текущий игровой период
зима
флешбек
1-49 день после пробуждения
настоящее
50-64 день после пробуждения
события
Обнаружены две новые локации: автомастерская на востоке и мотель на юго-западе. По крайней мере уже семеро выживших стали свидетелями странных явлений, природу которых они не могут объяснить. Это не оставляет сомнений в том, что в городе обитает что-то или кто-то кроме вас. Вот только что или кто?

РОЛЕВАЯ ЗАКРЫТА.
Спасибо всем, что были с нами.



Palantir Рейтинг форумов Forum-top.ruВолшебный рейтинг игровых сайтов


сюжет faq карта календарь погоды список выживших разделение труда занятые внешности правила шаблон анкеты поисковая акция квесты и запись поиск соигрока

RIDDLETOWN

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » RIDDLETOWN » Настоящее » [60 день] Еда - волк, в лес убегает


[60 день] Еда - волк, в лес убегает

Сообщений 1 страница 23 из 23

1

На общем собрании было принято решение назначить так называемый "караул", чтобы узнать куда же пропадает еда. В эту ночь настал ваш черед, но надежда поймать вора тает день за днем, ведь вы уже пятые, кто дежурит у дверей, а за предыдущие четыре ночи ничего подозрительного обнаружено не было. Хорошенько выспавшись днем, вы вступаете в караул, особо не надеясь, что ваше дежурство окончится поимкой "крысы". Однако, простояв на посту несколько часов, в полудреме, вы осознаете что что-то шуршит. Не смея шевельнуться, вы вглядываетесь в темноту, пытаясь хоть как-то опознать ночного гостя, но все против вас и даже очертаний предполагаемого преступника заметить не удается. Тогда, переглянувшись, вы решаете приблизиться к источнику шума.

Очередность: Kirill N. Ivolgin, Alexis Durand, Samantha, Ivan Degtyarev, Sherridan van der Woodsen, ГМ.

Отредактировано GM (2016-02-23 22:48:39)

0

2

Кириллу вспомнились ночи в Афганистане. Песок, который с неохотой расставался со своим теплом, чистое небо с яркими звездами. Нужно было быть осторожным, сливаясь с природой, действовать тихо, ощущая тяжесть оружия в руках. И самое главное, что обычно на кону была твоя жизнь. Твоя и товарищей.
Мужчина облизнул свои потрескавшиеся губы. Нет, сейчас он не был в Афгане, сейчас он был в убежище. В чужой стране, вдали от родных, где только и можно услышать иностранную речь. Да и не было нужды убивать злобных талибов. Сейчас важнейшей целью было найти, кто же всё же таскает драгоценные запасы пищи. Кирилл сам вызвался добровольцем на собрании, да и присутствующие на собрании не были против. А дальше набралось ещё несколько человек, добровольно и не очень, чтобы они могли меняться минимум по двое человек за ночь. С мужчиной на это дежурство отправились полицейская и девушка, которую спецназовец предварительно обучил основам рукопашного боя. Столько, сколько успел за предшествовавшие нынешнему дежурству дни. И это дежурство было у неё боевым крещением, хотя спецназовец и не считал, что именно в этот раз её новообретенные навыки вообще понадобятся.
Кирилл не успел сильно отвыкнуть от оперативной деятельности за то время, что он провел в командовании. Поэтому на дежурствах мужчине стоялось легко, учитывая, что он выспался как следует перед постом. Опыт дежурства у Кирилла был, ему не составляло проблем поддерживать себя в сознании, бодрствуя ночью, в темноте бункера. Но он уже не первый день развлекал себя этим действом. С каждым разом все меньше смысла ему виделось в том, чтобы охранять еду. Вора, что крадет у них, не было возможности поймать.
Кирилл чуть было не углубился в свои мысли, но шуршание «разбудило его». Адреналин с огромной скоростью стал распространяться по крови мужчины. Наконец-то их дежурства дали результаты! Вот только те источники освещения, что оставались на ночь, не позволяли разглядеть того, кто у них таскает. Бросив взгляд вначале полицейской, а потом и девчушке, Кирилл простым и понятным жестом дал понять, что им надо бы начать подходить. Очень осторожно, чтобы узнать, куда пропадает еда.

+1

3

Скрип-скрип, тихий почти не слышимый скрип мебели. Сидя на стуле, девушка медленно на нем покачивалась вперед назад, положив руки на спинку стула. Конечно, первый и даже второй час Алекс сидела вполне спокойно, но потом, потом это уже начинало надоедать. Джек никогда не могла похвастать усидчивостью, даже за задания, где нужно долго и нудно выслеживать преступника, старалась не браться. Но сейчас, когда воруют так дорогую им еду, хочешь не хочешь, а сидеть будешь.
Скрип-скрип. Девушка опустила голову на руки, закрыв глаз. В принципе, она могла себе это позволить, помимо нее на посту стоял, насколько знала одноглазая, русский спецназовец, ныне негласный лидер отряда разведки - Кирилл Николаевич Иволгин, хотя про себя девушка называла его не иначе как «Старик» впрочем, совершенно не в оскорбительной форме, скорее насмешливой.
Скрип-скрип. Так же с ними была девушка. Высокая, стройная, миловидная на вид и понятное дело никогда не державшая в руках оружие. Наверное, единственной причиной, почему она так же дежурила, было то, что за пару дней до этого Кирилл обучал ее самообороне, а может просто, потому что никто особо и не считал, что охранять еду опасное дело, вот и напрягали молодых и здоровых людей, у которых нет проблем со сном.
Скрип. Тук. Прекратив качать стул, Дюран замерла. Теперь компанию окружала нерушимая ничем тишина. - Послышалось? – не успела девушка снова расслабиться и начать терроризировать мебель, как послышалось шуршание. Достаточно громкое, чтобы не свалить все на галлюцинации сонного мозга. Алексис медленно поднялась с насиженного места, устремляя взгляд в темноту, но как бы зрение не привыкло к плохо освещаемому пространству, видеть в темноте людям, к сожалению не дано. Поэтому единственным выходом было подойти к источнику звука самим, что девушка и сделала, следуя за лидером их своеобразного отряда.

+2

4

Интересно, чье оно?
Сэм задумчиво крутила между пальцами золотое кольцо, которое нашла у себя в первый день пробуждения в убежище. С тех пор она всегда носила его на безымянном пальце, жалея, что нельзя обменять его на какую-нибудь еду: после неизвестной катастрофы деньги и украшения потеряли всякую ценность.
Как раз из-за еды они теперь на дежурстве. Кто-то систематически воровал у выживших. Жители убежища день ото дня становились всё более подозрительными и нервными. А виновника так и не смогли найти. Даже увеличение людей в карауле оказалось бесполезным.
Поглядывая то на задремавшую женщину, то на мрачного мужчину, Сэм несколько раз открывала было рот, пытаясь начать разговор, но так и не решалась разбавить их молчаливое бдение. Она чувствовала себя несколько неловко среди одноглазых разведчиков, суровых и взрослых, хотя к компании мистера Иволгина успела немного привыкнуть. По крайней мере, он больше не казался ей таким же неприступным, как в первое время. 
- Что же будет с тем, кто ворует запасы?.. - наконец рискнула спросить Сэм тихим и неуверенным голосом. Вряд ли им повезёт сегодня, но если повезёт... участь "крысы" представлялась ей ужасной. ...если его поймают.
Но прежде, чем у кого-то могло возникнуть желание ответить, их общее внимание привлёк посторонний шум. И без того тугое молчание стало еще напряженней. Несколько секунд все прислушивались к шороху где-то в темноте - здесь явно кто-то был, и при этом старался не обнаружить своего присутствия. Неужели их таинственный вор вот-вот попадётся?
Поймав взгляд мужчины, Сэм прижала руку с зажатым в кулаке кольцом к груди, стараясь унять тревожно забившееся сердце. Не произнося более ни звука, она осторожно последовала за разведчиками, стараясь держаться чуть позади.

+1

5

При вашем осторожном приближении шорох утих, будто его и не было. Вы так и не поняли откуда именно он шел: от стопки консервов ли, от горы бутылок ли, а может и вовсе откуда-то еще. В приглушенном ночном освещении убежища разглядеть силуэт нарушителя не удается. Все, что вы видите - еда, которая тут хранится. Может его тут и не было? Тишину нарушает только зудение генератора и храп спящих людей. Однако, проходит пара минут и самый чуткий из вас может уловить странный, но слабый звук, похожий на шлёпанье, жмаканье и поскрипывание одновременно. Если прислушаться, можно узнать источник звука, где-то у вас за спиной, но оглянувшись вы никого не увидите. А звук, на секунду усилившись, начинает отдаляться от вас.

0

6

Кирилл никогда не считал себя сексистом, но почему-то в тот момент, когда он услышал незнакомые звуки со стороны их запасов, мужчина пожалел, что находится в компании двух довольно шумных женщин. Не то, чтобы они были действительно шумными. Что там, чуть ли не каждый обитатель убежища, вне зависимости от пола и возраста, казался бы шумнее Кирилла, который ещё будучи снайпером-спецназовцем собаку съела на скрытии своего присутствия. Правда единственное, чем он отреагировал на «шумы», был приложенный к губам палец, показанный обеим тогда, когда же он «приказал» им двигаться к источнику шума.
Но и тут судьба сыграла злую шутку. Не смотря на то, что звуки были, ничего они в хранилище еды не увидели. Никакого силуэта, только еда. Кирилл даже начал было грешить на то, что во всем виновато чертово ночное освещение, которое было щадящим для спящих и негодным для дозора. Но вот дальше произошло что-то неожиданное, по крайней мере, для Кирилла.
До дозорных донесся неприятный звук. По крайней мере, так бы спецназовец мог бы его назвать. Звук этот звучал так, что Кирилл не осмелился бы причислить его к человеческому звучанию. А если кто-то его и издавал из местных, то ему сейчас было чертовски хреново. В голове Кирилла всплыли кадры из фильмов о Чужом, параллельно с этим его слух определил, что звуки раздаются за их спинами. Дамы, как подумал Кирилл, не сразу услышали этот звук, или просто не среагировали так же быстро, как и он. Но там, где, казалось бы, источник должен был оказаться, ничего не было. Сейчас Кирилл как никогда жалел о том, что под рукой не было винтовки. С ней гораздо спокойнее. Мужчина поднял голову к потолку, в надежде, что увидит что-то там.
В любом случаи, он был как никогда двигаться за источником шума, попутно вспоминая фильмы о другом фантастическом персонаже – о Хищнике.

0

7

Следуя за солдатом, девушка надеялась поймать воришку на горячем, а затем хорошенько его встряхнуть или же побить, в зависимости от его поведения, даже если бы ей этого не разрешили. Но к ее превеликому сожалению, в хранилище никого не оказалось. Алекс даже на всякий случай обошла помещение, если вдруг крысеныш смог где-то спрятаться. Что за черт? - одноглазая была точно уверена, что звук шел отсюда, поэтому такой поворот событий даже ввел ее в некоторый ступор.
Однако звук, послышавшийся через пару минут быстро привел Джек в чувство. Если честно, хоть девушка была не из пугливых, но такое смешение звуков в один заставили все тело напрячься, а непрошеная стайка мурашек незаметно пробежала по спине. Это, что еще, мать его, такое? - если до этого девушка была полностью уверена в том, что вор человек, то на этот раз в голове мелькнули не самые приятные на вид картинки, начиная от гнилого зомби заканчивая гибридом человека и многоножки, ну, а чем черт не шутит в этом постапокалиптическом мире. Но, несмотря на это, желание Джек схватить преступника никуда не исчезло, наоборот оно стало еще сильнее, ни каждый же день есть возможность погоняться не понятно за кем или чем.
Хоть Дюран и «подвисла» сначала, но достав из кармана складной нож, с которым, кстати, она не расставалась никогда после того как нашла, и взяв его покрепче, рванула с места в предполагаемую сторону цели, обгоняя по пути их лидера. В этот момент ей было совершено наплевать, на все вокруг, для нее это был чуть ли не уровне инстинктов: звук начал отдаляться, а значит тот, кому он принадлежал или, поняв, что тут кто-то есть, решил сбежать или просто опять, что-то украв, пытается скрыться, в любом случае, единственная мысль в голове у Алекс была лишь о том, чтобы догнать и поймать.

0

8

Подняв взор к потолку вы увидели нечто, что ускользнуло от взгляда так быстро, так ловко, как мозг даже не способен уловить. Но вы точно видели что-то. И "что-то" увидело вас.
Не в силах довериться своим глазам, вы по уже знакомому звуку понимаете, что нечто ускользнуло настолько быстро, что перегнало полицейскую, рванувшую с места, и скрылось за дверьми бункера, приоткрывшимися лишь на несколько сантиметров.
За ними - ночь во всей своей угнетающей красоте. Оглушающая тишина как никогда объемна и насыщенна. Поскрипывание нерабочего уличного фонаря, держащегося из последних сил под давлением легкого ветерка, шорох пыли, осыпающейся с миллиарда соседних развалин, и скрежет веток деревьев о все то, что близко к ним стоит. Отзвук прошедшего заката: красная полоса на небе, завершающе прячется за горизонтом и черная, беззвездная глубь ночи вокруг. Прекрасная естсественная ночь: без стрекотания насекомых, без гудения города, без всего. Чистая, голая.
Где-то вдали, там, где вы еще не были, будто взвизгнула крыса, а за этим звуком послышался удар металла о бетон. Это посторонний звук, лишний, не нужный, нарушающий идиллию главенствующей царицы ночи и тишины. Неужели крысы способны утащить столько припасов бесшумно и незаметно? Разве крысы существуют? Ведь все мы знаем, что вокруг ни одной живой души. Или одна все же найдется?
То, что вы видели.. вы смело можете бить себя в грудь и говорить, что оно существует. Это не иллюзия, не отблеск, не воображение. Там точно было что-то. Что-то живое и пугливое. И это что-то точно виновно в пропаже еды.

Саманта пропускает ход: прошла неделя с предыдущего поста.

0

9

Представьте, что вы как-то раз посмотрели в сознательном возрасте фильм про какую-нибудь неведомую хрень. Например фильм «Нечто». Вы в сознательном возрасте, может даже пересматривали этот фильм, но точно уверены – этих тварей нет. Их просто не существует. Они порождение психики и воображения сценаристов. Или может вам рассказывали про бабайку, и вы убедились, что её нет.
И потом бац! – вы встречаете либо хрень из «Нечто», либо бабайку. В реальности. В адекватном состоянии. С полной готовностью отвечать за то, что было увидено. Вот сейчас был тот самый случай. Для Кирилла. Будет правдой сказать, что его ещё не старые, но уже далеко не молодые глаза не успели заметить то, что было на потолке. Но было исключительно точно понятно, что это не человек. Возможно, животное. ЖИВОТНОЕ! Кирилл был из числа тех, кто дольше всего находился на поверхности, и не было ни единого признака того, чтобы было какое-либо живое существо, кроме людей! Будто бы они умерли и попали в Ад, где нет места чему-либо, кроме грешников. И теперь Кирилл был свидетелем того, что они не одни в этом мире. Этом новом мире, родившемся из звука сирены.
Кирилл проследил путь этого, естественно, не покидая бункер. Все время он тихо матерился на русском языке, и под конец его голос стал громче.
- Что здесь, блядь, происходит в конце концов?! – уже на английском языке, с крепким русским акцентом, усиленным волнением, произнес полковник Иволгин. У него было чувство, что ничего не будет как прежде. Нужно было что-то решать.

Отредактировано Kirill N. Ivolgin (2016-03-25 00:01:59)

+1

10

Саманту сковал непреодолимый страх, подкрепляемый паникой. Она буквально застыла на месте, не реагируя ни на что. Алексис предпочла преследованию - остаться с Самантой и помочь ей или хотя бы понять как её можно вернуть в нормальное состояние. Она кивнула Кириллу, что он может не беспокоиться и все будет в порядке, ведь его первоочередная задача, не только как члена Совета, но и как главного разведчика - выяснить куда же таки девается еда и что только что прошмыгнуло на улицу.

Беспокойные звуки дозорных пробудили нескольких человек, желающих так же помочь Кириллу в этом деле, ведь никому не хочется терять заметную часть продовольствия.

0

11

Снова и снова мужчина жалел о том, что у них не было огнестрельного оружия. Как никогда ему хотелось ощутить в руках удобную рукоять автомата, с которым ему было бы всяко лучше. Мешкать было нельзя. Нужно было действовать быстро, поскольку если им не удастся остановить это нечто – они просто умрут от голода. Ведь еда кончается, а потребности людей уж точно не уменьшаются.
Женщины, с которыми Кирилл пошел в караул, подвели в самый неподходящий для ошибки момент. На счастье вояки, судьба предоставила нескольких добровольцев с чутким сном, готовых помочь в благородном деле спасения убежища от голода.
- Натягивайте костюмы. Мы не должны упустить это, - скомандовал Кирилл.
Что «это»? Понимал ли русский, что они преследуют? Нет, не в полной мере. Он только уповал на то, что это животное. Животное, которое впервые показало, что не только лишь человек находится в этом забытом всеми богами месте. Но хуже всего, если то, что систематически ворует у них еду, не будет являться  животным. Но чем? Чем тогда? Что это будет, если это не будет животным? Будет ли оно живым?
И вот, когда Кирилл и его спутники оказались снаряжены и готовы к отправлению, лишь одним жестом командир указал выдвигаться. Их ждала тьма города, но они просто обязаны были попытаться найти вора, чем бы вор не был. От этого зависело их выживание.
«Лишь бы у нас получилось. Лишь бы мы смогли», - вертелось в голове у Кирилла. Тысячу вариаций, множество возможностей виделось ему, и у большей части из них был не лучший исход.

+1

12

После тяжелого трудового дня наступает здоровый и крепкий сон. Однако, не так все просто. Какие-то звуки и топот ног, разбудили Ивана посреди ночи. Не громкие, а тихие и непонятные, вяло вырвали из сна, оставив валятся без мыслей и картинок в голове, тем самым поднимая в итоге на ноги. Неприятное ощущение пустоты, словно те звуки - это сбежавший от него сон. Но надо пойти проверить. Сегодня уже который день в карауле люди возле двери, пытаются поймать вора припасов. Может случилось чего у них. С этой мыслью Дегтярев быстро одел первое попавшиеся под руку и, как можно тише, покинул спальный отсек. Выйдя к двери, он увидел Николаевича и двух девушек трясущихся в углу.
- Видели его? - Спросил Иван, хватая костюм и понимая, что вор, кем бы он ни был, явно сбежал на улицу. Там его высматривал Кирилл. Он уже не дожидаясь наставлений схватил Принялся одевать скафандр. Сон как рукой сдуло, вора надой поймать и как можно быстрее, сейчас упустят - и больше него не увидят. Он будет осторожнее, если конечно он умный.
- Что это? - Пара минут и Дегтярев уже во всеоружии, выходя за военным на улицу. Из запасов было прихвачено пара фонарей - один из них передан Иволгину.
Куда идти, где оно и на что похоже, много вопросов крутится в голове. Он только встал, а тут такие события. Пожалуй если бы он проспал было бы еще хуже. Те девушки с ними не пошли и похоже били сильно напуганы. К сожалению из тех звуков, которые выбрали его из сна, сложно было что-то разобрать кроме топота людей, Иван даже не знал что и искать в отличии от каких-то уже имеющихся познаний старшего. Его не одного подняли эти звуки, за ним прибежала Шельма, резкая и всегда готовая, пожалуй сейчас уже можно твердо идти на писки существа или человека.

+1

13

Я вышла всего лишь хлебнуть водички, а тут все как всегда: крики, оры, визги, телки сидят по углам, мужики командуют – Господи, кто бы знал, как я устала от этих зрелищ. Сначала было что-то манящее в общинной жизни, но теперь у меня это уже в глотке сидело, как рыбья кость. Все эти нескончаемые групповухи – в еде, в вылазках, в имуществе; мы будто упали на низшую ступень эволюции, проскочили парочку лестниц с ветерком и сейчас не учились жить заново, а просто жили, как могли, как, якобы, было правильно.
До меня не сразу дошло, что команды из уст Кирилла отдавались и в мою сторону тоже. Не могу скрыть недовольную гримасу, но, в конце концов, проглатываю неудовольствие и наигранно спешу к костюмам; я уже пару недель как отвесила в крайний угол самый маленький, с подвернутыми рукавами и штанинами – все для удобства, но, на самом деле, я ненавидела эти плащ-палатки так же, как ненавидела незапланированные мною действия.
Но я же миротворец. Я же заинтересованное лицо. Показать себя перед двумя, на данный момент, важнейшими мужчинами в моей жизни – дело не просто необходимое. Оно на вес золота. Если я сейчас облажаюсь, в дерьмо обернётся все, что я выстраивала эти чертовы два месяца. Не могу себе позволить, не сегодня.
Наконец, мой мыслительный процесс разгоняется, будто в печь подкинули угля, и я уже вспоминаю и про ночной патруль, и про пропажу еды.
Дураку понятно, что что-то явно пошло не так. Иначе просто быть не могло.
Я выскакиваю на улицу и, наконец, вдыхаю ночной воздух полной грудью – последние две минуты я об этом деле забывала, - руки сжаты в кулаки, тело напряжено как струна, будто вот-вот загорится выстрел из сигнального пистолета и я должна буду сорваться с места. Все куда-то движутся? И я за ними.
Но сказать мне было нечего, даже нечего спросить. Кого мы ищем? Животное? Человека? НЛО? Какая разница, если на кону стояла моя жизнь и моя сытость?
Подавляющему большинству прекрасной половины было бы комфортно в окружении таких мужчин – высоких, сильных, умных, умеющих брать все в свои руки, - более того, любая девушка ощущала бы себя не просто на подъеме; она чувствовала бы себя в безопасности, в глубине души ожидая свою участь жертвы, как истинная принцесса, жаждущая быть спасённой; любая, а не я.
Я не умею ставить кого-то выше себя. Да, беспрекословно выполнять приказы ценой своего удобства научилась, а забыть о собственной шкуре так и не смогла. Ставь нашу троицу на чашу весов, не ставь: я, хоть и достойный боец, но они выше, сильнее меня и как бы я не была вынослива, как бы не умела махать ногами – сила все равно возьмёт верх и каждый из нас это понимал.
Поэтому мне было трудно сдерживать свои эмоции. Роль слабого звена – самая мерзкая из всех, что мне доводилось нести на своих плечах.
Я была готова отрешенно выполнять команды, не обдумывая, но мне было действительно страшно.
Страх – это одно из сильнейших и фундаментальных чувств, которые мы впитываем с молоком матери, и сейчас меня почти трясло. А что, если кто-то из этих двоих умрет? А что, если я сейчас увижу нечто выходящее за рамки моего сознания и сойду с ума?
Липкое чувство ужаса я ощущала редко, а сейчас оно почти парализовало меня.
Но я же все равно знаю, что смогу. Смогу сделать то, что от меня требуется, потому что завтрашняя жизнь для меня куда важнее сегодняшней смерти. Я всегда готова встретить её с гордым лицом, но ещё не было и, Богом клянусь, не будет того момента, когда я перестану бороться.
Удача при мне.

+2

14

Холодный воздух обдал ваши тела, и ночь, полная тишины, раскрывается перед вами, принимает вас к себе как раз в тот момент, когда природный свет покидает этот мир. Небо холодеет, прогоняя последние секунды прошедшего заката. Теперь всмотреться в даль возможности нет. Тишина не позволяет вам утонуть в ночи, делая каждое ваше движение пронзительно громким, в сравнении со звуками мертвого города. Тьма покорно расступилась перед светом ваших фонарей. Вы можете видеть только то, что показывает вам фонарь и не дальше, чем он способен просветить сквозь плотную тьму. Тьму не городскую, и даже не ту тьму, которая сопровождается светом луны. В эту ночь на небе все великолепие звезд скрыто облаками. Вас окутывает природная тьма, необузданная. И она просто так не отдает то, что ей принадлежит. Сейчас не ваше время. Сейчас время великолепной в своей дикости ночи. Она окружает каждую частичку ваших тел, так и норовит поглотить вас при первой удачной возможности. Ваши оранжевые защитные костюмы уже всего в нескольких шагах от фонаря тут же в теряются, словно в плотном тумане.
Но не вы одни решили прогуляться этой ночью и вам это известно. Это нечто где-то здесь, но где? Сколько оно успело унести с собой? Как быстро оно передвигается? Сумеете ли вы нагнать вора?
К югу и к востоку от вас - жилые дома. Если вы на несколько секунд перестанете шуршать костюмами, то услышите повисший громкий звук катящейся железки по неровному асфальту, эхом разносящийся между этими зданиями. Вместе с ним, со стороны восточного здания - звук осыпавшейся кирпичной крошки. Крупной кирпичной крошки. И сразу после - скрипящий звук обламывающихся сухих ветвей дерева. Вы знаете что в ближайшей округе есть только одно дерево. И вы знаете где оно. Стоит ли к нему идти?

+1

15

Кирилл взял фонарик, который ему протянул земляк, между тем отвечая на вопросы. Пользовался он английской речью, чтобы и девушка могла их понять.
- Мы преследуем не человека. По крайней мере я не вспомню сейчас, чтобы люди передвигались по потолку с огромной скоростью, - стал быстро пояснять Кирилл. – Я не знаю, что это за штука, не знаю, насколько она опасна. Я её даже не увидел. Но если мы хотим выжить, нам нужно её найти и, скорее всего, избавиться от неё.
Ночь в этом мире была холодной. Не только из-за похожего на зиму времени года, но и от того, что городские коммуникации пострадали от отсутствия активной человеческой жизнедеятельности. Из-за отсутствия живности мир снаружи казался искусственным. Словно сплошная декорация, в которой разве что погода ещё напоминала о том, что они не в помещении какой-то закрытой киностудии.
Кирилл с самого начала сомневался в успехе той операции, что они проводили. Он не думал, что им удастся найти то, что ворует у них еду. Особенно ночью, столь темной и властной, что ей нельзя было хоть сколько-нибудь противостоять. Ну и самое страшное – неизвестность. Одно дело, когда ты знаешь, что ожидать, но совсем другое, когда все твои действия и чаянья полагаются на случай. Кирилл показал своим товарищам знаками, чтобы они замерли. Если бы сейчас они ничего не услышали – разведчик приказал бы им возвращаться. Вылазки темной ночью были слишком опасны, чтобы можно было что-то искать без ориентира.
Но судьбе, видать, нравились интересные и неожиданные повороты, ей не хотелось отпускать участников этого спектакля под названием жизнь. Кирилл, как и его товарищи, услышали звуки. Довольно говорящие звуки, по которым бывалым участникам вылазок с хорошей памятью могли понять, куда воришка подевался. Или кто там решил порезвиться в ночной тишине.
- Я впереди, вы – прикрываете. Не отставайте! – скомандовал Кирилл и рванул к месту, где предположительно находился воришка. Он боялся не успеть, а также того, что там может быть что-то опасное. Но отступать было нельзя. Не сейчас.
И снова Кирилл жалел, что у них не было огнестрельного оружия.

+2

16

Подоспевшей Шельме тож вручили фонарь. Хоть девушка и выглядела сонной, но она быстро среагировала и оделась.
- Не человека? Тогда шансы это поймать у нас весьма малы. Это как обезьяну голыми руками в лесу ловить... - Ну и конечно же темень вокруг. Словно одеялом накрыла, забирая последний просвет в виде лучей солнца в закате. С этим пришло очень интересное ощущение. Ночью здесь вообще ничего не слышно. Обычно город наполнен разными звуками, кто-то где-то говорит, что-то делает, птицы, животные, мошки крысы и тому подобное. Но тут вообще ничего, без этих звуков приходит понимание мертвого города и ощущение замкнутого пространства. Холодно, ни звездочки на небе и тихо - эту тишину ни с чем не сравнить. Твои движения и шорох костюма, все что есть сейчас в этом мире, ибо это слышно. Товарищей видно в двух шагах. Иван и сам замер, пытаясь привыкнуть к ощущению полной пустоты вокруг. Свет фонаря не помогал справиться с ощущениями, только звук собственного дыхания держал в узде мысли. посторонние шорохи словно водой окатили, втискивая в пространство, хоть какую-то реальность. Раз, два, три - Дегтярев насчитал три шороха, а животное было одно? Или оно еще и прыгает метров на десять? Еще пришла в голову нехорошая мысль, что тварь эта может быть не одна. Сейчас они как слепые котята бегут на шорох, а там может оказаться неприятный сюрприз в виде логова или засады. Животные прикрывают друг-друга, в отличии от людей. у них действует стайный инстинкт и если это не единственный житель, они очень скоро окажутся в большой опасности.
Иволгин метнулся вперед. Только бы не потерять друг-друга, кто знает может существо хищное и очень опасное. Прикрывать? Окай, кэп, а чем? Фонариком ее по голове глушить и только. Однако стоит отметить, чтоб не было бы у них фонарей, соваться на улицу было бы вообще бесполезно. Егерь, подтолкнул Шерри вперед за военным, а сам побежал сзади. Да свет фонарей поможет не потерять друг-друга, но все равно, девушка самая младшая, а значит должна, по его догадкам, стоять в середине отряда, чтобы не отбилась, не потерялась и была закрыта. Ну, по крайней мере с двух сторон.

+2

17

Никто меня ещё так ласково не обнимал, как эта густая темнота; своими огромными холодными щупальцами она прижимала меня к себе, все ближе и ближе, убаюкивая и уговаривая отдаться ей. Ну, что ж, я вся твоя, лови.
И с каждым шагом вся наша власть перед этим миром улетучивалась.
Свет от моего фонаря туго ухал вниз, еле-еле освещая дорогу и все те препятствия, которые могли бы пообломать мои крылья. Я даже не пыталась шариться взглядом по кустам и близлежащим развилкам – предпочитаю оттягивать момент истины. Отрицание – это определённо моя черта.
Моя голова тормозила, как никогда, и акцент русских, окруживших меня своей милостивой заботой, тонул в ней, проходил мясорубку и вообще становился практически невозможным для восприятия. До меня доходили лишь обрывки фраз, сказанные особо чётко.
Машу головой из стороны в сторону, как собака, - уже лучше. Да что вы там говорите? Не человека ловим?
Глотаю смешок.
Нет, ну а кого же, ребят? Мертвого с косой? Полутораметровую крысу?
Последнее маловероятно, но в первое – я поверю. Ведь не так страшен черт, как его малюют. Особенно когда краски с кистью только в моих руках.
Иван говорит про то, что и поймать-то шансы малы, и вообще все не очень... Смеюсь. Это так очаровательно. Но почему же меня нисколько не заботит, поймаем ли мы эту тварь или нет?
- Я, конечно, понимаю, без еды мы не протянем, как русские – без мести, – ни на что не хочу намекнуть, никого не хочу обидеть, вы что, – Но давайте без фанатизма, прекрасные мужчины, живыми в убежище вы пригодитесь куда больше. Само собой, я поиграю в «поймай паскуду», но, думаю, вы поняли, – освящаю фонарем своё лицо снизу, будто ведаю самый ужасный ужас в жизни, – Если встанет выбор между вашими жизнями и жизнью этого чудища, я остановлю преследование и спасу вас. И плевать я хотела, что Оно сбежит, – ну а про свою жизнь я и вовсе промолчу – тут любые комментарии будут излишне.
В любой войне я выберу живой проигрыш, а не мертвую победу. Простите, я реалист, и знаю, что медальки, выданные посмертно, блестят уже не для бойца, а эти руки с ногами мне ещё пригодятся. Мне слишком немного за двадцать, чтобы геройствовать. Вот в сорокет можно. Иван - пока нельзя, обожди, а Кирилл - тебе уже можно, слышишь? Я разрешаю.
Но знай, что твой внутренний мир, который мне так нравится – это отнюдь не кишки, размазанные по асфальту.

К слову, были в нашем маленьком сегодняшнем полку герои, куда тут деваться. Но слезами и песнями нас никто не провожал – да что там, даже на крыльце постоять не вышли, уродцы.
И тут я начинаю слышать звуки. Первый, второй, третий.
Что-то во мне падает вниз, и мне уже кажется, что я корни пустила в этот асфальт и ни за что с места не двинусь. Но я всегда себя недооценивала.
- Я впереди, вы – прикрываете. Не отставайте!
И я срываюсь с места, все нутро моё – азарт, и уж его-то мне не перебороть.
...И мы бежим, бежим с темнотой наравне. Кто из нас тебе нравится больше? Отвечай.
Я останавливаюсь у дерева и направляю на него фонарь.
Атас, ребята, дайте сил.

Отредактировано Sherridan van der Woodsen (2016-04-19 19:17:07)

+2

18

Вы приближались к звукам, а звуки приближались к вам.
Когда Шерридан подняла свет фонаря на крону дерева, то смогла четко увидеть падающую прямо на неё обломившуюся сухую большую ветку, сопровождаемую щепками, пылью и кусками древесной коры.
Скрип металла по бетону затих, и если вы посветите под ноги и чуть вдаль, вы заметите блеск. Блеск металлической банки, отражающей свет фонаря. Все верно, это консервированный томатный суп, украденный сегодня с вашего склада. Прикатился к вашим ногам. Впереди вы можете уловить слабое шевеление. Ветер?
Кирпичная крошка все еще неустанно и с завидной периодичностью осыпается. Ветер?
Если вы осмелитесь продолжать и сделаете несколько решительных шагов вперед, минуя чертово дерево и дальше, на юго-восток от него, вглубь прохода между двух жилых зданий, туда, откуда прикатилась банка, то незамедлительно услышите плач. Тихий детский плач, то и дело сбивающийся с хныканья на вой и обратно, но живой. И с вашим приближением, он не станет громче. Он словно движется вместе с вами, держась на расстоянии, но вместе с тем проникая внутрь ваших мыслей. Этот плачь способен пробудить материнский инстинкт даже у дохлой собаки. Не плачет ли это ваш ребенок, о котором вы не знали? Даже если у вас никогда не было детей, вы уверены, что это плачет именно ваш. Вы чисто инстинктивно напрягаетесь, думая как и чем можно ему помочь. Этот звук воздействует больше на рефлексы, нежели на мозг, пробуждая самые странные инстинкты. Те самые, когда родители каким-то чудом готовы поймать своё дитя за секунду до того, как оно случайно пробьет себе голову торчащим из земли штырем.
И вы следуете на звук, вы знаете он - ребенок - где-то рядом, нужно сделать лишь еще несколько шагов. Еще пару. И еще пару. И еще несколько. Вот-вот и вы буквально наткнетесь на него. Но нет, перед вами тогда и сейчас - голая мертвая земля.
Наконец вы обнаруживаете себя на т-образном перекрестке. Позади вас уже перейденная дорога и угол двора, из которого вы вышли, в котором находятся двери убежища. А перед вами - новый дивный мир. Место, где еще никто не был. На этой стороне дороги впереди ряд очередных жилых зданий. На той (южной) стороне дороги - какая-то кафешка, а за ней очередное жилое здание, завершающее квартал. За ним - еще один т-образный перекресток. Вы нутром чуете, что вам необходимо туда попасть и свернуть на дорогу, ведущую строго на юг. Ваш ребенок там.

+1

19

Кирилл задумчиво пожевывал губы, пялясь в темноту. Слова своих спутников он хоть и слушал, но не давал им четких ответов голосом, лишь кивал. Даже не хмыкал. Сразу было видно, что он взволнован. Будто бы все начало идти не по плану и не так, как он задумывал. Конечно. До настоящего момента вокруг них не было ничего живого из царства животных, кроме тех людей, что прибывали в убежище и в рядах мародеров. И вот теперь оказывается, что не человек ворует еду, а что-то, что перемещается по потолку.
Мужчина по привычке, которая отложилась в нем ещё до катаклизма, считал, что все люди в его команде обладают достаточно хорошими физическими данными, поэтому он очень неохотно остановился. В свете своего фонаря Кирилл увидел банку консервов. Это был хороший знак, значит, они были на верном пути. Пускай им и приходилось двигаться чуть ли не слепо, ориентируясь на шумы.
Да, они были на верном пути, и это было понятно в тот момент, когда но них стал доноситься детский плачь. Вне всяких сомнений, он был грустным и должен был вызывать жалость. Но у Кирилла он вызвал только страх. Ему было страшно от осознания того, что где-то в городе есть ребенок, хотя все возможные дети находятся в убежище. Дело пахло ловушкой, от которой не нужно было ждать чего-то хорошего. Но желание помочь было сильно в Кирилле, любящем отце. Неестественно вызванное желание, инстинкт внутри бушевал.
И вот, они вышли к перекрестку. Кирилл остановился, чтобы перевести дух, и жестом попросил своих товарищей сделать то же самое. Ничего. Они шли на плачь – и ничего. Словно бы злая сила, а то и сам город не позволяли им прийти на помощь г горько плачущему дитю.
- Слушайте внимательно, - сказал Кирилл, переводя дыхание. – Если что-то пойдет не так – бегите к убежищу. Ясно? Даже если придется меня оставить. Сейчас мы стоим на пороге открытия чего-то нового, и, вероятно, опасного. Мы не знаем, что там найдем. Когда узнаем – это должны будут узнать и все. Если все понятно – посмотрите назад, запомните дорогу и идем.
Кирилл направил фонарь перед собой. Торопливо, но не бегом, он двинулся в сторону другого перекрестка, стремясь пойти на юг. То и дело он смотрел на своих спутников, следя, не отстают ли они.

+1

20

А вот это уже совсем хорошо. Детский плачь в темном мертвом городе, в руинах, омытых кислотными дождями. Инстинкты, казалось бы у женщин развиты лучше всех, но как же мнение ошибочно. Особенно если мужчина уже нянчил, держал на руках такое маленькое и хныкающее, а потом растил девочку не один и не два года, воспитывал, видел слезки, помогал справится с с детскими обидами и тут. Не может это быть его ребенок. голова понимает, но он так соскучился. А если и его малышка где-нибудь так же плачет, в таком же месте за тысячи километров отсюда. Злостно, страшно, чувствуешь себя беспомощным. Они идут вперед, но какое-то дьявольское ощущение. Голос не меняет свое направление, как не повернись, ближе или дальше не становится.
Кирилл остановился переводя дыхание и его фонарь поймал в свет банку консервов.
- Мне одному кажется, что мы идем в ловушку или в засаду? - Озвучить надо было. Это ощущение у Дегтярева возникло раньше, но с каждой минутой и с каждым шагом все усиливалось. Они дальше и дальше от логова, какой-то плачь их ведет в темную глушь ночных развалин за неизвестным существом. Преследовало чувство, что это существо не одно и оно не само.
- Кирилл, если мы сделаем ноги, мы так и не узнаем чего нам боятся, а из этого факта, - перевел дух мужчина, - выходит то, что твоя жертва будет бессмысленна. - Страх подкатывал к горлу. Надо было чем-то отвлечься. Например тем, что они на открытой местности, и у них пока есть пусти отхода. Однако, все равно, егерь оглянулся назад, просматривая дорогу к бункеру. Бросать члена совета и тикать от чего-то неизвестного - не выход. Ибо это ничего толкового не даст. Они так же не будут знать что за существо ворует еду и больше, возможно, его не найдут, а это будет еще хуже. Надо по максимуму вытянуть информации из сегодняшнего дня, хотя бы логово найти, а после уже искать как оно в бункер проникает.
Увы, придется изворачиваться на максимум возможностей, ибо в следующий раз, может быть намного хуже. - Они не знают разумно ли это, много ли их и как это проникает в бункер. А это опасно и чревато даже потерями. Пусть если это и крысы больших размеров. Дегтярев двинулся вперед не отставая от военного.

Отредактировано Ivan Degtyarev (2016-04-28 01:06:50)

0

21

Я с трудом и на ощупь выковыриваю щепку из пространства где-то над бровью. Очередная новенькая рана щиплет и саднит, как грязная заноза... А, ну да.
Отдаю должное костюму, который спас меня от поваленной самими небесами ветки, и в какой-то момент понимаю, что мне опять кроме него никто не нужен.
Черт возьми, я испугалась настолько, что забыла изобразить испуг. Просто нелепо отшатнулась в сторону, а хрустнувший сучок попал мне в бровь. А мог бы и в глаз.
Тогда бы мне тоже понадобилась повязка, и я бы на полных правах выебывалась, хрипела басом и прихрамывала на одну ногу, как старый пират. Вот это я понимаю – харизма.
Мне было так невообразимо скучно среди этих людей, будто бы я все разгадала; будто бы коробка с пазлами, на которой было заявлено, мол, «сто штук в наборе», оказалась детской картинкой из пяти звеньев: еда, вода, взаимопомощь, подчинение и поддержка. Что-то совсем из ряда вон выходящее. И сейчас, когда все вышло из-под контроля, я даже сдвинуться с места не могу. Во мне все дрожит от непонимания ситуации, от нежелания идти в темноту и, одновременно, от дикой жажды разнести эту хуевину (что бы это там ни было) ко всем чертям. Ну, получила, что хотела, крошка. Вот тебе и остросюжетный боевик, и хоррор, и щемящая драма, воплями разрывающаяся в твоём сердце.
Не плачь, малышка, я уже иду к тебе.
Иволгин и Дегтярёв тоже слышали это. Оно было для них, ровно как кость для не жравшего сутками кобеля – что у первого, что у второго когда-то в той жизни были дочери, и если Кирилл мне рассказывал об этом, то по Ивану сразу все было видно. Все в его образе – родное и отеческое. Не моё совершенно, но я же знаю, какими должны быть хорошие отцы. Видела в кино.
Собственно, поэтому они сорвались бежать на крик, а я осталась стоять в темноте, тускло освещённой фонарём, выпавшем из моих рук, когда я совершала свой бойкий вираж.
Это кричало не моё дитя. Это кричала я. Почему же тогда вы не бежите навстречу мне, люди?
В моей голове – океаны. А слезы на лице – как издевка. Я снова тот ребёнок, который просто «случается»; малыш, которого оставляют по залету; малыш, ради которого не пьют витамины и не ходят по врачам. Просто чей-то, где-то, с размазанным кайфом по щекам.
Мне снова нет двадцати. В моем пустом желудке рождается и живёт нечто, что я очень берегу, трепетно глажу и пытаюсь согреть. Это нечто – моя несостоявшееся семья и будущее, зарытое в шприцы и сижки. И вот уже два месяца у меня этого нет. И, черт возьми, я сейчас вот стою, бережно обнимая себя руками, и думаю, как же я вообще ещё осталась жива.
Новый мир, я бы растворилась в тебе, в твоей девственной неизвестности, лишь бы это мне помогало.
Лишь бы хоть что-то мне помогало.
И этот момент пресекает все разом. Мои игры; моё притворство; мой секс, который я так часто втюхиваю как валюту; мои попытки быть впереди – для кого?
И крик в моей голове с каждым шагом не становится громче. Ну, правильно же.  То, что внутри меня – никуда не уйдёт.
Семимильные шаги, остающиеся позади моих мужчин, сменяют мои – вялые, но от того не менее быстрые. Я либо покончу с этой сукой, либо зарою себя заживо.
Никто не смеет напоминать мне о том, кем я была и кем я, к собственному сожалению, остаюсь. В этом преимущество моей новой жизни; а если этого преимущества нет,
то, черт возьми – нахуй она мне?

+1

22

Кирилл, добравшись до перекрестка, заворачивает за угол. Он смотрит на юг, туда, куда звало всех вас ваше сердце и нутро. Прямая дорога упирается в бесконечную темноту. Как только все вы оказываетесь на этой дороге, как только глаза ваши смотрят вперед - на юг - плачь стихает. Вам становится головокружительно легко от этого, словно головная боль, мучавшая вас последние три года, наконец отступила. И вместе с тем, вам её теперь не хватает.
Свет от фонаря Кирилла медленно и осторожно бродит по сторонам. По левую руку от вас - полуразрушенное жилое здание, конец которого фонарь "нащупать" так и не смог. По правую - точно такое же здание, но разрушенное немного иначе. Очевидно, два этих людских муравейника строились одновременно одним застройщиком. Абсолютно симметричные, эти дома, остаются по двум сторонам от вас, сопровождая вас в неизвестность, укрывая вас своими объятиями даже от ветра. И только немного уже знакомых хлюпающих звуков где-то рядом. Кирилл идет осторожно вперед, методично переводя свет фонаря со здания слева на дорогу, с дороги на здание справа и обратно. Так продолжается до тех пор, пока вы не настигаете еще одного, но уже полноценного перекрестка. Пересечение двух дорог заставляет те похожие друг на друга здания отпустить вас и остаться позади.
На середине перекрестка свет ваших фонарей останавливается на кое-чем интересном.
Кирилл подходит ближе. Абсолютно точно необходимо выяснить что это - раз и навсегда.
Внешне - бугорок посреди дороги. Но вы уже подсознательно понимаете кто это. Он сидит к вам спиной - маленький, беззащитный. Ребенок. Не старше пяти лет, навскидку.
Кирилл подходит к нему медленно и как только между ним и ребенком остается всего пара шагов, дитя оборачивается. Ребенок щурится на свет фонаря, превращая свои покрасневшие, на выкате глаза в две узкие щелки. Рот его открыт и среди редких детских кривых зубов пузырится слюна. Ребенок поворачивается, вставая на колени, демонстрируя рваную, грязную одежду и тянет свои цепкие опухшие ручки к ближайшему из вас. Дитя очевидно провело не один день под кислотным дождем: тело в местах, где его одежда порвана (или прожжена?) покрыто кислотными ожогами разной степени тяжести. На голове всего пара клочков детских густых коротких волос. Вы видите, что руки его покрыты, бонусом к ожогам, чем-то похожим на крупный ворс. Ребенок, очевидно, только что плакал. Он тянется к вам, но не издает и звука. Слюна капает с его подбородка. И вы никак не можете понять: перед вами девочка или мальчик?
И только немного уже знакомых хлюпающих звуков где-то рядом.

P.S.: очередь Кирилла пропускается

0

23

Дегтярев даже не сразу понял, что случилось, когда пропал плачь. А что уже говорить о том - почему он пропал. Оборвался резко вместо с поворотом. Они вывернули на весьма странную улочку. Снова стало тихо. Что были галлюцинации? Или с ребенком что-то случилось? Даже луны на небе не видно, сплошная тьма. Это все вызывало ощущение замкнутого пространства. Буд-то они в коробке. И уже даже ветер не возвращал надежд на обратное. Два длинных здания по обе стороны дороги. Лабиринт и крысы. Интересно, мы хорошие крысы? вот улица кончается, они снова приходят к перекрестку и.. Тут что-то есть.
Горбок на дороге. Иван следил, чтобы Шерри не отстала и нагнал Кирилла. Тот приближался медленно к занимательной находке. Маленький. Ребенок. По виду мальчика (почему-то так решил Иван) были видно что ревел он - покрасневшие глаза и слюньки через край. Но опять, что-то не так. Почему он молчит? Почему он сидит на улице посреди дороги и ждет?
- Не-трогай-его. - Тихо и с запинкой после каждого слова проговорил Иван, наблюдая как мальчик тянется к Иволгину. Мало того, это дите еще и выглядело странно. Много ожогов ма маленьком тельце, слишком много. А сможет ли ребенок выжить после таких ожогов? Станет ли выходить на улицу получив их? А это что - волосы на руках? Да вы шутите. Мужчина был, мягко говоря в недоумении. Да ладно, чего греха таить, он быв в ступоре, заправленном непониманием. Его логику кто-то или что-то упрямо ломает. Но больше чем видом ребенка, он был озадачен поведением и отсутствием плача. Если судить - на вид ему не больше пяти лет. Дети до пяти лет ничего не боятся. Такие дела - самый опасный период - ребенок до пяти лет не знает и даже не понимает чего стоит боятся. Сунет пальцы в розетку, поплачет, и пойдет сунет их еще раз. Факт! Тут то и подвох, ребенок бы спрятался но, возможно он все еще не понимает чего надо боятся? Ивана очень смущало количество ожогов и клочки волос. Но он не врач и не может определить степень повреждений как какую-то очень опасную или смертельную, или еще чего в этой ситуации. Почему ребенок прекратил плакать и самое главное как они его услышали? Понятное дело, в этом городе как в руинах может образовываться это, но эхом те звуки небыли.
Услышанные хлюпающие звуки, Дегтярева словно ледяной волной страха окатили. Он быстро направил фонарь в направлении звука, выискивая лучом света его причину. Почему мысль про засаду крепко засела у него в голове - не понятно. Но ребенка он не даст трогать даже Шельме. Категорически не даст - пока не услышит плачь или что-нибудь другое от ребенка подтверждающие то что он живой и настоящий и все это не глюк.
- Оно где-то рядом. - Предупредил шепотом егерь, поглядывая на ребенка. Нервы натянулись как струна. Это же ребенок, кричало все внутри, лесник пытался разглядеть хотя бы цвет лица.

0


Вы здесь » RIDDLETOWN » Настоящее » [60 день] Еда - волк, в лес убегает


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC