет романтиков, что любят гулять под дождём.
Ламли облокотился на косяк, скрестив руки на груди. Теперь он мог лучше видеть своего нового врага. Тот был голый и грязный, с красными отметинами, оставленными на нём кислотой. И тем не менее, Хмурый глядел на этого оборванца с теплотой и любовью во взгляде. И если Мышь запомнил всё то, что Сэт сделал ему, то Ламли тоже запечатлел в своей памяти то, что произошло между ними.  Мышь перестал быть для него мебелью, которой являлись остальные жители склада. Безумец выделил его из общей толпы. И если судьба не уронит на торговца бетонную плиту, пока тот будет лазать по руинам этого города, Сэт обязательно захочет помучить белобрысого ещё раз.
Конечно же вновь без посторонних глаз. Хмурый никогда не любил делиться своими жертвами с другими, Клара была единственным исключением из правил. Поэтому в тот момент, когда мужчина увидел, как из пелены дождя приближаются человеческие фигуры, он отлип от косяка, и, не бросив и последнего взгляда на продрогшую мышь, молча скрылся в мародёрнике, даже не удосужившись закрыть за собой дверь.

+1


Вы здесь » RIDDLETOWN » Архив эпизодов » [55 день] Любопытной Варваре.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC